Меню сайта

Кто стучится в дверь ко мне?

Кто стучится в дверь ко мне?



Когда я отправилась на переписной участок сдавать документы инструктору, настроение было на нуле. От вчерашнего заряда энтузиазма не осталось и следа. Шутка ли, из запланированных сорока человек я переписала лишь 25.

Корреспондент Комсомолки устроилась переписчиком: одинокие бабушки поят чаем, хотят поговорить и суют конфеты.

Рано утром 14 октября я повязала синий шарф на шею, взяла в руки васильковую сумку, в которую положила самые главные предметы самообороны - фонарик и свисток, и пошагала по городу считать народ! Мне повезло, меня взяли на ответственную работу - переписывать население.

Подробнее о том, как я проходила обучение этому мастерству, читайте в статье: Кто стучится в дверь ко мне с синей сумкой на ремне?.

До 25 числа мне нужно постучаться в 200 дверей, посчитать, как цыплят, около 450 человек, заполнить кипы бумаг. За все это мне обещали заплатить - внимание! - пять тысяч рублей!

Перед отправкой на работу меня и моих коллег собрали на переписном участке. Надо было рассортировать бланки и получить последний инструктаж.

- Бланков не хватает, поэтому они будут выдаваться по счету, - объявил нам инструктор Михаил Иванович. - За испорченные листы головой будете отвечать! Ну или оштрафуем.

Я стала пересчитывать бланки и, пользуясь случаем (пока никто не видит), положила в свою стопку несколько лишних листов. Мне достался легкий участок - район с многоэтажками. А это - большая удача, так как бродить вечерами по темным переулкам страшно и опасно.

И вот я иду по первому адресу. Дом под номером 135а никак не могу найти. Обошла всю улицу вдоль и поперек, а эту многоэтажку как ветром сдуло. Звоню инструктору.

- Ищи! Никаких ошибок быть не может! Внимательно смотри, поспрашивай у местных, - наставлял он  меня по телефону. - В документах же он указан!

Через час безрезультатных поисков мои руки опустились, и я пошла в следующий дом по списку. К счастью, его нашла без труда.

В первой квартире мне открыла дверь тетечка лет шестидесяти. Даже не проверяя моих документов, она пустила меня в квартиру, в которой находилась еще одна женщина и годовалый ребенок. Я достала бланки и начала задавать ей вопросы. Оказалось, к ней из Москвы на месяц приехала дочь с внучкой, а сын сейчас сидит в тюрьме. Я запуталась и не знала, куда вписывать ее детей, три раза переписывала и испортила бланки. Телефон инструктора предательски молчал.

- Да вы не переживайте, - успокаивали меня хозяева. - Вы нас не задерживаете и не напрягаете, сидите сколько надо.

Я просидела битый час, пока все правильно оформила.

Следующую дверь открыла девочка лет десяти.

- Здравствуй, а взрослые есть дома? – Спросила я.

- Конечно, проходите, я уже взрослая,  - по-деловому ответил мне ребенок и доверчиво распахнул передо мной входную дверь. - Родители только вечером придут, я сама вам все расскажу.

Я опешила, но входить не решилась. Нас ведь учили, что общаться можно только с совершеннолетними, и я пошагала дальше.

Мне охотно открывали двери, люди даже радовались моему визиту. А  одинокие бабушки даже не хотели меня отпускать - предлагали чаю с пирожками.  А одна 78-летняя пенсионерка сразу стала вытаскивать все из холодильника и накрывать на стол. Когда я вежливо отказалась от угощений, расплакалась.

- Деточка! Я же тебя так ждала, думала, посидим, поговорим, – причитала старушка, смахивая навернувшиеся слезы.

- За это могут сильно наказать - лишить зарплаты, - шепотом сказала я старушке. Она понимающе закивала головой, но конфет с собой все же насыпала.

В другой квартире меня ждал сюрприз! Правда, далеко не приятный. Как только я сделала шаг за порог, в нос ударил жуткий запах перегара, табака и какой-то тухлятины. Ощущение было такое, как будто здесь ежедневно курил целый полк солдат, а помещение годами не проветривалось. Я попросила вынести мне табурет и устроилась в прихожке, так как пройти в комнату было выше моих сил. У меня першило в горле, слезились глаза, и через десять минут накрыл приступ кашля и тошноты.  Наспех поставив метки в документах, я пулей вылетела на улицу.

Надо сказать, что днем  ходить по домам не совсем продуктивно. В это время  застать в квартире можно только пенсионеров и детей. Все остальные на работе. Поэтому переписывать народ лучше после шести вечера - в это время все возвращаются с трудового поста. Вот только по темноте ходить одной страшно.  В первый день я на это не решилась. Тем более что нам не предоставили список неблагополучных квартир, как обещали. Ведь на занятиях говорили, что в страшные дома  мне придется  наведываться с участковым - так безопаснее. Но стража порядка я до сих пор в глаза не видела. Судя по всему, и он не горит желанием с нами знакомиться.

Когда я отправилась на переписной участок сдавать документы инструктору, настроение было на нуле. От вчерашнего заряда энтузиазма не осталось и следа. Шутка ли, из запланированных сорока человек я переписала лишь 25. Впрочем, никто из переписчиков радости от первого дня работы не испытывал. А двое сразу отказались от участия в этом проекте.

- Принесли чемоданы, даже слушать ничего не стали, повернулись и ушли, - шепотом рассказал мне инструктор.

Кроме меня, пришли еще несколько моих коллег.

- Меня обматерили и послали куда подальше, - жаловалась 20-летняя Оля.

- А я вообще адреса перепутал и переписал не свой участок, - схватившись за голову, причитал Андрей.

А когда я рассказала про дом, который искала целый час и так и не нашла, сказали, что его не существует. Просто в документах опечатка.

- Главное, вы сильно не переживайте, - успокаивали нас инструкторы. - Думаете, нам тут легко? Сегодня судорожно искали новых переписчиков - многие же поуходили, не выдержав ритма работы. Пошли в один из институтов, там стали искать студентов-добровольцев, которые согласны были бы поучаствовать в переписи. Брали всех желающих. А как по-другому?


Александра ШЕРЕМЕТЬЕВА, газета http://kuban.kp.ru/daily/24575/746991/>Комсомольская правда-Кубань








Яндекс.Метрика