Меню сайта

Театр: Актеры. Время

Театр: Актеры. Время



Приходится обходить острые углы, подменяя жесткий, честный, принципиальный разговор сокрушениями по поводу общего падения культуры и унизительного вытеснения театра в сферу услуг, низведения его до уровня бани или прачечной.

VI отчетно-выборная конференция Краснодарского регионального отделения Союза театральных деятелей России стала предметом бурного обсуждения.

Конференция проходила в малом зале Краснодарского театра драмы. С отчетным докладом за прошедшие пять лет выступил председатель краевого отделения СТД засл. арт. России, лауреат премии им. Ф. Волкова С. И. Гронский. Докладчик отметил, что Союз театральных деятелей, несмотря на сложные предлагаемые обстоятельства российских реформ, не в пример другим творческим союзам, не распался и продолжает выполнять свои основные функции. Под сложными предлагаемыми обстоятельствами имеется в виду вечно пренебрежительное отношение властей к культуре, в том числе и к театру. Чего стоит хотя бы печально знаменитый 94-й закон, лишающий театры финансовой свободы. Станислав Иосифович процитировал отрывок из выступления председателя СТД РФ Александра Калягина в декабрьском номере газеты Культура: Прошедшее десятилетие – это десятилетие очевидного кризиса культуры. Но то ли иммунитет возник, то ли болезнь уже настолько запущена, что кричать о спасении культуры представляется все более бессмысленным. Происходящее в стране Калягин называет нравственной катастрофой, возникшей на почве общего падения культуры. Но власть продолжает делать вид, что ничего страшного не происходит, — заключил С. И. Гронский. Из всего этого напрашивается печальный ввод, озвученный докладчиком: Театр как социальный институт государству российскому по нынешним временам не нужен. Президент России дважды накладывает вето на закон о творческих работниках и творческих организациях. Причину люди сведущие формулируют следующим образом: Там такая вольница, которой творческим организациям сегодня никто позволить не может. То есть демократия демократией, а принцип держать и не пущать все ж таки гораздо удобнее, — с грустью сказал председатель краснодарского отделения СТД.

Участники конференции высказались за то, что необходим печатный орган, посвященный делам культуры края. С этим трудно не согласиться. Однако в ответ на возникшую со стороны присутствующих идею о том, что департамент культуры мог бы вложить хотя бы небольшие средства в создание такого органа, со стороны представителя департамента г-на В. С. Ярешко прозвучало твердое и безапелляционное нет. С такой же категоричностью Владимир Сергеевич, не приведя убедительных контрдоводов, отвел и другие высказанные выступающими просьбы, которых у людей театра к департаменту накопилось множество.

Ирина Белова в своем выступлении рассказала о театре, уникальном по своей истории. Это Лазаревский независимый театр под руководством Ларисы Александровны Торженсмех. 17 лет театр строился без копейки денег. На пожертвования. Медленно. Сначала в центре Лазаревки стоял голый купол со страшной решеткой, потом это стало обрастать строительными материалами, и когда здание наконец было построено, нашлись желающие отхватить от него два этажа, и пришлось еще два года судиться за здание, которое построили сами. Этот театр был открыт в 2009 году. А в 2010 году театр получил правительственный грант Театральная инициатива. Л. А. Торженсмех одна из пяти режиссеров в стране получила этот грант. Она ставит спектакль за спектаклем, и об этом в крае никто не знает. Кроме того, на базе этого театра проводится уже международный фестиваль (в маленьком зале, вмещающем 50 – 100 зрителей) и очень серьезные семинары с профессурой ГИТИСа, о которых в крае тоже никто не слышал.

Не один год ведутся переговоры с департаментом о создании книги, посвященной памяти выдающегося режиссера, многие годы возглавлявшего Краснодарский театр драмы и выведшего его на уровень академического, народного артиста СССР М. А. Куликовского. В ответ на очередное обращение по вопросу финансирования этого проекта В. С. Ярешко заявил, что необходимо представить план и смету. Как выяснилось, он просто не в курсе, что вся необходимая документация давно собрана и пылится, вероятно, на полках департамента.

