Меню сайта

Венгры нашли друг друга на Кубани

Венгры нашли друг друга на Кубани



Венгерский след прослеживается на Кубани в течение многих веков. Более 1100 лет назад мадьярские кочевники отметились на Северном Кавказе.

В Краснодаре прошел Фестиваль венгерского кино. Мероприятие вроде бы рядовое – в городе ежегодно проходят несколько фестивалей национальных кинематографов, но в этот раз на открытие собрались не только любители кино, но и – впервые – этнические венгры, проживающие на Кубани.

Кстати, вечер вела этническая венгерка, заведующая репертуарным отделом Кубанькино Гизелла Товт.

Выставка венгерских книг, национального костюма и шитья, а также звуки чардаша дополнились экзотической для нашего города мадьярской речью. Разными путями, в основном через сарафанное радио, узнав о фестивале, на него пришли около двух десятков венгров – преимущественно уроженцы украинского Закарпатья, где проживает значительное венгерское меньшинство (около 200 тыс. чел.).

Однако среди гостей вечера были даже потомки австро-венгерских военнопленных Первой мировой войны!

На встрече рассказали о планах по созданию Кубанского венгерского культурного общества, призванного объединять как этнических венгров, проживающих в регионе, так и всех тех, кому небезразличны венгерская культура и традиции.

А пока кубанские венгры решили продолжать собираться, чтобы отмечать знаменательные даты своего народа.

Наша справка
По данным переписи 2002 года, в Краснодарском крае проживает 158 венгров. Еще 11 человек указали в качестве своей национальности венгр в Адыгее. Таким образом, в зале был каждый 10-й венгр Кубани.

Венгерский паша на службе у черкесов


Венгерский след прослеживается у нас на Кубани в течение многих веков. Более 1100 лет назад мадьярские кочевники отметились на Северном Кавказе. И доныне здесь есть несколько топонимов с корнем Маджар. Затем мадьяры ушли в Карпаты, где обрели для себя новую родину.

В XIX веке представители этого народа опять появляются на Черноморском побережье Кавказа. Они участвуют в Кавказской войне на стороне черкесов в боях против русских войск. Венгр Янош Бондё даже был начальником штаба у наместника турецкого султана в Черкесии и Абхазии Сефер-бея.

В историю Кавказской войны он вошел под именем Мехмед-бея. Появился он в Черкесии в 1854 году, а три годя спустя в Туапсе на двух судах высаживается англо-польский легион, в составе которого, помимо поляков, были венгры. Мехмед-бей (Янош Бондё) становится помощником командира этого отряда, поляка Т. Лапиньского.

Однако уже в первый год пребывания на Кавказе произошел разлад между Лапиньским и Бондё. Беспринципный интриган и честолюбивый авантюрист, готовый служить всякому, кто ему заплатит, как о нем отзывался Ф. Энгельс, Бондё мечтает стать правителем черкесского края, отстранить от дел Лапиньского и подчинить себе враждовавших черкесских вождей.

Вначале он планировал выставить против России 150 тыс. горцев, но когда его расчеты не оправдались, он предложил уже русским властям свои услуги по усмирению Черкесии. Бондё предложил русским поставить в Черкесии единого вождя, которого затем превратить в вассала России. Право выбирать такого вождя Бондё оставил за собой.

Лапиньский, узнав об измене компаньона, предал его польскому эмигрантскому суду. После этого Бондё написал меморандум правительствам Англии и Франции, где утверждал, что Черкесия совершенно независима и от России, и от Турции.

Она продолжит войну за независимость, но, если Европа не поможет черкесам, они, доведенные до истощения, покорятся России и останутся ей верны. И Европа поймет значение Черкесии лишь тогда, корда 30 или 40 тысяч всадников, с детства привыкших к лишениям и тяготам войны, проложат русскому двуглавому орлу путь в Индию, – заключил Бондё.

Добавим, что, по слухам, именно Янош Бондё сдал русскому генералу Баратынскому имама Шамиля. Жизнь свою авантюрист Бондё закончил в Стамбуле на посту начальника полиции.

