Меню сайта

Хромай, лошадь!

После пермской трагедии общественность раскололась. Одни призывают кошмарить безответственный бизнес. Другие возражают: пора закошмарить распустившуюся бюрократию. Удастся ли нам обуздать взбесившуюся хромую лошадь? Об этом размышляет кинорежиссер Юлий ГУСМАН.              

Есть такой анекдот. У одного человека на кухне вода из крана капала. Он позвал сантехника. Тот сказал: Я поменяю прокладку, но капать будет. - Тогда поменяй кран. - Могу. Но капать будет. - Ладно, плачу любые деньги, поменяй трубу, сток, что угодно, только чтобы это капанье прекратилось. А сантехник отвечает: Я могу сделать что угодно, но капать будет. - Почему? - Система такая.

К сожалению, система в нашей стране сегодня такая, что все время капает. Каждый ребенок в детстве мечтает быть пожарным, сыщиком и, самозабвенно играя в полицейских и воров, не думает, что, когда вырастет, полицейские и воры могут поменяться местами. Мне бы очень хотелось, чтобы я как гражданин России мог гордиться своими специальными службами, судом, органами охраны правопорядка. Но, к сожалению, уже давно приходится горестно вздевать руки и поднимать очи к небесам, недоумевая, как случилось, что коррупция, аморальность и жадность захватили нашу социальную систему. Это началось не вчера и, боюсь, не закончится завтра. Потому что, когда наступает кризис системы, постоянно случаются катастрофы и аварии, которых совсем не ждешь. Конечно, подобное происходит в любой стране. Но повсюду это aсcident - происшествие, несчастье. У нас же все это в порядке вещей. Мы долго не замечали, в каком состоянии находятся подъезды, лифты, как убираются улицы и как выбираются депутаты Мосгордумы. Спрашивается, ну какая может быть связь между трагедией в Перми, загаженными лифтами и выборами депутатов? Однако на самом деле это все звенья одной цепи. Когда-то была популярна присказка: у России две беды - дураки и дороги. Но сегодня к ним добавилась тотальная аморальность общества и принятые в нем двойные стандарты. А главное, воровство и непрофессионализм, которые, как ржа или раковая опухоль, проели почти все клетки общества.

Мы уже забыли о подрыве Невского экспресса, осталась в истории авария на Саяно-Шушенской ГЭС. Все эти катастрофы порождали одни и те же вопросы, но ответов мы так и не получили. Почему, когда закрывали Черкизовский рынок, таможенники в отутюженных мундирах гордо сообщали, как они нашли множество не прошедшего таможню контрабандного и опасного груза? Откуда и как прошли эти грузы, спрашивается? Не с Марса же их китайцы завезли, спустившись с небес на парашютах с чемоданами в руках. Те же таможенники, государевы люди, вышеозначенный груз и пропустили - за взятки. Я очень уважаю нашу милицию, зная множество достойных людей в ее рядах. Беда в том, что ложка дегтя превратилась уже в ведро, а одна паршивая овца заразила полстада. И никакие отставки ни к чему не приведут, пока на руках у госчиновников блестят часы за полмиллиона. Пока Совет Федерации останется местом ссылки неудачливых губернаторов. Пока можно отмазать от преступления, а в судах царит беспредел. Я сам участвовал в одном из судов, постановившем, что слово обокрасть не является оскорблением и клеветой, - поступил звонок сверху. Больше скажу. Сегодня, когда видишь что-то работающее и успешное, в первую очередь удивляешься. Помню, как много лет назад мы с Георгием Вайнером в холодную зиму увидели возле дома творчества в Малеевке автобус - освещенный, с промытыми стеклами, он бодро ехал по заснеженной трассе. Увидели и подумали: Этого просто не может быть!

ЧП вошли в нашу жизнь, и мы стали равнодушны. Если гражданское общество не проснется, так и останется. О чем, кстати, много говорил президент Медведев. Иначе модель государства окончательно превратится в латиноамериканскую, где наверху люди, которые все имеют, а внизу пейзане, которые все терпят. Что-то должно меняться в головах. Пока мы со стеклянным взором и холодом в душе будем смотреть, как нам втюхивают и впаривают, что кому-то дозволено воровать, никогда не убедим ни пожарного, ни милиционера оставаться честными. Мне кажется, если мы не вернем дискуссии в парламент, если не будут организованы нормальные выборы на всех этажах системы, если чиновники не начнут, наконец, стыдиться своих роскошеств и не начнут служить народу, думая не о себе - о родине, ничего не получится.

Если в публичном доме падают сборы, надо менять не мебель, а девочек. Эти девочки всех достали. А мы продолжаем вливать новое вино в старые мехи. Может, обратиться к американскому опыту, где имел место проект Манхэттен, - собрать за городом каких-то выпускников юридических институтов и военных кафедр, готовить их года два и создать наконец новую структуру безопасности. Только чтобы ее представители получали зарплату не меньше двух тысяч долларов и были социально защищены. Чудеса? Но, в конце концов, получилось же у Грузии, которая казалась символом коррупции даже в советские времена. Как ни относись к Саакашвили, но поборы дорожной полиции в его стране упразднены. А потом, мне кажется, что вкладывать 50 миллионов в государство Науру сегодня куда менее важно, чем решить наболевшие проблемы внутри страны.

В свое время я ставил мюзикл по сказке Шварца Дракон. Юрий Ряшенцев написал для нее стихи о жалобной книге, куда заносятся все горести и страдания. Но вот появится рыцарь Ланцелот, который спасет всех, и книжка окажется ненужной. Так вот. Никакой Ланцелот, увы, не приедет. И решать наши проблемы придется самим. И я абсолютно убежден, что наши люди гораздо лучше, чем их хотят представить. Очень не хотелось бы, чтобы системный кризис оказался, что называется, end of story. Я убежден, что история только начинается.

http://www.itogi.ru/kultura-text/2009/52/147277.html>журнал ИТОГИ








Яндекс.Метрика