Меню сайта

Эксперт: между россиянами и абхазами растет недоверие

Полная деконструкция отношений с Грузией в результате полномасштабной войны подтолкнула руководство России пересмотреть свою сумму интересов в грузино-абхазском конфликте, инвентаризировать действующие связи с Абхазией и заново оценить уровень безопасности олимпийской экономики региона Адлер–Сочи.

Нарастающая вовлеченность российской элиты и самого государства в экономику непризнанной республики, по сути, диктовала Москве необходимость легализации Абхазии как международно-признанной территории. Строго говоря, в качестве международно легитимного обсуждался лишь один сценарий решения этого вопроса (миротворческий) – договориться с Тбилиси и Сухумом, быстро начать процесс примирения с последующим оформлением российских инвестиций и проектов в Абхазии как существующих на территории государства Грузии со всеми вытекающими нормами и режимами. Первый сценарий решения конфликта уже растянулся на долгие годы и даже в отсутствие прошлогодних боевых действий не имел скорых перспектив. В результате войны возник другой вариант – легализовать Абхазию с позиции российского законодательства, то есть осуществить одностороннее признание с надеждой расширения круга стран, признающих Абхазию, хотя бы среди государств третьего мира и СНГ.

Второй сценарий развязки проблемы, даже с учетом всех минусов в плоскости международной репутации РФ, для Москвы оказался подходящим, тем более с весны 2008 года уже существовал так называемый косовский прецедент.

Летом 2014 года Олимпиада в Сочи останется позади. Если отбросить все «олимпийские» задачи и региональную геополитику, в сухом остатке остается черноморско-кавказский курорт и выросший на нем рекреационный бизнес. Но сегодня абхазский курортный бизнес весьма сомнительной надежности. Местная собственность для россиян так и остается в неопределенном статусе. Абхазское законодательство повторяет опыт других стран: как, например, в Украине собственность не может быть отчуждаема иностранцам, ее можно передать лишь в долгосрочную аренду. Исключений для России абхазы не делают. В Москве ожидали, что Сухуми после признания даст возможность российскому бизнесу и гражданам без ограничений приобретать участки земли и недвижимость, но абхазы боятся потерять свои ресурсы и готовы предложить только долгосрочную аренду. Однако в отличие от Украины в Абхазии операции купли-продажи с недвижимостью не имеют международных юридических гарантий.

С другой стороны, понятно, когда речь идет о сотнях тысячах и миллионах долларов, личные договоренности значительно сильнее юридических норм. Но абхазы – трудные переговорщики: они хорошо понимают свою выгоду, при этом их амбиции сильно превышают их возможности. Для России и для российского Кавказа это норма, однако в Абхазии это приобрело уже гипертрофированные формы. Возникла парадоксальная ситуация. Частная торговля землей и квартирами идет активно. Но между россиянами и абхазами растет взаимное недоверие: абхазы хотят больше денег, при этом не расставаясь со своей недвижимостью, россияне не желают вкладываться в то, чем не смогут распоряжаться. Абхазы не стали делать никаких жестов благодарности: создавать условия для передачи своих ресурсов в руки российских капиталистов они не желают. Предложение Москвы создать свободную экономическую зону от реки Псоу до границы района Пицунды с районом Гудауты (т.е. до реки Бзыбь, вдоль которой идет автотрасса на озеро Рица) не нашло отзыва у руководства Абхазии.

Россия сталкивалась с разными вызовами на Кавказе, поэтому, несмотря на перечисленные трудности, не отступится от этого «серого» региона, имеющего непризнанный в масштабах мира статус. Москва и Краснодарский край планируют и, вероятнее всего, осуществят широкую экспансию капиталов в приграничные районы Абхазии. Действует железная дорога. Отремонтирован участок батумского шоссе Адлер–Пицунда. В ближайшее время планируется построить второй автомобильный мост через реку Псоу, также уже построены новые таможенные и складские терминалы вблизи действующего перехода. Нависание богатого Краснодарского края стимулирует рост цен на недвижимость и бурный взрыв торговой активности в Абхазии.

Но, увы, с каждым годом будет возрастать вероятность дрейфа Абхазии в сторону от России. С позиции российского самосознания трагичность этой неизбежности можно сравнить с крымской историей начала 1990-х. Тогда Крым оказался отрезанным от РФ другим историческим путем, но в связи с тем же обстоятельством – наличием суверенитета. Только в случае с Крымом – суверенитета Украины, в случае с Абхазией – собственного, абхазского, признанного именно Россией.

Александр КАРАВАЕВ, зам. гендиректора Информационно-аналитического центра МГУ.

http://www.ng.ru/tribune/2009-09-03/7_Abhazia.html>Независимая Газета








Яндекс.Метрика