Меню сайта

Без комментариев, или Как фильтруют электронные СМИ?

Без комментариев, или Как фильтруют электронные СМИ?



Как правило, анонимы наиболее агрессивны и часто путают свободу слова с забором. Есть персонажи, которые в Сети сводят личные счеты. Есть псевдоэкстремисты, выпускающие пар на форумах.

Но есть уверенность, что постепенно выработается сетевой этикет и уважение к нормам.

16 июня текущего года вступило в силу Постановление Пленума Верховного суда РФ о применении законодательства в СМИ. Теперь Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) контролирует комментарии пользователей зарегистрированных электронных средств массовой информации. Надо сказать, что идея закрытия интернет-СМИ из-за экстремистских комментариев пользователей обсуждается давно. Четыре года назад во время скандала с размещением карикатур на пророка Мухаммеда в датской газете на сайте одного из информагентств Алтайского края пользователь с ником Браток написал о мусульманах, мягко говоря, нелицеприятный комментарий. В связи с этим был поставлен вопрос о закрытии агентства. Каким комментариям пользователей теперь поставлен заслон? И что грозит самим интернет-ресурсам?

Напомним, что в России по нормам Закона о СМИ требовать удаления или редактирования комментариев недопустимого содержания в Интернете может только одна инстанция - Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. За разъяснениями мы обратились к заместителю руководителя службы по Краснодарскому краю Станиславу Завальному.

- Мы регулярно проводим мониторинг комментариев читателей, оставленных в материалах, зарегистрированных интернет-СМИ, - говорит Станислав Вячеславович. - Таких электронных ресурсов, располагающихся на территории края, насчитывается около двадцати. Теперь ответственность за читательские комментарии полностью возложена на электронные СМИ: они в течение суток  - после обращения территориального органа Роскомнадзора - должны самостоятельно удалить или отредактировать комментарии читателей, злоупотребляющих свободой массовой информации. То есть те, в которых идет пропаганда национальной, религиозной вражды, наркотиков, порнографии, а также комментарии экстремистского характера. Если издание этого не делает, ему направляется предупреждение. Два письменных предупреждения в течение года - и деятельность интернет-ресурса может быть прекращена в судебном порядке на основании ст. 16 Закона О средствах массовой информации. По Закону о СМИ в случае неоднократных в течение 12 месяцев нарушений редакцией требований статьи 4 Закона (о недопустимости злоупотребления свободой массовой информации) или нарушения Закона О противодействии экстремистской деятельности работа средства массовой информации может быть прекращена. Решение об этом правомочен принять суд.

По словам Станислава Завального, подобные требования уже неоднократно получали некоторые руководители информационных порталов края. Надо отметить, что модераторы в обозначенные сроки очищали сайт, поэтому до закрытия электронных СМИ дело, к счастью, не дошло. Например, в одном из популярных интернет-ресурсов читатель очень активно высказывался по поводу драки, которая произошла в детском лагере Дон. В потасовке участвовали подростки разных национальностей, и это стало для блогера достаточным поводом, чтобы оскорбительно высказываться по национальному признаку.

Что касается авторов подобных комментариев, то материалы мониторинга передаются в правоохранительные органы, и за виртуальные действия они могут получить реальное наказание. Достаточно сказать, что статья 282 УК РФ (Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) предусматривает наказание до пяти лет лишения свободы.

И если более или менее понятна суть пропаганды насилия, религиозной вражды и всего остального, на что введен запрет, то что подразумевается под  комментариями экстремистского характера? Не будет ли это определение использоваться против свободы СМИ? Оказалось, что в России юридическое определение того, какие действия считаются экстремистскими, очень четкое, оно содержится в статье 1 Федерального закона О противодействии экстремистской деятельности. В частности, это: публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность; возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни; пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии; а также нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии. Само слово экстремизм(от фр. extremisme, от лат. extremus - крайний) означает приверженность крайним взглядам и в особенности мерам (обычно в политике).

