Меню сайта

Долги в рассрочку

Раньше проблемы со своими долгами заемщики решали довольно просто: перекредитовывались в банках на большую сумму, чем были им должны. Тем самым не только погашался предыдущий кредит, но и выплачивались проценты по новому займу. Но теперь перекредитовывать заемщиков многие банки отказываются.

Банки можно понять. Если, например, физическое лицо ежемесячно платит и проценты, и тело кредита и ситуацию там легко можно спрогнозировать, то заемщики-предприятия в большинстве своем платят только проценты. Сам же кредит погашается по окончании срока кредитования шаровым платежом. Соответственно, за срок пользования кредитом заемщик должен эти средства заработать. Однако в нынешней экономической ситуации погашать кредит многим предприятиям оказывается нечем. Как следствие — волна споров между банками и должниками, прокатившаяся в начале года. В одних случаях банки посчитали, что имущества должников, которое находится в залоге, для погашения кредита недостаточно, и требовали дозалог (margin call). Другие в одностороннем порядке меняли условия договора и повышали процентную ставку. Третьи предлагали своим клиентам досрочно погасить кредит. «В течение всего срока действия кредитных договоров кредитными специалистами нашего филиала и отделом службы безопасности постоянно проводится мониторинг финансовой деятельности предприятий и их залогового обеспечения, — комментирует  директор филиала «Краснодарский» ОАО «Балтинвестбанк» Татьяна Костецкая. — Так мы выявляем факторы, влияющие на ухудшение финансового положения заемщика и утрату залога. Если в результате анализа выясняются обстоятельства, которые могут отрицательно повлиять на своевременное погашение кредита, то с заемщиком прорабатывается определенный план мероприятий. Может быть как усилена залоговая база, так и изменены графики погашения кредита».

Лучше поздно, чем никогда

Один из вариантов решения кредитных проблем для предприятия — реструктуризация долга. По сути, это новое кредитное соглашение между банком и заемщиком со всеми соответствующими процедурами. Клиентское подразделение проводит с заемщиком переговоры, анализирует его финансово-хозяйственную деятельность, формирует позицию банка и получает одобрение кредитного комитета. Как отмечает глава представительства ОАО «Сведбанк» в Краснодаре Ярослав Артюх, принципы этого соглашения в разных банках весьма похожи, а вот условия могут быть совершенно разными. Банки, например, могут не полностью отменить сумму выплаты по старому графику погашения кредита, а лишь снизить ее. Некоторые банки взимают комиссию за реструктуризацию сделки или незначительно увеличивают процентную ставку. Ничего удивительного в этом нет. Реструктурировав заемщику долг, банки каким-то образом должны сохранять собственную ликвидность. Так почему бы не сделать это за счет должника?  

В первом квартале 2009 года вопрос реструктуризации стоял для заемщиков достаточно остро. «Инициатором реструктуризации выступает, как правило, компания-должник, — комментирует управляющий южной дирекцией юридической фирмы «Вегас-Лекс» Максим Лавров. — Компания обращается к банку с конкретным предложением: на какой срок необходимо реструктурировать долг, в какие периоды и в каком объеме она может его выплачивать. Дальше уже банк анализирует, насколько это предложение реально и сможет ли компания выполнить свои обязательства. Как и заемщик, банк предпочитает решить проблемы с выплатами по кредиту мирным путем». И банки это подтверждают. Как рассказал генеральный директор филиала BSGV в Краснодаре Илья Саттаров, реструктуризация возможна по всем видам кредитов, если она обоснованна. Причем если заемщик — физическое лицо, он имеет альтернативу: продлить оставшийся срок кредита, снизив, таким образом, размер ежемесячного платежа, либо получить отсрочку на год. Тогда он будет выплачивать только начисляемые на остаток долга проценты, но не будет платить по телу кредита.

По словам Татьяны Костецкой («Балтинвестбанк»), единичные случаи изменения условий кредитного договора в пользу заемщика в банковской практике были всегда. И это ухудшало оценку качества обслуживания долга. Однако теперь, когда в экономике намечен спад производства и предприятиям стало труднее рассчитываться по долгам, банки вынуждены  идти навстречу клиентам и реструктурировать ссуду: в основном меняются графики погашения кредита либо увеличивается срок кредитования. «Реструктуризация долга — это, прежде всего, итог переговоров между клиентом и банком, — подтверждает Ярослав Артюх («Сведбанк»). —  Если клиент открыто говорит о возможных проблемах в поступлении средств и погашении задолженности, определены пути выхода из ситуации, а также соблюдается выполнение графика таких мероприятий, банк обычно принимает положительное решение об изменении структуры погашения кредита».

