Меню сайта

Работай за тарелку супа

Работай за тарелку супа



Супруги Канаевы из кубанского хутора Бойкопонура Калининского района несколько суток живут в палатке, установленной под окнами квартиры, в которой они прожили семь лет.

В канун Дня защиты детей их вместе с несовершеннолетней дочерью (сын в это время находился на учебе в кадетском корпусе) выселили приставы по решению суда, куда обратился с иском собственник жилья директор агрофирмы Дружба и одновременно председатель Калининского районного Совета депутатов Алексей Сидюков.

Основанием стала задолженность по квартплате. Но, как утверждают Канаевы, деньги с них не брали умышленно, чтобы найти повод для обращения в суд.

Квартирный вопрос измучил многих бойкопонурцев. Еще в советские времена, когда они трудились в колхозе, здесь построили 95 коттеджей. В одном из них получили квартиру Канаевы, как только Дмитрий устроился трактористом, а Айслу стала работать дояркой. Заключили с сельхозпредприятием договор найма жилья, исправно вносили квартплату, а когда вместе со своими соседями попытались приватизировать квартиру, оказалось, что документы на все 95 коттеджей... исчезли. Директор Алексей Сидюков взялся их восстановить, пообещав людям, что на улице их никто не оставит.

Став собственником хуторской недвижимости, он, похоже, тут же забыл о своих словах. Тем, кто в хозяйстве не работает, предложил два варианта: выкупать жилье по рыночной стоимости либо убираться восвояси. Два года назад переселяться в палатку пришлось семье Брыжахиных. Квартиру получили родители Ирины, отработавшие всю жизнь в колхозе, а когда оба умерли, ее вместе с маленькими детьми и двумя братьями (один из них участник боевых действий в Чечне) так же, как и Канаевых - по решению суда, - выставили на улицу. И причина все та же - долги по квартплате.

- Сидюков просто отказывался ее брать, - рассказывает Ирина. - Мы посылали деньги через почту, а он их возвращал. Мы суду и квитанции представили, однако это не помогло. 16 дней вместе с братом жили в палатке, голодовку объявили, малышей, благо, соседи приютили. Когда об этом узнали в крае, Сидюкова заставили вернуть нам квартиру.

Благо у Брыжахиных были земельные паи, доставшиеся в наследство от родителей. Только после того, как они отказались от них в пользу депутата и главы агрофирмы, тот отозвал из суда свой иск и разрешил выкупить жилье по остаточной стоимости. Канаевы такой возможности лишены, ибо земли в собственности у них просто нет. Да и в хозяйстве оба уже не работают: Айслу сократили (хотя в трудовой книжке написали, что уволилась по собственному желанию), вынудили уйти и Дмитрия.

- Зарплату платили мизерную, детей нечем было кормить, - рассказывает глава семейства. - Пришел к директору с просьбой повысить зарплату, а он сказал, что за жилье я, мол, обязан работать за тарелку супа. Пришлось увольняться. Когда нас задумали выселить, то действовали по уже опробованному ранее сценарию: перестали брать квартплату. Гендиректор отправлял в бухгалтерию, а там к нему посылали. В общем, специально водили по замкнутому кругу, пока к суду готовились.

Депутат и руководитель сельхозпредприятия уверяет, что действовал в строгом соответствии с законом.

- Оба они утратили связь с хозяйством, да и квартплату не платили, - говорит он. - Так что закон на моей стороне.

А вот известный в Калининском районе фермер Сергей Белоконь думает по-другому:

- Это вопиющая несправедливость, - считает Белоконь. - Коттеджи строили задолго до того, как Сидюков возглавил хозяйство. При нем оно обанкротилось, но жилье почему-то не передали в муниципальную собственность, а людей целенаправленно превращали в заложников сложившейся ситуации. Правоохранительные органы постоянно информировались о происходящем, однако меры никто не принимал. После трагедии в станице Кущевской, когда на Кубань прибыл глава Следственного комитета России, делегация хуторян попала на прием к одному из его помощников. Заявление приняли, однако ничего после этого не изменилось. Наверное, жалобу передали в край, а тут никто особо разбираться не стал.

Примечательно, что по решению суда выселили только старших Канаевых, ибо их детей в квартире просто не прописали стараниями все того же Сидюкова.

- У нас дети погодки: дочери исполнилось 16 лет, а сыну - 15, - поясняет Айслу. - Оба указаны в договоре найма квартиры, но когда пришло время получать паспорта, Сидюков отказался выдать справку для получения прописки. В паспортном столе нам пригрозили штрафами, пришлось прописывать детей у свекрови. Она живет в маленьком домике вместе с семьей Диминого брата. Нам там места нет, остается один выход - жить в палатке.

Согласно закону детей обязаны были прописать по месту постоянного проживания родителей, но почему-то не сделали этого. Теперь же получается, что их права формально никто не нарушал.

Узнав о приезде журналистов, к палатке Канаевых подошли чиновники из районной службы по делам семьи. Но увидев лишь взрослых, моментально развернулись. Будь тут дети, родителей привлекли бы к ответственности, - заметила одна из чиновниц. Где находятся младшие Канаевы, никто из представителей местной власти даже не поинтересовался.

Не спешит вмешаться в ситуацию и районная прокуратура, хотя о бойкопонуринской акции протеста здесь наслышаны. Практически все хуторяне искренне сочувствуют Канаевым, а обитатели коттеджей и вовсе сидят рядом с палаткой на стульчиках, подбадривают супругов, приносят им воду, меряют давление.

Многие опасаются, что вскоре и они повторят судьбу обездоленной семьи. Ведь тем, у кого нет земельных паев, предлагают выкупать квартиру почти за полтора миллиона рублей, как это было с Канаевыми. Хотя два года назад на хуторском сходе Алексей Сидюков обещал продать людям жилье по остаточной стоимости. Многие прожили здесь по 20 с лишним лет, а теперь рискуют оказаться на улице.

Что касается депутата, директора агрофирмы и землевладельца Сидюкова, то он, похоже, чувствует себя победителем.


Ольга БОНДАРЕНКО, Татьяна ПАВЛОВСКАЯ, http://www.rg.ru/2011/06/10/kvartplata.html>Российская газета-Кубань.








Яндекс.Метрика