Меню сайта

Порвали Парус...

Известная многим краснодарцам детская школа парусного спорта на Старой Кубани скоро может прекратить свое существование. А все потому, что городские чиновники много лет не могут определиться с правовым статусом Паруса.

Если по раздолбанному асфальту улицы Кубанской, что в краевом центре, спуститься вниз к Старой Кубани, то минуя три элитные многоэтажки-свечки, попадаешь в хаос разномастных домишек, пристроек-надстроек, гаражей и заборов. Здесь, у самой воды, примостилась крохотная парусная спортивная школа  - филиал  детского  учреждения дополнительного образования Парус.

Целый год чиновники городской администрации ума не приложат, как отсудить землю под этой школой у ... самих себя, а тут еще дети путаются под ногами.

- А у вас вообще есть задание редакции, чтобы задавать мне такие вопросы?  - все больше раздражался в телефонную трубку начальник отдела образования Карасунского округа Краснодара Олег Здрок.

Столь убийственный аргумент завершил наш 10-минутный разговор о том, почему деньги городского бюджета, выделяемые на дополнительное образование школьников, никак не доходят до воспитанников филиала Паруса на Кубанской? Единственному педагогу этого учреждения (кстати, и заведующему, завхозу, сторожу - в одном лице) пришлось встать на тропу войны со всей местной системой образования.

Среди руководства краснодарских школ отставной пилот первого класса, а ныне педагог и тренер парусного спорта, Юрий Муравьев  давно прослыл партизаном и скандалистом. В некоторых школах, куда он раньше частенько наведывался, чтобы рассказать ребятишкам о романтике парусов и ветра и набрать очередную группу воспитанников, его теперь не пускают дальше фойе.

А ведь как хорошо все начиналось! Сколько было красивых слов о нравственном воспитании подрастающего поколения, сколько меда лилось на начальственные уши в отчетах о дополнительном образовании, об отвлечении школьников от наркотиков и дурного влияния улицы!  Да и выездным совещаниям под сенью ив на берегу Старой Кубани с участием начальников от образования, тоже не было числа.

Благо, проводить важные посиделки было где.  Еще в 1982 году на берегу Старой Кубани (тогда еще никому особенно не нужного водоема) постановлением  горисполкома был выделен участок профсоюзной организации Краснодарского аэропорта для размещения клуба юных летчиков и подросткового клуба Парус. Тут же присоседилось спортивное общество Спартак. Аэропорт тянул на себе непрофильные активыдо конца 90-х,  пока они не перешли в ведение городской администрации. Спартаковцы все это время, считают парусовцы, потихоньку выживали детвору.

Сначала попросили переместить парусный клуб чуть дальше вдоль берега. Потом еще дальше  - уже под предлогом то ли прокладки линии электропередачи, то ли возведения трансформатора. Клуб, не имея на тот момент ни определенного юридического статуса, ни документов на землю, безропотно соглашался.

Чтобы обрести хоть какие-то права (ибо от городской администрации их добиться не мог) руководитель клуба Юрий Муравьев добился превращения его в городскую  общественную организацию Молодежный клуб Парус. Так хоть  можно было надеяться на  то, что будут решаться земельно-имущественные вопросы, и появиться какое-то финансирование.

Имущество - это громко сказано. Все, чем на тот момент располагала организация  - несколько сооруженных своими силами построек на берегу и пара-тройка лодок с досками для виндсерфинга, которые детвора тоже делала своими руками из подручных материалов.

- В последние годы своего пилотства я частенько летал в Уренгой - там были лучшие в стране свалки, - рассказывает Юрий Никитович. - Фанера, металл - все, что хочешь. Наберу добра  - и в свой АН-26, везу в Краснодар.

Даже после очередного переезда Паруса, когда нужно было обживаться на новом месте, на помощь опять пришла авиация: в прибрежные камыши и иловую топь были уложены бэушные покрышки с АНов. Тысяча восемьсот семьдесят штук, по шесть рядов, - гордо заявляет Муравьев.  