Отдать «натурой»

Но далеко не всегда банки реструктурируют долг. «Реструктуризация возможна только тогда, когда мы убедимся, что у заемщика в ближайшем будущем появятся финансовые источники для погашения кредита, — подтверждает Татьяна Костецкая («Балтинвестбанк»). — Это может быть что угодно: например, реализация намеченного бизнес-плана, который принесет компании доход, возврат дебиторской задолженности покупателей и заказчиков или продажа части имущества предприятия. Если же по итогам анализа финансово-хозяйственной деятельности заемщика банк не увидит перспектив улучшения его финансового положения, в реструктуризации будет отказано». Того же мнения Ярослав Артюх («Сведбанк»): «Когда клиент упорно не признает возникшей у него проблемы, категорически отказываясь платить по кредиту и не соглашаясь на переговоры, банк обычно идет по юридическому пути развития ситуации. Обращается в суд и получает судебное решение об аресте имущества и счетов клиента».

Появились и первые последствия таких решений. Среди краснодарских предпринимателей уже распространяются истории о том, как банки берут «натурой», то есть в счет погашения долга забирают производимый товар. Так, одно из винодельческих предприятий Краснодарского края отдало банку 150 тонн вина. Как считает Татьяна Костецкая («Балтинвестбанк»), такие случаи действительно встречаются в банковской практике. Когда заемщик не возвращает  начисленные проценты и полученный кредит вовремя, банки вынуждены обращаться в судебные инстанции, накладывать арест на имущество, оформленное в качестве обеспечения обязательств, а в последующем и реализовывать его. Но для банков это крайняя мера и очень нежелательная. «Банки, берущие «натурой», просто вынуждены этим заниматься, хотя делать это они явно не хотят, — подтверждает управляющий партнер АКГ «Ваш СоветникЪ» Федор Гладкий. — Но так, во всяком случае, они способны контролировать должника. Фактически реализовывать товар, скорее всего, будет сам должник, а вырученные средства будут поступать на реквизиты банка. Схема, так или иначе, затратная, но в противном случае деньги до банка могут вообще не дойти».

По мнению же Максима Лаврова («Вегас-Лекс»), проблема «натуры» — еще докризисная. Продвигая свои услуги, банки давали кредиты под все, что только можно, включая товар. Но что с таким залогом делать теперь, многие просто не знают. Для его реализации банкам приходится создавать отдельные подразделения или даже целую компанию. А это дополнительные затраты, которые не обязательно окупятся. Покупательская активность сейчас невелика, а стоимость товара может обесцениться в несколько раз. «У нас такой практики нет, и я убежден, что подобные случаи единичны, — комментирует Илья Саттаров (BSGV). — Возможно, банк, принявший товар в качестве оплаты кредитного долга, является частью крупного холдинга и имеет возможности для реализации такого товара. В противном случае я предвижу значительные трудности в скором возврате денег в банк, поскольку реализация подобных залогов не может быть ни быстрой, ни простой». Согласен с этим и Ярослав Артюх («Сведбанк»). По его словам, банковский бизнес связан исключительно с денежными средствами, а не с товаром. Если пришлось взять вино (скорее всего, как товар, который был в залоге у банка по кредиту), его нужно срочно продавать и закрывать задолженность. Но все-таки получение банком товара, оборудования или недвижимости — печальный результат того, что банк и клиент так и не смогли договориться, или того, что прогноз улучшения финансового состояния компании крайне негативный.

Выйти из-под удара

Впрочем, должнику тоже есть что противопоставить кредитору. Более того, арсенал средств заемщика нередко превосходит возможности, которые есть у банка. «Прежде всего, заемщик может оспорить сам договор кредита, — рассказывает Максим Лавров («Вегас-Лекс»). — Наиболее распространенными основаниями являются нарушение правил корпоративного одобрения таких сделок и подписание договора неуполномоченным лицом. И если договор кредита признается недействительным, получается, что он не существует и не был заключен. Естественно, банк не лишается возможности получить свои деньги обратно, но ситуация приобретает несколько иной вид. Он может взыскать их как неосновательное обогащение и получить проценты за весь срок пользования кредитом по ставке рефинансирования». Главная цель должника — вывести из-под удара имущество компании. В случае же признания договора кредита недействительным таковыми являются и все обеспечительные сделки (сделки залога и сделки поручительства). Значит, имущество, которое предоставлено банку в обеспечение, заемщик может безболезненно реализовать, избегая обращения взыскания на имущество либо на деньги/имущество поручителей. Банк в результате может получить совершенно пустую организацию, единственный актив которой — название.