Глупо было надеяться на принципиальную и честную оценку того, что не так давно взволновало всю культурную общественность края: событий, происшедших в краевом театре драмы, приведших к тому, что вслед за главным режиссером труппа лишилась шестерых ведущих актеров, на которых держался репертуар. Эта ситуация получила отклики в прессе, вызвала протесты зрителей и бурные дискуссии в интернете, но в СТД она так и не получила оценки. И, как выяснилось в частных разговорах между присутствующими, суть происшедшего вообще непонятна большинству театральных работников из других коллективов. Мало того, после всего происшедшего краевое отделение СТД сочло возможным принять в свои ряды директора театра, допустившего подобное развитие событий, которые пошли явно не на пользу театру. Все, что было сказано по этому поводу – это то, что труппа пополнилась полутора десятками молодых артистов. Кстати говоря, существовавший до этого возрастной перекос в труппе еще усилился в сторону дефицита актеров среднего поколения.

Спокойная атмосфера конференции взорвалась, когда фамилия руководителя Театра драмы Кривошеевой оказалась в числе кандидатов в члены Правления! Актер Евгений Женихов высказал свое мнение по этому поводу: Я считаю безнравственным принимать в Правление человека, пять лет занимавшегося разрушением ведущего театра края. В ходе бурных обсуждений была предложена альтернативная кандидатура театроведа Софии Малаховой, которая и была принята тайным голосованием.

Заслуженный артист России Станислав Гронский является бессменным (и, думается, незаменимым пока!) председателем КО СТД, но что такое СТД? По нынешнему статусу это всего лишь общественная организация. Исправно выполняющая свои функции по части помощи больным, инвалидам, малоимущим, ветеранам сцены, выделяющая и выбивающая средства на лекарства и похороны, принимающая действительно живое и деятельное, часто неформальное участие в оказании помощи всем этим категориям своих членов, заслужившая этим искреннюю благодарность, но… Кто такой Станислав Гронский в театре? Такой же актер, как и все, с которым точно так же администрация театра в лице директора заключает договор сроком… на год! И что же? При неугодном начальству поведении где гарантия, что он не пополнит ряды тех, кто сегодня вынужден томиться без любимого дела, менять всей семьей место жительства или профессию? Годы работы на этом месте приучили его быть хитроумным дипломатом, умеющим, при всей своей эмоциональности, вовремя сдержаться, проглотить обиду, пойти на компромисс… Трудно осуждать его за это, наоборот: честь ему и хвала за то, что СТД до сих пор имеет хоть какой-то вес, за все его усилия, энергию, положенные на то, чтобы хотя бы не потерять то немногое, что осталось.

Каково же в свете всего этого нынешнее положение актера? Чем оно принципиально отличается от его положения в крепостном театре? Судя по тому, что происходит в краснодарских театрах, по моему мнению, ничем! Вот почему СТД давно уже терпит ненормальную обстановку, сложившуюся в Краевом театре кукол: оттуда тоже пришлось и приходится уходить хорошим, да что там говорить – лучшим актерам в расцвете сил. Так что трагедия театра драмы и кукол – не единичный случай, а часть процесса или, если хотите, тенденции, пожирающей репертуарный театр как явление по всей стране. Причины? Очевидно, они коренятся в недальновидности законодательной власти, ломающей те традиции, которым в свое время завидовал Запад, и бездумно и некомпетентно перекраивающие законодательство в области культуры по западному лекалу.

Вот почему на отчетно-выборной конференции приходится обходить все эти острые углы, подменяя жесткий, честный, принципиальный разговор сокрушениями по поводу общего падения культуры и унизительного вытеснения театра в сферу услуг, низведения его до уровня бани или прачечной. Спору нет, эти процессы идут в масштабе всей страны, и это заслуживает возмущения, и это есть корень зла, НО! Сколько ни ссылайся на неудачную эпоху, в которую выпало жить, однако у каждого человека рано или поздно возникает момент нравственного выбора, и тогда встает вопрос: кто более достоин жалости: тот ли, кто ушел по принципиальным соображениям или вынужден был уволиться как член семьи неблагонадежного элемента (что произошло в случае Сальникова и Тихонова), или же то молчаливое большинство, которое предпочло не высовываться?

Да, в отличие, скажем, от писателя, который может писать в стол, актер имеет возможность подарить свое творчество людям только здесь и сейчас. Жизнь его коротка, а сценическая жизнь еще короче. Как же надо беречь его и кому еще этим заниматься как не профессиональному творческому союзу, каковым должен быть и оставаться СТД? Возьмемся за руки, друзья! — процитировал Булата Окуджаву Станислав Гронский. А не пора ли нам всем, неравнодушным к русскому театру людям, и в самом деле крепко взяться за руки и хотя бы попытаться отстоять то, что нам дорого?

Марина МАРТЫНОВА, http://ngkub.ru/index.php?a=article&id=1192>Новая газета Кубани








Яндекс.Метрика