Меню сайта

Бюрократия: Борьба борьбы с борьбой

Бюрократия: Борьба борьбы с борьбой



Не менее активно шел процесс создания новых структур путем деления старых. Там была такая динамика, словно это не управленческие структуры, а какие-то митохондрии или инфузории-туфельки.

Среди любимых тем отечественных политиков самого разного уровня есть, пожалуй, две вечные: борьба с коррупцией и борьба с бюрократией. Вот хотя бы из совсем недавнего: Я требую уважительного, внимательного отношения чиновников к людям. Бюрократию и коррупцию будем выжигать каленым железом! (губернатор Александр Ткачев). О том же постоянно говорят все: от Президента РФ до районного главы. Бюрократия периодически кошмарит бизнес, чтобы не сделал чего-то не так, берет под контроль СМИ, чтобы не сказали чего-то не так, вмешивается в избирательный процесс, чтобы не избрали кого-то не того, давит на суды, чтобы не приговорили к чему-нибудь не тому, - Дмитрий Медведев. Ну, в общем, как говорил поэт, я волком бы выгрыз бюрократизм. И с этим нельзя не согласиться.

Но вот совсем недавно увидел свет  новый телефонный справочник органов государственной власти Краснодарского края. Эта небольшая, но весьма полезная книжица дает реальное представление о том, что из себя сегодня представляет аппарат управления регионом и как в реальности этот бюрократизм выгрызается. Тем более что справочник выпускается регулярно, раз в 5 лет, так что сравнить есть с чем.

Прежде всего, в глаза стороннего наблюдателя бросается взрывной рост численности краевой администрации. Так, если 10 лет назад в ее составе числилось 17 департаментов, в 2006-м – 24, то в 2011-м – аж 37! 37 вместо 17. Вот это темпы! Правда, шесть из этой новой двадцатки лишь повысили свой статус (и, разумеется, численность), перейдя из управлений и комитетов в разряд департаментов (департамент имеет высший бюрократический статус, аналогичен министерству во многих регионах России). Но и управлений меньше не стало.

В частности, был создан департамент семейной политики; к уже имеющимся трем финансовым департаментам прибавился четвертый - по финансовому оздоровлению; свой департамент получили олимпийцы и даже помощники губернатора. Отдельный департамент для помощников - это вообще какой-то абсурд даже по отечественным меркам. Обманутым дольщикам повезло чуть меньше: на их долю выпало создание лишь управления по надзору в области долевого строительства. Было уже, правда, управление строительного надзора, но это не беда,  больше - не меньше. (Чем помогли чиновники дольщикам, автору неизвестно).

Не менее активно шел процесс создания новых структур путем деления старых. Там была такая динамика, словно это не управленческие структуры, а какие-то митохондрии или инфузории-туфельки. Взять, например, департамент экономического развития, инвестиций и внешних связей. Всего за 5 последних лет он превратился в: 1) департамент экономического развития; 2) департамент инвестиций и проектного сопровождения; 3) департамент внешнеэкономической деятельности,  да еще и управление экономики и целевых программ. Интересно, труженикам экономического фронта удавалось хотя бы изредка выкраивать время для основной работы или же, как это обычно бывает, все внимание было поглощено значительно более актуальным процессам рассаживания по новым местам?
А ведь борьба здесь обычно разгорается нешуточная. Оно и понятно, поскольку к заветному начальственному креслу многое что прилагается:  зарплата на уровне директора какого-либо крупного предприятия; новый, просторный кабинет; персональный автомобиль с водителем (и не какая-нибудь там Волга), поездки за казенный счет в Канны, Ниццу, Берлин, Китай... А еще такой ценнейший актив, как право визировать документы, распоряжаться своим бюджетом и многое-многое другое. У новоявленных замов, помов, начотделов аппетиты, конечно, поскромнее, но тоже отменные. Так что есть за что побороться…

Кто за что отвечает?


Не стоит забывать, что департаменты, управления, комитеты и пр. – отдельные, самостоятельные структуры. Поэтому они имеют (с небольшими вариациями из-за разного статуса в сложной административной иерархии) свою бухгалтерию, секретарш, пресс-секретарей, общие отделы, кадровиков, юристов, делопроизводителей... Так что вместе с новой структурой на казенный кошт приходит еще и многочисленный обслуживающий персонал (также бюджету приходится раскошеливаться на новые помещения, поскольку старые переполнены уже сверх всякой меры, приобретать десятки компьютеров, оргтехнику, мебель и т. п.).