Однако реализовать все вышеописанное на практике должнику довольно сложно. Многое зависит от того, верно ли с правовой точки зрения были оформлены договоры кредита, залога, поручительства. Если все было оформлено чисто, заемщику придется нелегко. Юридическими же лазейками, если таковые обнаружатся в договорах, должники, как правило, охотно пользуются. Другой метод, который они часто применяют, — затягивание судебных споров. Благо способов, по словам Максима Лаврова, существует масса. Это и бесконечный перенос судебных разбирательств, и смена регистрации предприятия в процессе конфликта, и приостановление самого судебного процесса. На практике продолжительность рассмотрения дела в суде может составлять от года до двух лет, что, по сути, является для должника своего рода рассрочкой платежей.

Если у должника уже имеется решение суда в пользу банка, вступившее в законную силу, выиграть время должник может только одним способом — попросить рассрочки платежа через суд, то есть воспользоваться так называемой судебной реструктуризацией. Правда, если суд вынесет решение в пользу заемщика, то, как рассказал Лавров, он потребует от последнего доказательств, которыми подтверждалась бы реальность выплаты задолженности. Например, договоров с поставщиками заемщика, где указано, что на его счет в конкретные сроки поступит значительная сумма, которую он может перечислить банку.

Осенний гром

Согласно официальной статистике, «плохие» долги у банков по итогам первого квартала 2009  года равнялись 10% от общего объема выданных кредитов. По неофициальным же данным, сейчас эта цифра как минимум в два раза выше. Как считает Федор Гладкий («Ваш СоветникЪ»), сейчас ситуация с неплатежами, скорее всего, ухудшилась, и объем «плохих» кредитов достиг 20-25%, что для многих банков критично.

Неплатежи по кредитам, по мнению некоторых экспертов, спровоцируют этой осенью вторую волну кризиса. Но насколько такие прогнозы оправданны? «Мы слышим их уже почти год, — признается Илья Саттаров (BSGV). — При этом крупные банки уже несколько месяцев снижают ставки по кредитам и уже начали снижение ставок по депозитам, что говорит об отсутствии дефицита ликвидности. Что касается нашего краснодарского филиала, то объем текущей просрочки по кредитам, выданным физическим лицам, у нас составляет 1,2%, укладываясь в прогнозные рамки первого полугодия. В кредитном портфеле корпоративных клиентов просроченная задолженность отсутствует. В любом случае все меры, страхующие от второй волны кризиса, были приняты нами практически сразу же с началом так называемого финансового кризиса — в четвертом квартале прошлого года. Мы пересмотрели суммы первоначальных взносов по основным видам кредитов, повысили процентные ставки и требования к залогам. Были ужесточены требования к платежеспособности потенциальных заемщиков. В работе с корпоративными заемщиками, принимая решения о выдаче кредита, мы стали внимательнее рассматривать уровень текущей долговой нагрузки компании. До кризиса в России были распространены случаи, когда долг компаний превышал их оборот. Сегодня на такие риски банки уже не идут».

Все-таки российские банки питают надежду на то, что пронозы экспертов не оправдаются и второй волны кризиса не будет. Ярослав Артюх («Сведбанк»), например, не видит для нее предпосылок, так как кредитные линии сроком на один год, выданные в прошлом году, уже подходят к погашению. «Если были проблемы с обслуживанием долга, то они уже решены тем или иным образом», — считает Ярослав Артюх. По мнению же Татьяны Костецкой («Балтинвестбанк»), если невозвраты и будут, то массовый характер они не приобретут.

Однако независимые эксперты другого мнения. Как считает Федор Гладкий («Ваш СоветникЪ»), основной причиной второй волны может стать нехватка банковской ликвидности, вызванная как раз таки кредитными неплатежами. Причем провоцируют острую ситуацию сами же банки, отказываясь перекредитовывать должников. «Большинство крупных кредиторов задолженность своим клиентам реструктурировали, — комментирует Максим Лавров («Вегас-Лекс»). — Но дело в том, что негативная ситуация со спросом на рынке по-прежнему не меняется. Погасить задолженность по истечении  срока, на который ее реструктурировали, многие, скорее всего, не смогут. Поэтому ситуация вполне может повториться, и вторая волна кризиса неплатежей действительно возможна».

Андрей Пугачев, опубликовано в http://www.business-magazine.ru/>«Краснодарском Бизнес-журнале Онлайн»








Яндекс.Метрика