Меню сайта

Репортаж из колонии поселка Двубратского: Зона или пансионат? (часть 2-я)

Репортаж из колонии поселка Двубратского: Зона или пансионат? (часть 2-я)



Начальник лечебно-исправительного учреждения - 1 поселка Двубратского Владимир Татьянин: Был случай: передают банки с горошком, сделанные вроде бы заводским способом, а там оказалась водка. Семь банок - и все спирт. Поэтому специальная служба каждую посылку разбирает. Алкоголь и наркотики в зоне - это страшно.

Корреспонденты Живой Кубани побывали в лечебно-исправительном учреждении (ЛИУ-1) в Усть-Лабинском районе. Экскурсию проводили начальник ЛИУ-1 полковник внутренней службы Владимир Татьянин и его заместитель по воспитательной работе и кадрам Владимир Киселев.

Инфраструктура

Проходим во двор. Осужденные, стоящие на улице, на балконах либо выглядывающие из окон, с любопытством смотрят на нас. Однако при виде фотоаппарата мгновенно скрываются.

В этом дворе выступали группа Бутырка, Ляля Размахова. Давали концерт для осужденных. Так что вниманием мы не обделены, - о посещении звезд с гордостью рассказывает Владимир Татьянин.

img_3343.jpgЗаходим  еще в одно здание в этом лабиринте корпусов-близнецов. Здесь находится придомовой храм Святой Анастасии Узорешительницы ЛИУ-1 – он освященный, действующий. Многое в нем выполнено руками осужденных. Окормляющим священником выступает настоятель Свято-Успенского храма станицы Ладожской протоиерей Сергий (Светличенко).

img_3368.jpgВ нашем храме больше 20 прихожан, - рассказывает осужденный, приглядывающий за порядком, и добавляет: - На причастие недавно приходили 40 человек, соборовались 73 человека. Отец Сергий здесь проводит таинства для больных.

Баптисты и евангелисты собираются в клубе, который находится в здании неподалеку. Отправляемся туда.

img_3400_0.jpgГордостью клуба является экран – 5х3 м. По субботам и воскресеньям это место превращается в кинотеатр, с помощью проектора осужденным показывают фильмы. Желающих посмотреть их, по словам начальства, много.

img_3402.jpgВ клубе также работают библиотека и читальный зал. На полках - духовная, художественная и правовая литература – в основном зачитанные, потрепанные книги. Всего их 2,3 тыс. экземпляров.

Думаю сюда тысячу двести Роман-газет своих отдать, но пока не надумал, пока жалко - сам их лично переплетал, - улыбается Татьянин.

Сейчас коллекция в основном пополняется книгами, которые оставляют после выхода сами осужденные.

img_3411.jpgВ библиотеку записано 92 человека. Из всех книг 1,5 тыс. - художественные. Самые популярные - детективы, фантастика, исторические книги, - четко сообщает местный библиотекарь.

img_3514.jpgРядом здание с вывеской Школа. Обучение осужденных до 30 лет – обязательная программа, мужчины старше сидят за партой по желанию. Всего здесь три класса, учащихся – около 75 человек.  

img_3396.jpgМагазин нам посетить не удалось, он был закрыт – работает по распорядку. Осужденные, которые отовариваются здесь, тратят и заработанные на зоне деньги, и присланные родственниками. При этом, по словам Татьянина, если в других колониях есть лимит на расходование денежных средств, то в лечебных учреждениях такого правила нет. Также магазин принимает заказы от родственников осужденных – они могут оплатить список продуктов в бухгалтерии, и их передадут. Для этого работает и интернет-магазин.

Обычные передачи от родственников в закрытом виде не остаются – их обязательно распотрошат, проверят, что там внутри.

Консервы могут вскрывать. Домашнее консервирование мы вообще практически не пропускаем, - рассказывает Владимир Татьянин. – Был случай: передают банки с горошком, сделанные вроде бы заводским способом, с надписью Крымский консервный завод, а там оказалась водка. Семь банок - и все спирт. Сигареты могут разломать, но это раз в десять-двадцать лет - если поступит информация о том, что в них что-то есть. Обычно пачку вскрывают и осматривают. Тут все было - в свое время один офицер взял к чаю печеные орешки со сгущенным молоком, вместе с женщиной их попробовал. Ее я видел здесь через две недели после больничного, а он разбил свою машину и тоже пострадал. В орешках оказались наркотики, да еще в такой концентрации! Поэтому специальная служба каждую посылку разбирает. Выборочно могут какие-то продукты разрезать, но подряд, так, чтобы навредить осужденному, такого нет. Главное, чтобы запрещенные предметы не поступили в зону. Алкоголь и наркотики в зоне — это страшно.

