Меню сайта

Казаком ты должен быть в душе

Казаком ты должен быть в душе



Кто они - современные кубанские казаки, что ими движет, с кем им приходится сталкиваться во время дежурств? Корреспондент Живой Кубани вместе с казачьей дружиной отправился патрулировать улицы Краснодара и попытался найти ответы на эти вопросы.

Возможность понаблюдать за работой казаков на совместных с полицией дежурствах мне представилась дважды. В первый раз это было накануне Нового 2013 года. Вечерние улицы Краснодара тогда парализовала предновогодняя суета. Автомобили шумной колонной ползли со скоростью пешеходов. В ожидании транспорта скучали на автобусной остановке нахохлившиеся от первых холодов горожане. На подходе к полицейскому отделению Прикубанского округа, сверкая пятками начищенных сапог, меня обогнал облаченный в бекешу и с папахой на голове казак. По всей видимости, он опаздывал на развод...

Представители казачьего патруля работают посменно - два дня через два. Рабочая смена длится 12 часов - с 8.00 до 20.00, с часовым перерывом на обед. В настоящее время на службе в казачьей полиции Краснодара состоят около 250 человек. К лету 2013 года численность дружины планируют увеличить еще на 40 - 50 человек.

Казаки занимаются охраной общественного порядка совместно с сотрудниками полиции, выявляют подозрительных граждан, оказывают всякое содействие правоохранительным органам. Если на сотрудника полиции совершается нападение или необходимо кого-то догнать, то мы должны помочь, - в начале дежурства поясняет мне представитель Прикубанской казачьей дружины и сотрудник патруля Дмитрий. Слова чеканит, словно на экзамене.

Мы беседуем, сидя в старенькой девятке Андрея - напарника Дмитрия. На полке за задним сиденьем, на самом видном месте, красуется казачья фуражка - элемент летней формы патрульного.

- В казачестве я давно. Можно сказать, что это семейное, я практически потомственный казак, - рассказывает Дмитрий. - Раньше, в основном, охранной деятельностью занимался на авиаремонтном заводе, потом - в охране митрополита Кубанской и Екатеринодарской епархии работал. Был в числе первых десяти человек, которые митрополита охраняли. В патруле с самого его создания.

Обоим парням около 25 лет, по профессии они - специалисты по холодильно-компрессорным машинам и установкам.

- А я около восьми месяцев назад пришел к казакам, - поясняет Андрей. - Зачем пошел в патруль? Ну, наверное, из высоких побуждений. Хочется, чтобы моя сестра, мои дети, возвращаясь вечером домой, не боялись идти по улице. А когда это еще и оплачиваться стало, то появился дополнительный стимул.

- А какие люди, в основном, входят в казачью дружину? - спрашиваю я, наблюдая за тем, как на улице разномастная группа казаков докуривает и расходится по своим участкам патрулирования.

- Совершенно разные. Казаки - это разнообразный народ, - говорит Дмитрий. - Здесь можно встретить как прокурора, так и обычного рабочего. Единственное, что точно могу сказать, - казаком ты должен быть в душе.

- То есть не просто выполнять свои прямые обязанности, но и людям помогать, - дополняет Андрей. - Мы, вот, недавно по улице ехали и увидели, что мужик посредине дороги стоит, машина у него заглохла. Остановились, подтолкнули. Ему приятно, а нам вдвойне приятно.

С нагайкой, но без прав  

Андрей достает из багажника пакет с гражданской одеждой. Скидывает бекешу с папахой и меняет уставные сапоги на обычные ботинки.

- А чем тебя форма не устраивает? Зачем переодеваешься? - спрашиваю я у Андрея.

- Неудобная она очень, да и сапоги холодные, - поясняет он. - Казачье войско, думаю, изначально больше для того возрождали, чтобы люди на Кубань приезжали и любовались нами. Поэтому и форма такая - красивая, но непрактичная.

- Мы собираемся поднимать вопрос о ее замене, - добавляет Дмитрий. - В такой форме на улицу выходить нельзя. Мы пришли сюда работать, а не зарабатывать болячки.  

- Со временем будет введена специальная куртка и добавлена нагайка, - рассказывает Андрей. - Нагайкой, конечно, пользоваться нельзя будет, но носить ее в сапоге по уставу мы будем обязаны.

- А еще какие-нибудь нововведения планируются? - задаю очередной вопрос.

- Планируется переаттестация, - объясняют казаки. - Будем сдавать нормативы по физподготовке и экзамены по правовой части.

- Когда на работу в патруль устраивались, проходили какой-нибудь отбор?

- Только медосмотр, - отвечает Андрей.

- У нас в казачестве еще есть специальные курсы, - добавляет Дмитрий. - Пару раз в неделю проходят тренировки по рукопашному бою, смешанным единоборствам, просто отработка приемов. Кроме того, мы изучаем юридическую часть: права и обязанности патруля и сотрудников полиции, административный кодекс.

