Меню сайта

После 18 лет попыток Россия присоединилась ко Всемирной торговой организации

После 18 лет попыток Россия присоединилась ко Всемирной торговой организации



Наконец свершилось то, чего многие с опаской или нетерпением ждали долгие годы: министерская конференция Всемирной торговой организации (ВТО) утвердила присоединение к ней России. Теперь в течение семи месяцев Госдума должна разработать и принять необходимый пакет документов – все, здравствуй, новая жизнь.

Какие отрасли сельского хозяйства выиграют от присоединения к мировому торговому сообществу, а какие нет? Как теперь изменится жизнь российских крестьян? На эти вопросы Крестьянин попросил ответить ведущих экспертов в области АПК.

Импорт сыра и масла увеличится

Татьяна Рыбалова, руководитель Информационно-аналитического центра Национального союза производителей молока:

В чем заключается главная идея ВТО? В том, чтобы облегчить вход на рынок, либерализовать торговлю. То есть речь, прежде всего, идет о снижении таможенных пошлин. Поэтому разумно предполагать, что отрасли, экспортирующие продукцию, выиграют от присоединения к ВТО, а те, что зависят от импорта, проиграют. К числу проигравших относится и молочное животноводство – объемы импорта по некоторым продуктам доходят здесь до 40%. В первую очередь это масло и сыры. Скоропортящиеся продукты мы производим сами. Очевидно, что после снижения пошлин мы станем еще более зависимыми от импорта. И не надо думать, что рядовой потребитель выиграет от этого. Дешевую продукцию будут везти до тех пор, пока наши собственные товары не перестанут продаваться. Потом все повезут по высоким ценам. Ближайший пример – Украина. За три года после присоединения к ВТО она из крупного экспортера молочных продуктов превращается в импортера. На Украине молочники были брошены один на один со своими проблемами. У нас может произойти то же самое. Единственное средство борьбы – это развитие собственного молочного животноводства. Причем нужно много не просто молока, а хорошего молока – конкурировать придется и по объемам, и по качеству. В течение нескольких лет мы еще можем увеличивать господдержку сельского хозяйства. Поэтому встает вопрос: как и каким образом будет оказана эта поддержка? Она должна быть адресной, чтобы средства дошли до животноводов и ими можно было реально воспользоваться. Помощь обещана большая, но обещать – не значит жениться...

В поисках новых механизмов поддержки

Павел Скурихин, президент Национального союза зернопроизводителей России:

Большая часть господдержки, которая доступна нашим зернопроизводителям – льготы на ГСМ, удобрения, железнодорожные перевозки, находится, по нормам ВТО, в желтой корзине. Ее мы должны будем постепенно сокращать. Поэтому наша задача сейчас – разработать те механизмы, которые позволят сохранить уровень господдержки, но перевести ее в зеленую корзину, в разряд социальных и инфраструктурных проектов. Зарубежными странами здесь наработан богатый опыт. Например, Япония добилась того, что сельское хозяйство здесь считается традиционным укладом населения, и выделяет деньги не на поддержку сельского хозяйства, а на сохранение крестьянского уклада. Хотя по сути это одно и то же. В Европе, в свою очередь, применяются льготы на внедрение новых технологий в железнодорожные перевозки, например маршрутизацию или технологии доставки укрупненных партий зерновых грузов. К счастью, существует переходный период, в течение которого мы можем использовать предельно допустимый уровень господдержки в 9 млрд долларов (сейчас – 4,5 млрд). Есть предложение, пока не вступили ограничения, максимально использовать эти средства. Развивать переработку, проводить модернизацию и т. д. Нужно активно изучать опыт зарубежных стран – уровень поддержки агрокомплекса там высокий, но все это соответствует требованиям ВТО.

Птицеводы в выигрыше

Анна Евангелеева, аналитик компании Meatinfo:

Среди мясных отраслей в наилучшем положении находится птицеводство: отечественные производители занимают у нас 90% рынка. Импортная продукция представлена в основном заморозкой, в то время как наши предприятия выпускают охлажденную продукцию. Более того, присоединение к ВТО позволит развивать экспорт мяса птицы – за счет новых рынков сбыта. Единственные, кто пострадает, это устаревшие предприятия с низкотехнологичным производством и высокой себестоимостью. Рынок говядины слишком мал, чтобы на нем сильно сказалось вступление в ВТО. Отечественное производство здесь сокращается, а зависимость от иностранных поставок и без того велика.
Более всего может пострадать свиноводство. С момента присоединения к ВТО пошлина на живых свиней, ввозимых в Россию, снижается с 40% до 5%. Это приведет к увеличению импорта до 1,2 млн голов в год. Кроме того, обнуляются пошлины на квотный ввоз замороженной свинины. В результате доходы отечественных предприятий снизятся, увеличится срок окупаемости крупных мясных проектов. Многие инвесторы, которые собирались строить новые свинофермы, и вовсе отложат планы на неопределенный срок.

Удобрения будет легче экспортировать

Игорь Калужский, исполнительный директор Российской ассоциации производителей удобрений:

Для производителей удобрений вступление России в ВТО – положительный процесс. Сейчас в ряде стран на российские удобрения действуют ограничительные меры – импортные или антидемпинговые пошлины. Присоединение к ВТО позволит добиваться отмены таких ограничений за счет использования механизмов решения споров в ВТО. Резкого изменения цен на удобрения разных групп на внутрироссийском рынке не ожидается.