Если родственники собирают посылку через магазин, то все продукты осужденный получит в закрытом виде – закупки для зоны осуществляют свои, проверенные люди. При этом магазин работает по обычным торговым наценкам.

У магазина формата 24 часа наценки выше, чем у нас. А на табачную продукцию и у нас наценок нет, - говорит Татьянин.

img_3433.jpgПитаются осужденные в общей столовой. Возбуждающий аппетит запах супа чувствуем еще у дверей, куда по команде проходят бригады.

img_3441.jpgПомещение напоминает обычные столовые с самообслуживанием. Очередь мужчин с подносами постепенно передвигается. На раздаче из котлов с вырывающимся паром наливают суп. На полках - незаветренный винегрет, рядом пирамиды хлеба. С другой стороны зала длинные столы и лавки.

img_3455.jpgНа кухне работают всего 22 человека, постоянно здесь находится по 12 человек. На смену заступают через день. Все повара, кухрабочие, столотеры и посудомои - из бригады осужденных, общий контроль за их работой осуществляет инспектор.

Все повара на сегодняшний день с документами о профессиональном образовании, - акцентирует внимание Татьянин. – Мы долго этого добивались.

img_3459.jpgСупы, борщи, овощное рагу с мясом, плов, каши – все готовится в специальных котлах на 200 л. При готовке ингредиенты накладывают порционно. Каждый день – разные блюда. Первое, второе - как положено. Дополнительно – салаты из овощей и зелени, выращенных на своем огороде и в теплице. К компоту, киселю, чаю или молоку сладкого не предусмотрено. В праздничные дни к основным блюдам дают еще одно.

img_3479.jpgВообще кухня – это целый комплекс помещений. Отдельные цеха по обработке рыбы, мяса, овощей, яиц, холодильный цех, помещение для мытья кастрюль и бочек (другую посуду моют машины).

Если в колонии пропадет электричество, то повара смогут готовить на улице – на дровяной печи.

img_3497.jpgВсе предусмотрено. Мы два раза пробовали на этой печи готовить - все нормально получается, даже вкуснее, - говорит Татьянин.

Производственная зона

[quote]Обязательны для всех осужденных работы по уборке – два часа в неделю. На оплачиваемых работах в ЛИУ-1 задействованы 80 человек. Это уборщики, персонал по хозобслуживанию, рабочие производств, парикмахеры, повара, швейники. Рабочая неделя – шестидневная, каждая смена длится по семь часов. [/quote]

Некоторые жители зоны работают не из-за денег – говорят, так быстрее время течет.

Зарплату осужденным перечисляют на лицевой счет. Эти деньги они могут потратить в магазине внутри зоны, также многие выплачивают штрафы, выполняют обязанности по искам.

На руки осужденные получают не менее 25% зарплаты – эти деньги неприкасаемые. А ¾ заработанного у них удерживается за их содержание здесь, - рассказывает Владимир Татьянин.

img_3571.jpgВ ходе экскурсии посещаем участок по изготовлению модуль-контейнеров. Здесь делают вагончики, бытовки. Всего в цеху работает 15 человек, одновременно над одним вагончиком – двое-трое.

img_3577.jpgПо аромату хлеба находим дорогу к пекарне. Здесь вовсю идет процесс: одна партия уже в печи, замешивается тесто на другую. Всего за смену – с 8.00 до 22.00 - осужденные выпекают 900 булок.

img_3598.jpgУчасток по изготовлению сувенирной продукции – это зона творчества. Здесь занимаются резьбой по дереву, делают и оформляют доски для разных игр, шахматы, нарды. Изделия потом продают на нескольких точках в Усть-Лабинском районе. Также заключенные дарят эти сувениры родственникам, забирают с собой, когда освобождаются.