Кстати, сотрудники Роскомнадзора самостоятельно принимают решения, только если полностью уверены в противоправности комментариев. В противном случае проводится независимая экспертиза, в которой участвуют психологи, философы, культурологи, лингвисты, филологи. Данные исследования проводятся в Москве на базе ФГУП Росинформрегистр.

Таким образом, Роскомнадзор намерен совместно с электронными  изданиями убрать из Интернета высказывания с признаками нарушения закона как можно быстрее. Как интернет-издания отнеслись к переменам на просторах Рунета и к закону,  призванному бороться со вседозволенностью в виртуальной среде?

Интернет-портал Живая Кубань на сегодня является популярным и в то же время крайне редким видом регионального интернет-СМИ, в котором отсутствует премодерация в комментариях и на форуме. То есть у них нет предварительного вычитывания записей незарегистрированных гостей и блогеров, имеющих сетевые ники (псевдонимы).

- Это наша принципиальная позиция, - говорит главный редактор Живой Кубани Нина Шилоносова. - У нас для всех пользователей (в их число входят и сотрудники) прописаны правила, которыми мы руководствуемся. Сайт livekuban.ru интерактивный - значительная часть контента формируется пользователями самостоятельно, и тут подходит аналогия с прямым эфиром на ТВ: может что-то проскочить. Противоправные, оскорбительные или шокирующие материалы могут просуществовать какое-то время, но модераторы следят за этим. В частности, обращения, которые мы получали от Роскомнадзора, были как раз связаны с обсуждением драки в лагере Дон. Мы сами практически сразу удаляли большую часть высказываний, которые могли вызвать межнациональную рознь.

А на днях я с большим интересом приняла участие в судебном заседании в качестве ответчика в Советском районном суде Краснодара. Оказалось, что защитник истца не знаком с содержанием Постановления Пленума Верховного суда от 16 июня 2010 года. Истцу не понравилось, что его имя упоминается в дискуссии в одном из блогов на Живой Кубани (о взяточнике в вузе - информация была нами проверена, кстати. - Ред. ЖК). И это при том, что мы по его просьбе сразу же удалили неприятную для него фразу. Однако через некоторое время он решил, что может все-таки получить с нас кругленькую сумму. Но по решению суда истцу в иске было отказано.

Нина Шилоносова считает, что открытость людей  приносит немало сложностей морального характера. И тем не менее важно: хотя бы в Интернете у человека должна быть возможность высказать любое свое мнение.  

Как правило, анонимы наиболее агрессивны и часто путают свободу слова с забором. Есть персонажи, которые в Сети сводят личные счеты. Есть псевдоэкстремисты, выпускающие пар на форумах. Но есть уверенность, что постепенно выработается сетевой этикет и уважение к нормам. В Интернете не действуют стандартные запреты и цензурирование, и хорошо, что это понимают на самом высоком государственном уровне.

А как у них?

Кстати, интернет-цензура - это не российское ноу-хау. Ее уже используют во многих странах мира. Например, Google фильтрует свои серверы в соответствии с требованиями французского законодательства. На правительственном уровне во Франции идет внедрение централизованных фильтров, которые закрыли бы доступ школьникам к сайтам расистской, антисемитской и неофашистской направленности. В Германии провайдеры обязаны блокировать доступ к сайтам, разжигающим ненависть (в первую очередь к сайтам неонацистских организаций), в том числе базирующимся на зарубежной территории. В США фильтрация на национальном уровне осуществляется в целом ряде организаций, таких как школы и библиотеки. Наиболее жесткая фильтрация в Китае - здесь она осуществляется государством на национальном уровне и имеет политическую окраску. Система фильтрации в Китае носит символическое название Великая китайская информационная стена. Под запрет попадает контент, относящийся к правам человека, оппозиционным политическим движениям.

Зара ХУШТ, газета http://ki-gazeta.ru/rating/30943.html>Краснодарские известия








Яндекс.Метрика