Разумеется, такой структурой, к тому же без конца делящейся и укрупняющейся, просто невозможно управлять эффективно. Тем более что функции многочисленных отделов без конца дублируются. Вплоть до названия.  Вот, например, в департаменте соцзащиты есть отдел организации деятельности домов-интернатов, опеки и попечительства. А в департаменте семейной политики создано целое управление по опеке и попечительству. В нем же есть отдел по защите прав и интересов несовершеннолетних. А в департаменте соцзащиты -  отдел социальной профилактики безнадзорности несовершеннолетних.

Часть отделов к нам, видимо, пришла из виртуальной реальности. Вот отдел кинематографии в департаменте культуры. Кинематографии в крае нет, а отдел есть. Или в департаменте здравоохранения - отдел мониторинга реализации национального проекта, а в департаменте строительства - отдел реализации национальных проектов. Проекты уже успели тихо скончаться, и последние пару лет о них вообще ничего не было слышно (вместо нацпроектов сейчас обычные целевые программы, подобные десяткам других). Но отделы остались. Как и отдел государственного регулирования в сфере игорного бизнеса из управления экономики и целевых программ. Бизнес этот усилиями наших государственных мужей частично был уничтожен, а частично загнан в подполье, под крыши в лице тех же самых мужей (см. недавнюю историю с подмосковными казино). Бизнеса нет, а отдел существует.

Не менее странно смотрятся некоторые структуры, которые в советские времена играли весьма важную роль, но с изменением экономической и политической реальности эту роль явно утратили. И тем не менее они остались. Взять, к примеру, управление торговли. В нем есть отделы по координации розничной торговли; оптовой торговли; услуг общественного питания и т. д. Судя по названию, они все усиленно координируют. Вот только кого с кем? Что,  краснодарский ресторан нуждается в координации с каким-нибудь сочинским кафе и придорожной закусочной на трассе М-4? А может быть, торговые сети Магнит, Лента и Ашан с Бау-центром и Леруа Мерленом в придачу не выживут без усилий по их координации со стороны пары десятков чиновников с Красной, 35?

А чем заняты в отделе бытовых услуг? Где они, эти услуги? Не считать же таковыми сервисные центры крупных компаний, к которым чиновники не имеют никакого отношения.

Война и власть

Листая Справочник, создается впечатление, что краевая администрация в скором времени  собирается объявить кому-то войну. Вот в департаменте здравоохранения есть отдел мобилизационной подготовки и мобилизации. Его чиновники, видимо, скоро начнут мобилизацию врачей и медсестричек. Мобисты из департамента потребительской сферы и регулирования рынка алкоголя, наверное, в случае начала боевых действий будут обеспечивать бойцов запасами водки. А из отдела гражданской обороны, мобилизационной и спецработы АПК департамента сельского хозяйства поступит закуска. Но это так, предположение. А вот чем занимаются в краевом управлении по мобилизационной работе, я даже и предполагать не берусь. В него входят отделы по мобподготовке государственной власти и органов местного самоуправления, по мобилизационной подготовке экономики края и даже отдел организации бронирования. Ну, что столь ценные кадры обычно на фронт не попадают, мы и так верим, но чем занимаются чиновники по бронированию каждый день из года в год - загадка.

Олимпийские победы бюрократов


Высокого накала фантазия наших чиновников достигает, когда речь заходит о подготовке к Олимпиаде в Сочи. Видимо, уже существующих структур вместе с Госкорпорацией Олимпстрой явно недостаточно, поэтому в департаменте строительства срочно было создано целых 9 (!) отделов и даже одно управление, в названии которых фигурирует слово олимпийский. Для сравнения: 10 лет назад всех отделов в стройдепартаменте было меньше. То есть фактически под Олимпиаду строители в рамках старого создали новый департамент.

Что же касается остальной работы, то тут успехи следующие. По словам генерального директора Союза строителей Кубани Александра Денисова, как были согласования по 600-700 дней, так и остались. Как диктовали нам техусловия монополисты–коммунальщики, так и диктуют. Как не было обустроенных инфраструктурой земельных участков, так и нет. Были откаты – никуда не делись.