- В Краснодаре активно ведется работа по пресечению незаконной миграции. Вы на дежурствах тоже этим занимаетесь?

- Да. К примеру, если в районе нашего патрулирования находится стройка, то мы обязательно зайдем туда, проверим у рабочих документы, - поясняет Дмитрий. - Если с документами у строителей не все в порядке, то соответствующим образом будем оформлять. Также на улице в первую очередь всегда обращаем внимание на лиц кавказской национальности.

- А как отношения с сотрудниками полиции складываются?

- В самом начале, когда патрули только появились, отношение у органов к нам было скептическое. Но конфликтов никаких нет. По крайней мере, у нас, - рассказывает Андрей. - И даже когда попадаешь в патруль с армянином или адыгейцем, дружинник никогда не скажет: Я - казак, а, значит, помогать тебе не буду. Не будет такой же реакции и с другой стороны. Здесь, как в любой работе, - как ты себя поставишь, такие отношения и сложатся. И нация здесь совершенно не играет роли. Когда выходишь в патруль, никогда не знаешь, на кого можешь нарваться, и надо быть уверенными друг в друге.

Андрей курит, на секунду задумывается и, выпуская клуб дыма, добавляет:

- Знаешь, чего нам действительно не хватает при патрулировании? Прав не хватает. Фактически, мы не можем проверить документы, самостоятельно задержать кого-то тоже не можем. А народ сейчас грамотный стал, благодаря Интернету и СМИ. Ютьюба (YouTube) насмотрятся и давай права качать: А ты кто такой? А почему я тебе документы должен предъявлять?. И это не только к нам такое обращение, но и к сотрудникам полиции. И пока ты человеку объяснишь, почему ты его остановил и что ты от него хочешь, много времени потеряешь.

Но в тот раз наше дежурство прошло спокойно, без происшествий.  

Будем оформлять...

Уже в этом году я вместе с казаками Западного округа отправился в ночное дежурство. Район их патрулирования - центр города. А если быть точнее, то квадрат возле торгово-развлекательного центра Галерея.

- Что за праздник отмечали? - интересуется сотрудник полиции, который работает с казаками, у двух молодых людей потрепанного вида.

- Да ничего не отмечали, просто посидели немного и все, - отвечает, опустив глаза в землю, парень с разбитой губой.

Мы стоим на пересечении улиц Головатого и Красной. Молодые люди, которые были остановлены патрулем для проверки документов, оказались выпившими. По их внешнему виду было ясно, что они недавно пережили приключения.

- А твои где документы? Прописка есть? - спрашивает полицейский у второго.

- Документы дома, - отвечает худой паренек в спортивном костюме. - У меня краснодарская регистрация. Я здесь родился и здесь же живу.

- Судимости есть? - интересуется полицейский.

- Да, есть. В 2008 году вышел, - поясняет парень.

- Ну что, все понятно, будем оформлять, - обращается страж порядка к своей коллеге. - Вызывай машину.

Надежда - невысокая, полная девушка с веселыми глазами - что-то тихо говорит в рацию. В сегодняшней смене она главная, а с ней три казака - это усиленный патруль. Полицейский, который проверял документы, - Руслан, он начальник патрульной службы Западного округа.  
  
За всем происходящим казаки наблюдают со стороны, в разговор не вмешиваются. Мое появление им не нравится, о чем-то друг с другом разговаривая, они иногда посматривают в мою сторону. Позже выясняется, что казаки журналистскому слову не доверяют - мол, понапишут такого, что потом по следователям загоняют.

А, может, было бы и лучше, если бы народ поменьше знал? - спрашивает меня один из них. - Тогда и разговоров, сплетен меньше было бы. Зачем им все знать надо? Работаем мы и работаем. Зарплату нам все равно не из их карманов платят.

О работе и проверках

- Назовите номер краевого закона Об участии граждан в охране общественного порядка в Краснодарском крае, - требует молодой сержант полиции, обращаясь к казакам. Он вместе с напарником только что подъехал к нам на гражданском автомобиле. Это проверяющие, они осуществляют контроль над патрулями.

Заданный полицейским вопрос заставляет дружинников задуматься. Их спасает казак по имени Олег:

- 1263… то есть 1267.

- Правильно, - соглашается проверяющий. - А теперь назовите обязанности членов дружины.

Снова отвечает Олег. Видно, что он самый старший и опытный в своей смене. В итоге дружинники справляются с мини-экзаменом. После того, как полицейские уезжают, казаки хватаются за телефоны. Звоните другим патрулям, предупредите о проверке, пусть подготовятся, - говорит один из них.

- Видел, как нас проверяют, - обращается Олег ко мне. - И так постоянно.

