Меню сайта

Посмотрим, кто кому сделает лизинг!

Посмотрим, кто кому сделает лизинг!



Более трехсот делегатов из 44 субъектов РФ съехались в правительственный квартал, чтобы выразить федеральным властям свой водительский протест. И главное — недовольство вступающим осенью в силу законом о перевозках, который принесет в жизнь такси множество регулирующих норм.

Первый Всероссийский съезд таксистов прошел в актовом зале Торгово-Промышленной палаты РФ на Ильинке в среду. Первые делегаты стали съезжаться уже ранним утром, часам к восьми. А к девяти машины с шашечками заполонили все обочины главного бюрократического квартала столицы. Так что сотрудникам администрации президента, ФСО, архива ФСБ и пр., прибывающим на службу к десяти, места уже не нашлось.

Собрать на день водителей со всей страны решил Общероссийский народный фронт. А уже к вечеру, как предполагалось, таксисты РФ торжественно пополнят ряды предвыборного гиганта. Так хотели боссы ОНФ, но не получилось. У таксистов РФ были противоположные планы.

Более трехсот делегатов из 44 субъектов РФ съехались в правительственный квартал, чтобы выразить федеральным властям свой водительский протест. И главное — недовольство вступающим осенью в силу законом о перевозках, который принесет в жизнь такси множество регулирующих норм. Например, в обязательном порядке все машины должны быть оборудованы счетчиками и даже покрашены в единый — для каждого региона — цвет. Таксовать можно будет только на собственных автомобилях или взятых в лизинг, тогда как работать на арендованных машинах будет запрещено. Как раз это больше всего и возмутило таксистов. Профсоюз перевозчиков и вовсе заявил, что новый закон вынудит уйти с легального рынка до 30% водителей.

— Нас клюнули в задницу! — горячился с трибуны директор краснодарского ООО Сервис-такси Федор Васильков. — У меня полпарка — машины, которые я арендую у водителей. И как теперь работать?! Делать лизинг, как заставляют нас там, наверху?!

Делегаты в зале ответили неодобрительным улюлюканьем.

— Тогда я хочу сказать власти, — продолжил Васильков. — У меня в конторе триста водителей, и если я дам сигнал, все выйдут с монтировками. И посмотрим, кто кому сделает лизинг! Покажем вам народный фронт!

Зал разразился бурными аплодисментами.

Так об упрямых таксистов запнулось масштабное начинание Владимира Путина (ОНФ).

Но в общем, представители ОНФ к накалу страстей были готовы. Успокоить таксистов — наша программа-минимум, — говорил мне один из организаторов съезда. — В стране около девятисот тысяч так или иначе зарабатывают легковыми перевозками. Учитывая предвыборный сезон, Народный фронт просто не может позволить себе проигнорировать чаяния такой массы.

И действительно — вместе с функционерами ОНФ на съезд выслушивать претензии шоферов прибыли замминистра транспорта Николай Асаул, вице-мэр Москвы Николай Лямов. Явиться на съезд к таксистам планировал даже Вячеслав Володин. Но, наверно, предчувствуя недоброе, не приехал.

Асаул предложил водителям формулировать свои предложения по изменению закона в письменной и юридически грамотной форме. А член федерального совета ОНФ Вячеслав Лысаков (лидер сообщества автомобилистов Свобода выбора) объявил о создании рабочей группы Госдумы для принятия поправок.

Но претензии в адрес президента, правительства и депутатов Госдумы все равно сыпались хлесткие и смачные. Уже трудно припомнить, когда последний раз в 200-метровой близости от Кремля власть обвиняли в фуфлыжничестве, а членов Единой России называли дешевыми фраерками. Некоторые делегаты, поднимаясь на трибуну, и вовсе не находили слов. Поздно мы спохватились. За нас уже все решили эти п…! — сорвалось у одного таксиста из Краснодарского края.

Но никто ведь и не обещал, что на съезде будут говорить оборотами Блока и Мандельштама.

