Меню сайта

Клубника в селе экзотичнее банана

Клубника в селе экзотичнее банана



Cтаницы, поселки, села превратились в спальные районы Новороссийска. Люди возвращаются домой после работы поздним вечером, а утром опять устремляются в город, отдают ему свои силы, чтобы заработать на жизнь.

Почему так мало поступает местного продовольствия на рынки и ярмарки города из соседних с Новороссийском станиц? Что изменилось в деревенском укладе жизни? Чтобы получить ответы на свои вопросы, корреспондент НР прожила почти весь день в Раевской и поняла: граница между городом и селом стремительно теряет свои очертания.

Чтобы понять, как изменился сельский уклад после реорганизации в России колхозов и совхозов, достаточно зайти на сельский рынок и посмотреть, чем там торгуют.

Мясо на рынке – не с местных подворий, а привозное, зачастую из других районов края, где есть большие промышленные мегакомплексы и оптовые склады. В Раевской в день моего приезда торговали свининой, привезенной из Брюховецкого района, по ценам точь-в-точь, как городские – от 200 рублей и выше за килограмм.

Домашнее молоко на станичном рынке не задерживается – его мало, хотя цена за 1 литр кусается – более 33 рублей! В магазине можно купить не очень жирное, но на 10 рублей дешевле за тот же объем. Люди предпочитают купить готовое, чем ходить в навозе, ездить, как говорят в Раевской, аж на Кубань за комбикормом для скота. Значит, надо поехать в Славянский район, чтобы найти там комбикорм по 9 рублей за килограмм. Это дешевле, чем у перекупщиков в Раевской, но все равно дорого, чтобы выгодно было держать коров, свиней, птицу.

Одна сельчанка, расставшаяся с затеей выращивания мяса даже для себя на своем подворье и начавшая торговать перекупленным, считает, что ничего в деревне уже не изменится.

– Во-первых, высоки цены на молодняк, комбикорм, ветуслуги, во-вторых, слишком переменчива аграрная политика в стране. Над селом всю жизнь проводят эксперименты! То виноградники вырубаем, то теплицы рушим, а потом опять агитируем за возвращение в свои дворы… Сейчас развернулась кампания по борьбе с африканской чумой свиней, ранее боролись с куриным гриппом. От своих коров, свиней люди опять избавились, потому как рекомендовано было ветеринарной службой. Что будет завтра, не знаем, – развела руками продавец чужого товара в одном из продуктовых магазинов Раевской.

Фруктово-овощные ряды того же станичного рынка я увидела полупустыми. Всего два продавца торговали импортными апельсинами, лимонами, бананами, киви, яблоками, картошкой, помидорами. Из ранних овощей, привезенных, как я узнала, из Славянского района, появились домашние помидоры, огурцы, капуста. Цены на них и на все остальное – как в городе: помидоры – от 55 до 80 рублей за килограмм, огурцы – от 30 до 50 рублей, капуста – 30 рублей.

Станичники рассказали мне, как вчера на раевский рынок одна женщина вынесла первую местную клубнику, так ее расхватали за считанные минуты по 200 рублей за килограмм! Бананы давно перестали быть экзотикой для села – их заменила клубника.

Получается, что станицы, поселки, села превратились в спальные районы Новороссийска. Люди возвращаются домой после работы поздним вечером, а утром опять устремляются в город, отдают ему свои силы, чтобы заработать на жизнь.

А на весь день в Раевской остается небольшая часть трудоспособного населения, которая имеет работу на местной птицефабрике, сельхозпредприятии Раевское, в социальной сфере (больница, школа, детсад). В сезон массовой уборки винограда, фруктов, овощей незанятые сельчане нанимаются на месяц-другой на временную работу к предпринимателям.

Есть в Раевской еще десяток семей, кого теперь называют индивидуальными предпринимателями в сельском хозяйстве (юридического понятия фермер в российском законодательстве уже нет). Их, конечно же, не назовешь той крепкой зажиточной прослойкой населения, на которой должна держаться экономика страны. В нашей стране экономику строят мегапредприятия. А мелкие сельхозпроизводители знают, что они – одиночки и не прокормят страну. Самим бы выжить! Поэтому небольшой объем продукции, который выращивают крестьяне-одиночки, становится на наших рынках таким эксклюзивом и дефицитом, который днем с огнем не сыщешь! Разве что приехать к ним под порог и успеть купить. Если успеете, значит, повезло, потому что по селам активно работают перекупщики качественного продовольствия. А отдать оптом – это не так выгодно, как если бы самому поторговать. Но когда успевать еще на рынок?

Так сельский предприниматель и тужится из последних сил, имея совсем мало выгоды. Как сказала одна из крупных садоводов Раевской Тамара Шумкова, разве по итогам года двести тысяч рублей чистого дохода – это деньги?

