Меню сайта

Павшие и падшие

Павшие и падшие



Почетные гости, которых, в первую очередь, везут на Малую землю – символ великого подвига, могут лицезреть лишь то, как россияне губят свои святыни.

Только прошедшие чередой ливни оказались способны защитить Малую землю от атаки отмороженных местных жителей и отдыхающих, превративших святое место в… отхожее. Все лето на земле, политой кровью, люди не гнушались не только загорать голяком на крыше памятника-ансамбля, но и успели загадить парадный вход в галерею боевой славы.

Тревогу о поруганной памяти павших героев забили читатели НР. В письме, которое пришло в редакцию, экскурсовод с болью в сердце рассказывает, как часто ей приходится становиться свидетельницей полнейшего безобразия на Малой земле.

Эта зона является заповедной, здесь насмерть стояли бойцы Красной армии, отвоевывая по крупицам у врага нашу землю, – сокрушается экскурсовод. – Но, похоже, об этом знают только сотрудники Новороссийского исторического музея-заповедника, а приезжие и жители города об этом даже не догадываются. Как иначе объяснить их хамское поведение? На территории заповедника устроили пляж, где барышни загорают и в обнаженном виде, выход из галереи боевой славы стал излюбленным местом, где люди справляют нужду. В заповедной зоне себе место находят влюбленные парочки, чтобы предаться любовной страсти. Почетные гости, которых, в первую очередь, везут на Малую землю – символ великого подвига, могут лицезреть лишь то, как россияне губят свои святыни.

Корреспонденту НР не пришлось долго искать подтверждений увиденного нашими читателями.

Как только в небе прояснилось, стихийный пляж возле мемориала Малая земля вновь стал наполняться людьми. Мужчины в плавках и женщины в бикини щеголяли телесами перед изумленными туристами, рассчитывавшими совсем на иные впечатления. Тут же, прямо под сводом мемориала, женщина бойко торговала хачапури.

Любители пропустить бутылочку-другую раскупоривали емкости с пивом, кто-то щелкал семечки, дети ели мороженое. Одна группа людей оставила после себя кожуру от банана и обертку от колбасы.

– Что же вы делаете? Вот контейнер для мусора стоит – 20 метров пройти, – не выдержала пенсионерка, тоже отдыхавшая на пляже.

– А куда уходят наши налоги? Вот пусть власти за наши деньги и уберут этот мусор, – огрызнулся молодой мужчина.

– Я понимаю, что купаться здесь вроде как неприлично. Сама родилась в тридцать восьмом и еще помню все тяготы войны и что тогда из себя представляла Малая земля – вся выжженная. Но у меня суставы больные, поэтому море и солнышко мне очень помогают. А дойти хотя бы до косы сил нет, – извиняющимся тоном рассказала корреспонденту НР Любовь Михайловна, вступившаяся за чистоту. – Но можно купаться спокойно, не разнузданно, не привлекая всеобщего внимания.

– А еще надо администрации самой напомнить, что это земля заповедная – покрыли бы территорию всего мемориального поля зеленым газоном, а то одна выжженная трава осталась, – включается в разговор мужчина в панаме из газеты.

Работники галереи боевой славы рассказали корреспонденту не одну историю, как они борются с бескультурьем, и показали на свежую кучу фекалий на мемориале – не успели убрать. Устают экскурсоводы прогонять людей с крыши памятника, куда желающие насладиться видами бухты поднимаются вместе с детьми. Ответ на просьбы слезть один: хамство.

– И вот такие сюрпризы мы находим каждое утро, – рассказывает научный сотрудник музея Нелли Магданова. – Стыдно перед ветеранами, когда приходят сюда и чуть не наступают в кучи. Облюбовали ночные гуляки вход и выход в галерею боевой славы и превратили их в общественный туалет. Мы уже не знаем, чем запах мочи отбить. Хорошо хоть дождь прошел, смыл всю эту гадость.

Заглянула корреспондент НР на мемориальное поле, где еще сохранился ландшафт военного времени: с траншеями, окопами и воронками от взрывов. И если честно, уже не удивилась найденному здесь использованному презервативу, паре смятых пластиковых стаканчиков и сигаретным окуркам.

– Думаете, наши деды сражались для того, чтобы мы сейчас по ним лили слезы? Да как же! Они хотели, чтобы мы наслаждались жизнью. А на этом поле очень удобно отрабатывать трюки – настоящая пересеченная местность, – отбрил меня встреченный здесь юный велосипедист, совершавший пируэты на мемориале.

Директор Новороссийского исторического музея-заповедника Лариса Колбасина призналась газете, что летние беспорядки на Малой земле продолжаются уже несколько лет.

– В советское время здесь никто себе не позволял купаться, а сейчас люди считают, что это их право, – возмущается Лариса Александровна. – Мы уже устали бороться с купальщиками, сейчас просим их хотя бы отходить подальше от памятника и не подниматься на крышу. Но часто встречаем непонимание и агрессию. Люди не внимают объяснениям, что медный настил крыши над галереей боевой славы очень мягкий, не предназначен, чтобы по нему ходили, и разрушается от этого; совершенно потеряли уважение и стыд.

Старожилы вспоминают, что в советское время народ даже в купальниках никогда близко к памятнику не подходил. А если, например, мужчине с голым торсом делали замечание, человек краснел, бледнел и немедленно надевал рубашку.

Территория всего мемориального ансамбля занимает 16 гектаров и носит статус памятника федерального значения. Очевидный выход из сложившейся ситуации – огородить всю территорию и поставить охрану.

– Вопрос по ограждению мемориального ансамбля поднимался нами уже не раз, – рассказала Лариса Колбасина. – Я понимаю, что территория огромная, вложения необходимы крупные. Но это единственный выход из ситуации, если мы не можем поменять сознание людей. Однако до сих пор средства не выделены. Сейчас своими силами музей, конечно, не справляется ни с мусором, ни с ночными гуляньями. Помощь оказывает администрация Южного района. Она обеспечивает ночную охрану памятника, уборку мусора и покос травы.

Глава Южного района Руслан Банера подтвердил, что порядок на Малой земле старается сохранять. Но с тем количеством мусора, который появляется там, справиться сложно – хотя уборка происходит ежедневная. Покос 16 гектаров травы – тоже дело непростое. В этом году установлены мусорные контейнеры и два биотуалета, но почему-то народ до них никак не доходит. Кроме того, заключен договор с охранной фирмой, и каждую ночь на мемориале дежурят два охранника.

– Огородить всю территорию мемориального комплекса в ближайшее время не реально, нужны очень большие средства. К тому же мы не можем ограничить доступ людей к морю. А вопрос об ограждении самого памятника на берегу моря, я считаю, можно рассмотреть, – говорит Руслан Банера. – О стационарных туалетах также говорить пока рано.


Евгения СИМАНОВИЧ, газета http://novorab.ru/ArticleSection/Details/3674>Новороссийский рабочий.








Яндекс.Метрика