Однако чиновники продолжили творческое развитие олимпийской тематики, и в дополнение к куче отделов и управлений на свет появился  департамент по реализации полномочий при подготовке к проведению зимних Олимпийских Игр 2014 года. В нем, как повествует справочник, содержится целых 16 отделов и три управления. Есть еще отдел размещения заказа по олимпийским объектам и объектам подряда в недавно созданном департаменте государственного заказа. Что-то мне подсказывает, что и после пресловутого 2014 года все эти отделы и департамент не распустят. В конце концов, чем Олимпиада хуже уже упоминавшихся нацпроектов?

Управление без смысла

Мы коснулись только части структуры краевой исполнительной власти. Кроме нее, существуют аналогичные отделы и управления в городах и районах, десятки краевых и федеральных контролирующих инстанций, которые дублируют функции аналогичных структур в крайадминистрации. Есть, к примеру, совсем немаленький штат краевого ГО и ЧС, а есть еще краевой департамент по вопросам ГО и ЧС, в сферу деятельности которого почему-то еще добавили и водные отношения. И такого дубляжа полным-полно.

Во всей этой каше из сонма контролеров за каждым чихом (чего стоит один отдел весового контроля в управлении автодорог), ревизоров, организаторов и управленцев всем подряд совершенно теряется смысл самого существования этих структур. Ведь даже если взять такую важную для экономики отрасль, как топливно-энергетический комплекс, то насколько оправдано существование департамента ТЭК? Несколько высококлассных экспертов - да. Но департамент, в котором еще лет 5 назад работало более 50 человек… Ведь реально отрасль в крае управляется не клерками из крайадминистрации, а крупнейшими российскими и международными компаниями, финансово-промышленными группировками. Ее деятельность зарегулирована федеральным законодательством и решениями, принимаемыми на самом высоком уровне.

Автор как-то зашел в газовый отдел, прояснить какой-то вопрос по голубому топливу. В ответ начальник отдела показал мне на шкаф, в котором хранились увесистые тома. Вот, - сказал он с грустью, - мы уже много лет ведем переписку с Газпромом. Просим их предоставить информацию. А в ответ они пишут, что все данные посылают в крайстат и налоговую инспекцию и больше, по закону, никому ничего предоставлять не обязаны. Судя по объему переписки, она действительно шла не один год и, было похоже, что упражнения в эпистолярном жанре имели все шансы растянуться еще не на одно десятилетие.

То же самое касается фондового рынка (имеет свой департамент, в то время как количество кубанских предприятий, котирующихся на бирже, можно посчитать по пальцам, да и ни в каких краевых чиновниках они не нуждаются), страховых компаний, банков и многого, многого другого. Также, как ТЭК, их деятельность регулируется федеральным законодательством, надзорными организациями, мощными финансовыми организациями, Центробанком, наконец.

Сколько чиновников в органах краевой власти


Выступая на одном из недавних заседаний, губернатор Александр Ткачев заявил: … оптимизация управления будет продолжена. Моим специальным постановлением утверждена Программа сокращения штатной численности работников краевых органов исполнительной власти на 2011-2013 годы. За эти три года мы сократим штаты почти на 1400 должностей (или на 20%). Иными словами, в этих органах сейчас насчитывается 7000 человек - примерно втрое больше, чем было 10 лет назад. На их содержание, по оценкам, уходит до 5% бюджета - один из самых высоких показателей среди регионов страны.

А пресловутое сокращение не должно вводить в заблуждение. По имеющемуся опыту, любое сокращение у нас приводит к росту. Так было при батьке Кондрате, когда вместо объявленного  уменьшения штатов на 15% в итоге получили их тридцатипроцентный рост. Так у нас, судя по заявлению президента: Сокращаем. Потом проходит полгода - глядь, и опять та же численность - будет везде и всегда. По крайней мере, до тех пор пока наше общество не найдет действенного механизма контроля за чиновниками. А пока прямо по писателю Юрию Ковалю получается: борьба борьбы с борьбой...

Игорь ЯРМИЗИН








Яндекс.Метрика