– То есть, считай, в среднем по 16 тысяч 700 рублей в месяц. Эти деньги спокойно можно заработать в городе. Большинство жителей станицы Раевской так и поступают, – констатирует Шумкова.

– А мы – сельхозодиночки – наперечет в станице: Кривошеины, Селиховы, Меликян, Дейнега, Медведевы… Трудно, просто не передать, как трудно выживать, занимаясь землей, животноводством! Это надо иметь большую дружную семью и надежную мужскую опору. А мужчины у нас в станице, да и не только у нас, умирают в расцвете сил – в 50–55 лет. Вдовы вынуждены тянуть лямку, поскольку нет у нас уже другой судьбы и другого богатства, – философствует отважная Тамара Шумкова, в семье которой четверо детей приучены к работе на земле с пяти лет.

Семьдесят процентов из 4650 работающих раевчан ездят зарабатывать деньги в Новороссийск. Возвращаясь домой, они, уставшие и голодные, конечно, купят себе поесть в супермаркете или на городском рынке. Заставишь ли их еще после работы напрягаться, ухаживая за своей живностью?

Да, на Кубани сегодня добились обеспечения населения мясом промышленного производства (только в Новороссийске, по неофициальной информации одного из ветврачей, насчитывается более 140 мясных магазинов). Но это не домашний продукт, а продукт с большого мясного промышленного конвейера.

А с местными овощами и фруктами, столовым виноградом – вообще дело труба! Сельчане не обещают нам в ближайшие годы сверхранних овощей. Газ, вода, свет – все очень дорого. Многие просто отвыкли копаться в земле, а у тех, кто обжегся на неудачах, уже в крови боязнь от кампанейщины, которой хватает и сегодня в сельском хозяйстве.

Делопроизводитель администрации станицы Раевской Юлия Коршунова, вместе с которой мы листаем похозяйственную книгу, где ведется учет живности на местных подворьях, констатирует факт: почти на 9 тысяч населения в станице с давними казачьими традициями казаки имеют всего пять лошадей, а еще во дворах учтено 80 кроликов, 110 свиней, 140 голов крупного рогатого скота, 320 овец и коз и 2 тысячи голов птицы. Это то, что касается личных подсобных хозяйств.

Большинство новых собственников земельных наделов в станице – москвичи да питерцы. Глава администрации Раевской Василий Зятнин знает современную статистику: земли сельхозназначения в границах станицы раздроблены на 78 собственников, из них местных – 12. Остальные помещики живут в столицах, носу в Раевскую годами не кажут, а гектары зарастают сорняками.

– Земли выкуплены в собственность, но зачастую не возделываются. Для многих земля сегодня как сберкнижка: куплю, а завтра выгодно продам. Местные люди видят, что там произрастает амброзия, но сделать мы ничего не можем – у земли есть хозяева, правда, нерадивые. Наших финансов хватает на то, чтобы организовать покос сорной травы на этих забытых гектарах, но только вблизи от трасс, – рассказывает Зятнин, на ходу бросая фразу о том, что сам он разводит кроликов, старается быть хоть маленьким примером для сельчан в отношении ведения собственного хозяйства.

Заместитель Василия Зятнина станичный казачий атаман Евгений Емельянов во взглядах на современную деревенскую жизнь настроен оптимистично.

– Казачество возрождается, а это все равно, я верю, внесет перемены в уклад нашей жизни. Это не громкие слова. Это реальная деятельность казачьего общества в каждом населенном пункте. Это утверждение своих традиций, отношение к людям, к экологии, к истории – с малых лет. Мы в казачата принимаем целыми сотнями! С согласия родителей. Значит, и родители меняют свое отношение, казалось бы, к потерянной жизни целого поколения! – Евгений Андреевич подчеркнул, что в казачьих семьях, которым передались по наследству подворья их родителей, считается стыдным, если огород не вовремя пропололи или не засадили традиционными культурами – картошкой, луком, чесноком, бахчевыми. Хотя бы себя кормят, уже хорошо.

Проведя почти весь день в Раевской, я услышала много интересного от людей – веселого, а в основном грустного из современной действительности: о том, что мужчины мрут и вдовушек становится все больше, о том, что рядом 12 прудов и все – частные, рыбки просто так, бесплатно, уже не половишь. Что получить молодым участок земли, чтобы построить дом рядом с родителями в своей же станице, практически невозможно. Даже скорое открытие нового спортивного комплекса почему-то не радует станичников. Не верят они, что занятие спортом в нем возможно без денег.

Да, коммерциализация и глобализация нашей жизни давят и на деревню. И что с этим поделаешь! Надо быть готовым к тому, что ни сегодня, ни завтра сельчане не завалят нас дарами со своих гектаров и соток, а лишь дадут возможность полакомиться ими, если продукция попадет на городские ярмарки, а, может, и рынки.


Ольга ОВЧАРЕНКО, газета http://novorab.ru/ArticleSection/Details/2968/1>Новороссийский рабочий.








Яндекс.Метрика