Меню сайта

Песня о сентиментальном боксере - друге Высоцкого

Песня о сентиментальном боксере - друге Высоцкого



В Краснодаре проживает другой боксер, журналист, золотодобытчик и соавтор широко известной книги Черная свеча, одним из авторов которой является Высоцкий.

Удар, удар, еще удар, опять удар, и вот Борис Буткеев – Краснодар – проводит апперкот….
Для непосвященных: апперкот (англ.) – удар снизу в челюсть или корпус. Все мы помним песню Владимира Высоцкого, герой которой – наш земляк, боксер Буткеев проводил матч. Но с кем?

В песне Владимира Семеновича об этом ничего не сказано. Но в Краснодаре проживает другой боксер, журналист, золотодобытчик и соавтор широко известной книги Черная свеча, одним из авторов которой является Высоцкий. В свое время они были добрыми друзьями. Леониду Васильевичу Мончинскому сейчас 75 лет.

Мончинский в молодости разрывался между спортом и филологией. С 25 лет стал делать небольшие передачи на местном радио, сотрудничать с газетой радиозавода, в дальнейшем – трудиться в редакции областной газеты Иркутская молодежь и агентстве печати Новости. Журналистский опыт накапливался стремительно. Тогда же будущий автор Черной свечи исколесил всю Сибирь. Далее было сотрудничество внешкором, а затем собственным корреспондентом в знаменитом Огоньке.

И примерно в это же время Леонид Васильевич осваивает новую профессию – золотодобытчик. Но журналистский зуд давал о себе знать. Он пишет повесть Прощеное воскресенье об установлении советской власти в Сибири, основываясь на фактическом материале. Его знакомый, работавший в западногерманском журнале Штерн, помогает опубликовать этот труд в эмигрантском журнале Вече. Именно этот факт стал поводом для знакомства Леонида Мончинского и Владимира Высоцкого.

17 июня 1976 г. В. Высоцкий прилетел в Иркутск с концертами. Повесть Мончинского он, оказывается, читал, и она произвела на него впечатление. Бард сам разыскал автора, созвонился с ним и пожелал встретиться.

Встретились. Как вспоминает Леонид Васильевич, после первых же фраз создалось впечатление, будто он знал Владимира Семеновича чуть ли не всю жизнь. Ясность, взаимопонимание, искренняя открытость. Мгновенно возникла обоюдная симпатия.

Встретились две по-настоящему сильные личности. В сопровождении Л. Мончинского, который к тому времени был зампредседателя артели Лена, Высоцкий посетил Бодайбо, Нижнеудинск. В одном из поселковых клубов В. Высоцкий давал концерты и одновременно изучал местный быт, плотно общался с людьми. В клубе поселка зал не мог вместить публику. Выставили окна. На ура прошел концерт. Уже направляясь к вертолету, Владимир Семенович увидел пожилого якута, приехавшего, как тут же выяснилось, на олене издалека. Да вот только не успел Кеша – так звали оленевода. Кеша хлопал себя по бокам, пританцовывал и, сверкая единственным зубом и покачивая головой, трогательно сожалел, что, мол, спешил, да не успел на концерт. Владимир Семенович задержал вертолет и повторил концерт уже в присутствии Кеши от начала до конца!

Именно тогда, в те дни в доме Леонида Васильевича у Высоцкого возникла мысль написать сценарий для фильма. В разговорах будущий фильм предполагалось ставить в Штатах, где Высоцкому отводилась главная роль.

После отъезда Высоцкого в Москву Мончинский принялся за работу. Детали сценария друзья обговаривали по телефону, написанное передавалось в столицу нарочными. Часто Леонид Васильевич по делам и сам прилетал в Москву, иногда с внучкой Любочкой, которой в ту пору было 12 лет. Ее Владимир Семенович звал подруга, а та его – дядя Володя. Позже сценарий решено было расширить, и параллельно стала создаваться будущая книга.

Над сценарием работали оба. (Сценарий во многом повторял жизненный путь самого автора). Высоцкий правил, делал замечания, сам писал целые абзацы. А основу сценария, зная специфику золотодобычи досконально, да и сам побывав в шкуре заключенного, делал Мончинский.

Работа старателей – особый мир. В артелях, состоящих, как правило, из бывших зэков, крысятничества не было. Зато проверки шли за проверками. Никто не верил в честность работающих. Спецслужбы тоже не дремали, квартиру Мончинских шмонали, их пугали, отслеживали. Так что рукопись приходилось скрывать на дачах у проверенных друзей.

После автокатастрофы, примерно за год до смерти, состояние здоровья Высоцкого резко ухудшилось. Где-то в ноге сидел тромб, и раны на ней не заживали. Начались перебои с сердцем. В Москве за кулисами постоянно были врачи, на периферии – тоже, только зачастую менее компетентные. Мончинские советовали ехать подлечиться на Саяны. Не срослось… Вторую часть книги Леонид Васильевич писал уже исключительно сам.

…Главный герой книги Упоров – человек с принципами чести, прекрасно ориентирующийся в среде заключенных. Но книга не только о нем. Перед читателем материал из жизни вчерашних зэков, работающих ежедневно с дьявольским искушением – золотом. И финал этого произведения глубок и неожидан: прирожденных воров так же мало, как и настоящих сыщиков или святых. И крест, который носит на груди каждый вор, есть тусклый отблеск Истинного Света, бессильная надежда оступившегося на то, что Господь не оставит грешника без Своих утешений…

Рассказывая о личном восприятии Владимира Высоцкого, Леонид Васильевич подчеркнул, что это был человек, разносторонне, гениально одаренный. А еще – мужик без капли страха. Если его оскорбят, мог легко и в морду дать. Так, кстати, однажды чуть не произошло на остановке такси, когда Высоцкий и Мончинский куда-то ехали. Подвыпивший нахал как-то сразу стушевался и отошел прочь, когда Высоцкий просто что-то тихо ему бросил. Впрочем, признал ли тот барда, трудно сказать.

А еще Владимир Семенович многим помогал бескорыстно, деньги доставал на лечение. После смерти долги остались…

На Кубани семья Мончинских живет уже семь лет, сюда она переехала по настоянию обаятельной супруги Леонида Васильевича, коренной кубанки Галины Николаевны.

Справедливости ради надо сказать, что не личность Л. Мончинского навеяла
Высоцкому песню про Буткеева, ибо встреча барда и боксера произошла уже после написания песни. Но когда Мончинский бился на ринге, Высоцкий за него болел.

Около трех лет назад по мотивам книги Черная свеча вышел фильм Фартовый (студия Дом кино). Презентация фильма проходила в Москве и в Иркутске. Фильм шел в российских и украинских кинозалах. Сейчас к Леониду Васильевичу вновь обратились деятели кино с желанием расширить тематику фильма -  теперь уже до четырехсерийного. Идут переговоры. А еще в настоящий момент Леонид Васильевич работает над некоторыми главами своей книги и пишет продолжение труда, соавтором которого является безвременно ушедший народный поэт и музыкант, композитор и актер Владимир Семенович Высоцкий.

Игорь ЯСИНСКИЙ, http://ngkub.ru/index.php?a=article&id=1108>Новая газета Кубани








Яндекс.Метрика