— Государство требует, чтобы мы ставили таксометры. Но таксометры учитывают пробки и светофоры. В больших городах людям будет совсем невыгодно, — выступал директор ярославской службы такси АБС Михаил Леонтьев. — Еще от нас хотят, чтобы перед рейсом нас проверял врач — значит, ему нужно платить зарплату. Чтобы дважды в год наши машины проходили техосмотр — значит, платить гаишнику. Чем все это обернется? Сейчас средняя стоимость проезда, например, по Ярославлю — 160 рублей, а будет 340!

— Я представляю тот самый многочисленный слой таксистов, который 1 сентября исчезнет. Езжу по доверенности на машине родственника, — рассказывал делегат от Ленобласти Сергей Малевич. — Кому какое дело, моя машина или чужая? Какая разница, желтого цвета или белого? Полная покраска стоит 70 тысяч, это мне пахать без отдыха полгода!

— Имейте в виду, что покраситься они нас заставляют уже к 1 сентября! — подхватила Алиса Гринемаер из такси Сатурн. — В законе к машине больше требований, чем к человеку.

Зал от неодобрения загудел. Обсуждение вопросов покраски и установки таксометров продолжилось и в обеденный перерыв. У группы таксистов созрела мысль устроить в ближайшие дни протестный пробег. Перекроем что-нибудь властям, — говорил, доедая барбекю из курятины, председатель профсоюза таксистов Москвы Ярослав Щербинин.

— Чиновники игнорируют все наши предложения, просить их о чем-то бессмысленно, — позже обращался к соратникам Щербинин. — 12 августа мы решили начать крупномасштабную акцию протеста.

— Крупномасштабную — это 50 человек, как вы устраивали месяц назад? — перебил член федерального совета ОНФ Вячеслав Лысаков.

— Попробуем собрать больше, — растерялся Щербинин.

— Даже если 500 будет, ничего у вас не получится. Зачем кричать под форточкой, если для вас открыли дверь? Власть создала целый орган!

— Да ваш орган нас не услышит! — обиделся делегат.

— А вашу забастовку тем более. Я еще в конце 2006 года понял, что власти не обращают внимания на протесты. Поймите, лучше с властью сотрудничать, чем бороться, — вдруг признался Лысаков. — Я же был на переднем крае борьбы: возглавлял акции против притеснения правого руля, против преследования Щербинского (водитель, первоначально объявленный виновником ДТП с участием погибшего Михаила Евдокимова. — прим. авт.). И сейчас я понимаю, что, кроме протеста, есть более эффективный путь.

После таких слов лидера некогда авторитетного сообщества автомобилистов в зале на секунду повисла тишина.

— Возмущаться и перекрывать дороги бесполезно, тем более сейчас за это есть уголовное наказание, — продолжал агитировать замолкших таксистов Лысаков. — Так что думайте…

…На крыльце Торгово-промышленной палаты я встретил Александра Котова, председателя Союза водителей-профессионалов. Котов быстро затягивался сигаретой, сжимая в руке какой-то плакат. Еще совсем недавно вместе с Лысаковым они организовывали протестные автопробеги и митинги в защиту прав водителей. Имена Лысакова и Котова были у всех на слуху, примерно как сегодня на слуху энергичный Сергей Канаев из Федерации автомобилистов России (вступать в ОНФ отказался).

— Получается, вы теперь тоже — член Народного фронта? — спросил я Котова. — Ищете второе дыханье?

— Боже упаси, — осчастливил Котов. — Чтоб я там был!

— Но зачем тогда пришли?

— У меня завтра альтернативное собрание на Болотной площади, приглашаю всех желающих, — сообщил Котов и развернул плакат: Всероссийская акция протеста автомобилистов. Не дадим себя поиметь — и картинка в виде запрещающего знака, где характерный медведь пристраивается сзади к маленькой машинке.




Павел КАНЫГИН, http://www.novayagazeta.ru/data/2011/085/01.html>Новая Газета.








Яндекс.Метрика