Дети советско-венгерской дружбы


Следующая страничка истории венгров на Кубани – Первая мировая война. Многие австро-венгерские военнопленные, среди них и венгры, остались в России.
Некоторые из них различными путями попадали на Кубань, в частности, прадед доцента Кубанского госуниверситета Игоря Кузнецова, которого звали Александр Асталош (Шандор Остолош).

В семье Кузнецовых рассказывают такую историю. В советское время в киоски Союзпечати по разнарядке поступала пресса социалистических стран. Как-то раз у городского киоска, покупая газету на венгерском языке, Асталош увидел, как эту же газету покупает какой-то мужчина. Они познакомились. Оказалось, это был опальный главный венгерский коммунист Матяш Ракоши, которого называли венгерским Сталиным. С августа 1957 года он жил в почетной ссылке в Краснодаре, в квартире на улице Красной…

В советское время в вузах Кубани обучались студенты из Венгрии. Некоторые женились на местных девушках. Именно так появилась на свет краснодарка Гизелла Товт.

А вот какую собственную историю любви к Венгрии, ее культуре и языку рассказала Лариса Забегайло, переводчик Торгово-промышленной палаты Краснодарского края. При первом посещении Венгрии на нее, тогда студентку юрфака Кубанского университета, национальный колорит и необычный язык этой страны произвели такое яркое впечатление, что по возвращении домой она начала самостоятельно изучать венгерский язык, признанный одним из труднейших языков мира.

Большую помощь в этом ей оказали венгерские студенты, обучавшиеся в краснодарских вузах, и поездки в Ужгород (центр украинского Закарпатья) для приобщения к живой венгерской речи. После трех лет упорных занятий Лариса Забегайло стала переводчиком, и вот уже более тридцати лет занимается этим сложным, но увлекательным делом, которое подарило ей массу ярких событий и в первую очередь дружбу с интересными людьми Венгрии.

Как уже упоминалось, в советские годы в наш регион переехали некоторые этнические венгры из Закарпатья. Они и сейчас живут в Краснодарском крае, стали здесь уважаемыми людьми.

Среди них – ученые-агрономы Виктор Кенийз из Краснодара и Федор и Виктор Виличку из Гулькевичей, врачи Иштван Элек из краевого центра и Габор Фегер из Кропоткина, инженер Андраш Боднар, проживающий в Энеме, и другие. При этом все они помнят свой язык, ощущают притяжение к своей исторической родине.
Например, Виктору Виличку был один год, когда родители привезли его из Закарпатья на Кубань, но и здесь его отец Федор (по-венгерски правильно будет Ференц) разговаривал с сыном по-венгерски, и Виктор хорошо владеет языком, хоть и никогда не был в Венгрии. Но очень мечтает туда поехать… Теперь уже он разговаривает по-венгерски с двумя своими маленькими детьми, надеется, что и они будут знать этот язык.

А семейство Элек как-то сорвало бурю аплодисментов на конкурсе семейных музыкальных ансамблей, проходившем в краснодарском Межшкольном эстетическом центре. Это произошло, когда все четверо членов семьи: папа-врач Иштван Балинтович, мама Наталья Алексеевна, профессор университета культуры, и двое детей – Катя и Иштван, сыграли на двух роялях в восемь рук знаменитый Чардаш Монти.

Благодаря преподавателю Марине Витальевне Власовой, переложившей Чардаш, папа впервые сел за рояль (он играл вытянутыми пальцами три ноты в басах на раскрашенных специально для него фломастерами клавишах); мама, получившая когда-то музыкальное образование, играла с сыном на одном рояле, а папа с дочерью – на другом.

Вот такие они – кубанские венгры, чувствующие запах дунайских степей, знающие вкус гуляша и лечо и украшающие своим ни на что не похожим языком этническую палитру нашего края.

Владимир ПУКИШ, газета http://www.kuban.aif.ru/culture/article/17555>Аргументы и факты Юг








Яндекс.Метрика