Зло для сельхозмашиностроителей

Константин Бабкин, президент ЗАО Новое содружество (крупнейший акционер комбайнового завода Ростсельмаш):

Вступление в ВТО – это абсолютное зло для нас. Оно закрепит подавленное состояние российского сельского хозяйства. Например, из-за ВТО снижается почти до нуля 15%-ная пошлина на ввоз импортных б/у комбайнов. С учетом того, что за рубежом ниже налоги и цены на металл, энергоносители, отечественные производители окажутся в неравных условиях конкуренции. Страна превратится в потребителя подержанных комбайнов со всего мира.
Несколько лет назад пошлина уже была близкой к нулю. Комбайны просто завозили в Россию и продавали. В 2008 году мы добились повышения ставки. В результате зарубежные компании начали строить в России сборочные производства. Это давало рабочие места, налоговые отчисления и т. д. С отменой ввозной пошлины на б/у комбайны вся экономическая целесо­образность создавать какие-либо предприятия исчезнет. Технику начнут импортировать напрямую.
Кроме того, для своего производства мы импортируем ряд комплектующих. Пошлины на комбайны снижаются, а на комплектующие почему-то нет. Как было 10%, так и останется. Предположим, наш комбайн продается в Америке. У конкурента стоит точно такой же двигатель, как и у нас. Но он стоит на 10% дешевле – просто потому что нам его надо привезти и растаможить. Та же ситуация с остальными комплектующими. Мы неоднократно поднимали этот вопрос перед правительством. В итоге в Минпромторге нам заявили: А вы перенесите за рубеж производство – и не будете платить пошлину. У меня вопрос – в министерстве промышленности какого государства работают эти люди?..

Положение рисоводов ухудшится

Александр Корбут, вице-президент Российского зернового союза:

С точки зрения основных зерновых продуктов значимых изменений не происходит. Исключение – рисовое производство. Здесь меняется тот экспортный режим, которого мы долго добивались. После вступления в ВТО таможенные пошлины на рис должны быть единовременно снижены. Это откроет путь зарубежным поставкам риса и снизит привлекательность российского рисоводства. Кроме того, я считаю, нам надо активнее требовать от иностранных партнеров открывать границы. Если мы это делаем, то и вы, будьте добры, поступайте так же. У стран – участниц ВТО очень сложная и разветвленная система защиты собственных рынков, например сертификация. У нас аккредитовано несколько тысяч европейских предприятий, имеющих право поставлять продукцию в Россию. А почему тогда наших предприятий так мало? В краткосрочной перспективе я не вижу особых плюсов от вступления в ВТО, но вместе с тем внутренний рынок станет более насыщенным товарами. Цены теоретически могут снизиться. Плюс это очень мощный стимул для производителей вести технологическую модернизацию.

Плюсы и минусы для фермеров

Вячеслав Телегин, председатель правления Ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств и кооперативов России (АККОР):

Однозначно оценить факт вступления в ВТО нельзя – есть и положительные, и отрицательные стороны. В числе отрицательных – то, что мясо-молочному производству будет сложно конкурировать с иностранными поставщиками. Мы здесь сильно отстаем от зарубежья, по импорту мяса КРС занимаем первое место в мире. Вторая проблема – две трети продукции у нас создается малым и средним бизнесом, а кооперативные связи, товарные сети не развиты. В плане логистики, продвижения продукции это сыграет негативную роль. Господдержка кооперативов у нас по-прежнему минимальна – и это большая ошибка. Положительным я считаю, например, то, что до 6% снизится экспортная пошлина на подсолнечник – сейчас она, по сути, заградительная – 20%. Если бы ее отменили уже в этом году, цена на подсолнечник была бы гораздо выше. Еще один плюс в том, что упадут ввозные пошлины на ряд товаров – технику, яды и т. д. Многие фермеры уже активно пользуются импортной продукцией – после вступления в ВТО цена на нее должна снизиться. Вообще я считаю, что больше внимания нам нужно обращать не на требования ВТО, а на внутреннюю политику. Из тех предельных сумм, что сегодня заявлены, на сельское хозяйство выделяется только половина. Надо пересмотреть направления господдержки – развернуть ее в сторону фермеров. Регионы тоже должны работать – если они мало средств выделяют на агрокомплекс, при чем тут ВТО? А ведь это и есть наша главная проблема.

ЛПХ – под ударом

Юрий Ковалев, генеральный директор Национального союза свиноводов России:

Свиноводство, к сожалению, одна из тех отраслей, где пришлось пойти на наибольшие уступки. По нашим оценкам, из-за снижения цен на свинину рентабельность производств сократится в два раза. Это нас беспокоит.
Какие меры необходимо предпринять? Во-первых, у нас есть возможность в ближайшие три года увеличить господдержку. Думаю, эта мера частично будет реализована. Другой такой возможности уже не представится. Во-вторых, мы должны адаптировать свое законодательство к нормам ВТО, чтобы использовать все легитимные механизмы защиты рынка от импорта дешевого мяса. Это и нетарифная защита, и технические регламенты, и антидемпинговые расследования... В общем, все, чем мы раньше не занимались. И третье – усилия самого бизнеса. Ему придется еще больше работать над снижением себестоимости, увеличением глубины переработки и т. д. В наибольшей опасности здесь находятся ЛПХ. Они и так не слишком конкурентоспобны, а в новых условиях станут еще слабее. Средним фермерским хозяйствам, характерным для юга России, придется принять для себя решение: либо двигаться в сторону индустриального производства, либо уходить из бизнеса. В целом, думаю, ничего критического не произойдет. Нашим переговорщикам удалось достигнуть взвешенных условий присоединения. Это базовая вещь, которая позволяет надеяться, что мы органично впишемся в ВТО.

Тимур САЗОНОВ, новостной портал http://www.krestianin.ru/articles/28666.php>Крестьянин








Яндекс.Метрика