Дела, казалось, наконец пошли на поправку: безо всякой рекламы и административного ресурса в Парус потянулась ребятня.  В одно лето постигать искусство борьбы с волнами и ветром пришло без малого полторы сотни мальчишек и девчонок. Тут уже возбудилась и городская администрация и, видя, какое количество школьников проходит мимо отчетов о воспитании и недопущении, решила наконец взять Парус под свое крыло.

В 2006 году клуб превратили в филиал муниципального учреждения дополнительного образования (УДО) - тоже с названием Парус, но  расположенного в станице Старокорсунской. Юрий Никитович стал руководителем филиала, а его воспитанники наконец попали в ведомственные отчеты.

Но вдруг оказалось, что законных механизмов бюджетного финансирования городского филиала Старокорсунского УДО попросту нет. Выяснилось (почему-то уже после учреждения филиала), что постройки на берегу Старой Кубани  располагаются на ничейной земле без кадастрового номера и адреса.  Свои претензии появились и у пожарников: строения, мол, не соответствуют требованиям безопасности и к ним нет прямого проезда.

Единственная помощь, которую на  законных основаниях могли оказать  начальники городского образования,  - оформить Юрию Муравьеву официальную зарплату и отпустить в свободное плавание. На эти крохи, прибавленные к пенсии летчика, Муравьев продолжал тянуть уже вполне официальный и числящийся в документах парусный клуб.
  
- Город не без добрых людей, - посмеивается он. - Недавно вот нам подарили деньги, хоть парусов с ребятами пошили.

Окончательно отношения с властями у Муравьева испортились после очередных посиделок руководителей школ Карасунского округа в рамках выездного совещания (которое, как оказалось, можно с удовольствием провести даже в помещениях без адреса и кадастрового номера).  Когда теплым осенним днем несколько разгоряченных спиртным школьных администраторов  полезли купаться в Старую Кубань едва ли не в чем мать родила, Юрий Никитович стукнул кулаком по столу:Хватит с меня всех этих совещаний.Не удивительно, что вскоре руководитель филиала был разжалован в рядовые педагоги, каковым продолжает числиться по сей день.

Всякому гостю своей парусной школы  Муравьев неизменно показывает свежеокрашенную доску для виндсерфинга: сделали ее еще из старых запасов авиационной фанеры и куска пенопласта. Обошлась она где-то рублей в 400, хотя точно такие же доски китайского производства продаются в спортивных магазинах за 50 -70 тыс. рублей.

Директор  МУДО Парус Николай Лещенко разводит руками: помочь собственному филиалу он почти ничем не может. Законных механизмов его финансирования, говорит он, не будет до тех пор, пока не будет узаконена земля и постройки. Лещенко сообщил, что городской департамент муниципальной собственности и городских земель якобы даже обращался в Арбитражный суд с требованием о признании за ним права собственности на участок у Старой Кубани.

Иск вроде бы вернули заявителю: получалось, что департамент должен был бы стать одновременно и ответчиком по этому делу, а это очевидный абсурд...

Узнать в самом департаменте муниципальной собственности  подробности странного иска не удалось. Чуть более разговорчивым оказался начальник отдела образования Карасунского округа  Олег Здрок. Правда, когда речь зашла о том, как так получается, что целый филиал спортивной школы уже несколько лет проходит в отчетах отдела образования, а придумать законный способ финансирования за это время так и не удалось, Здрок огорошил: Ну и что, что Муравьев что-там покупает за свои деньги. У нас таких педагогов в округе  - десятки. Я вот тоже покупаю...
  
Кому точно нет дела до того, что и кому покупает чиновник, так это детворе.  Морских волчат на Старой Кубани  осталось нынче немного - человек пять. Одиннадцатилетние мальчишки с азартом занимаются в незаконном спортзале, таскают тяжеленные лодки по земле без кадастрового номера и кроят паруса в постройке без адреса, и плевать хотели на дрязги взрослых дядь и теть. Лишь бы не мешали.

Дмитрий ШЕВЧЕНКО








Яндекс.Метрика