В это время подъезжает вызванная ранее дежурная машина. Полицейские сажают нарушителей в автомобиль, записывают фамилии патрульных и уезжают.

- И часто кого-нибудь задерживаете? - спрашиваю я у Олега.

- Нет, не очень. Обычно смена тихо и спокойно проходит, - поясняет он.

- А интересные случаи были?

- Нас как-то с напарником командировали в Прикубанский округ, - вспоминает Олег. - Мы там задержали гражданина Таджикистана, находившегося в федеральном розыске по подозрению в сбыте наркотиков.

Тот же вопрос задаю молчаливому и похожему на доброго богатыря из мультфильма про Алешу Поповича казаку по имени Тарас. Ранее он смотрел на меня искоса и на вопросы не отвечал, но, в конце концов, тоже разговорился.

- У нас тоже недавно случай был, - рассказывает Тарас. - Рабочие на стройке по пьяни повздорили и одному из своих разбили голову бутылкой. Мы на место прибыли, а они все врассыпную. А их 50 человек, и кто прав, кто виноват… В общем, они сами это дело и замяли.

- А ты в казачестве давно? - интересуюсь я у Тараса.

- Месяц, - недолго думая, отвечает казак.

- А почему пришел в дружину?

- Я раньше рукопашный бой преподавал, монтажником работал. Зимой с работой туго, поэтому решил, что это неплохой заработок, - поясняет он.

Во время этого разговора мимо нас проходит группа кавказцев.

- А как ведут себя казачьи патрули, когда сталкиваются с людьми, танцующими на улице лезгинку?

- Никак не ведут. Против самого танца мы ничего не имеем. Это культура, традиции. Если хотят, пусть танцуют. Главное, чтобы никому не мешали, сильно не шумели, - объясняет Тарас. - Но, если хочешь знать мое личное мнение, то я против. Представь, если бы я поехал к ним на родину и начал где-нибудь на площади танцевать...

Казачья гвардия

Согласно исследованию социологов Левада-центра, опубликованному в конце 2012 года, 42% россиян с одобрением относятся к привлечению казаков к охране общественного порядка в городах страны, 13% - негативно, 17% - затруднились ответить на этот вопрос, еще 28% - относятся к казачьим патрулям с иронией.

- Как ваши друзья и родственники относятся к тому, что вы работаете в казачьем патруле? - спрашивал я у казаков.

- Положительно. Никто из моих друзей не назвал меня ряженым или еще как-то, - рассказывал Андрей (казак из Прикубанского округа). - Когда сказал, что собираюсь идти в дружину, услышал только слова поддержки.

Тарас (который патрулировал квадрат возле Галереи) сказал, что его семья одобрила решение:

- Родственники положительно отнеслись. Моя бабушка так вообще считает меня героем.

По словам заместителя начальника управления по делам казачества и военнослужащих администрации Краснодара Алексея Клюшкина, за первые три месяца работы казачьих дружин в одной только кубанской столице было выявлено более 2 тыс. административных правонарушений, задержано восемь лиц, находящихся в розыске, и раскрыто четыре преступления.

Что думают о казачьих патрулях местные жители? Здесь мнения разделились.

Мы живем на Кубани, а значит должны возрождать свои традиции, - поделился со мной своим мнением инженер-программист Павел. - В Англии, вот, есть Королевская гвардия, там свои традиции чтут. А чем мы хуже? Сотрудников полиции, порой, уже видеть не можешь, а на казаков как-то приятнее смотреть.

Еще один местный житель - Петр, родившийся и проживший на Кубани 55 лет, наоборот, относится к этому явлению отрицательно: Это бездельники и тунеядцы. Настоящих казаков у нас давно нет. Создавая подобные дружины, власть и правоохранительные органы показывают свою беспомощность. Увеличьте заработную плату полицейским, сделайте более жесткий отбор сотрудников, и никакие дружинники не понадобятся.

Есть мнение по этому вопросу и у сотрудников полиции.

Поначалу мы скептически относились к появлению казачьего патруля. Просто не представляли, что из этого всего получится. Да, и люди удивлялись, останавливались, просили сфотографироваться, - вспоминает сотрудница ППС с пятилетним стажем Надежда. - Сейчас уже все хорошо. В такой компании даже приятно работать. Мне особенно их форма нравится.

Алексей ПЕРЕРВА, ИА Живая Кубань
  • 0
    Фото Алексея Перерва. ИА Живая Кубань
  • 0
    Фото Алексея Перерва. ИА Живая Кубань
  • 0
    Фото Алексея Перерва. ИА Живая Кубань
  • 0
    Фото Алексея Перерва. ИА Живая Кубань
  • 0
    Фото Алексея Перерва. ИА Живая Кубань








Яндекс.Метрика