На территории промышленной зоны развивается и подсобное хозяйство.
img_3605.jpg
img_3486.jpgУ нас на сельскохозяйственном участке есть свинарник – там около 200 голов. Есть куры, утки, - говорит Владимир Татьянин и, смеясь, добавляет: - Из живности еще  две черепахи - они живут в теплице и искусственный крокодил.
img_3559.jpg
Показывают нам и теплицу (огурцы, зелень, рассада), и огород.

img_3490.jpg
img_3503.jpgЗдесь клубника – она в этом году сильно померзла, а здесь – помидоры, - рассказывает Владимир Киселев и обращает наше внимание на клумбу напротив: - А здесь банановое дерево.

Также в промышленную зону входят скважина с насосной станцией, склады, гаражи, пожарная часть, цех по переработки полипропилена, цех по ремонту автотранспорта.  

Охрана

Всего в ЛИУ-1 служат около 300 сотрудников. Для их подготовки создан свой городок.

img_3636.jpgМы побывали и в учебных классах, и в караульном городке, и на кинологическом участке для тренировок, и в спортзале.

img_3609.jpg
img_3614.jpgПоказали нам и городок служебного собаководства отдела охраны. Говорят, здесь даже волк есть. Правда, мы его не увидели – волк был на периметре, на службе.

Проведенная для Живой Кубани экскурсия длилась более 3,5 часа. Какие-то уголки все же остались за кадром - вся территория ЛИУ-1 составляет 18,2 га.

За воротами КПП

Тюрьма живет не изолированно, а в обществе. Нет чисто тюремных проблем, все они связаны с государством и его жителями, - в завершение нашей встречи говорит Владимир Татьянин. – Сейчас нет государственной программы решения проблемы рецидива, а рецидив-то приличный. Осужденный при выходе из колонии получает материальную помощь в 850 рублей и деньги на билет. Если он не работал, то других средств у него нет. Куда он пойдет? К старым друзьям. Будут отмечать выход на свободу, а в итоге - финансовая кабала. И даже если он устроится на работу, кто осужденному, который вместо паспорта предъявляет справку об освобождении, даст аванс?

Проблему рецидива осложняет и то, что основная масса осужденных – это люди с неуравновешенной психикой, многие состоят на учете у психиатра.

Здесь он порядочный осужденный, все выполняющий, а там (на свободе) он бесконтрольный гражданин, который может и выпить, и дебоширить, - говорит Татьянин.

По его словам, в Усть-Лабинском районе планируется реализовать проект по социальной реабилитации осужденных. Соответствующее соглашение подписали глава Федеральной службы исполнения наказаний РФ Александр Реймер и бизнесмен Олег Дерипаска (фонд Вольное дело).

Сейчас мы собираем наши предложения. В основном они касаются обучения осужденных необходимым специальностям и их трудоустройства после освобождения, - говорит начальник ЛИУ-1.

img_3661.jpgУ Владимира Татьянина своя теория о том, почему так много людей попадает на зону.

Природа не терпит пустот. Раньше были организации, которые держали в рамках, - мощная школа, кружки, дружины октябрят и пионеров, комсомол. Как ни относись к этому, но все тогда были заняты делом. Сейчас этого не стало, а эти пустоты захватил преступный мир, - убежден Татьянин. - Хорошая концепция - социальные лифты, но она действует до ворот КПП. Человек вроде бы поверил, а выходит за пределы колонии и видит все это в другом ракурсе.

По мнению Татьянина, половина осужденных – это люди, которые вообще сидеть не должны. На человека действует угроза наказания, а когда оно уже свершилось, осужденный переварил это и уже готов к новой жизни. Для перевоспитания эффективнее действовали бы исправительные работы, штрафы. А от содержания больных заключенных практически вся Западная Европа уже отказалась – там людей отправляют в тюрьмы только после того, как они вылечатся. По этому пути идет и Восточная Европа.

Как-то на семинаре в Москве европейца – начальника тюрьмы спросили: Как вы боретесь с туберкулезом у себя на зоне? Он долго не мог понять вопроса, но когда переводчик все-таки ему растолковал, ответил: У нас больные люди в тюрьмах не сидят, - рассказал Владимир Татьянин.

Полный фоторепортаж из колонии можно посмотреть http://www.livekuban.ru/image/471818>здесь.

Айгуль ТРОФИМОВА, ИА Живая Кубань. Фото Алексея ЕСИКОВА








Яндекс.Метрика