Меню сайта

Власть и люди: кто для кого?

Местная власть: стала ли она ближе к населению? - тема сейчас очень актуальна. Ответ на этот вопрос КИ ищут вместе с  постоянными экспертами. В дискуссии участвуют

: декан факультета управления и психологии КубГУ профессор Александр Ждановский; заведующая кафедрой государственной политики и государственного управления КубГУ доктор философских наук профессор Елена Морозова; директор Краснодарского краевого социологического центра социальный технолог Николай Петропавловский; заместитель председателя совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека при главе администрации края доктор политических наук Михаил Савва; проректор по воспитательной работе КубГУ заведующий кафедрой политологии и политического управления доктор философских наук профессор Виктор Юрченко.

Чего мы ждем от самоуправления

- Давайте начнем нашу дискуссию с вопроса о том, что само население ждет от муниципальной власти, какой хочет ее видеть?

Виктор Юрченко: - Мне кажется, самое главное - достойно и безопасно жить. Когда мы несколько лет назад проводили опрос в краевом центре, то на первое место люди выдвинули требование - обеспечить безопасность проживания.

Николай Петропавловский: - В Краснодаре уже многое сделано в этом направлении. По данным последнего опроса, среди тридцати позиций, какая проблема волнует жителей больше всего, безопасность идет теперь уже на двадцать седьмом месте. Идеальная  же власть для людей сейчас - это та, которая, во-первых, не мешает жить, не лезет, куда не просят, во-вторых, делает жизнь завтра не хуже, чем сегодня, а хотя бы на миллиметр лучше. И, в-третьих, на внятный вопрос дает всегда понятный ответ.

Михаил Савва: - Очень хорошие критерии. Единственная беда в том, что, по моему анализу самых разных социологических исследований, из запросов населения по отношению к власти фактически исчезло такое требование, как ее способность на развитие.  То есть людям сейчас достаточно, чтобы было не хуже. На мой взгляд, это тревожно. Потому что люди на самом деле должны думать еще и о развитии и улучшении ситуации.

Елена Морозова: - Думать о развитии - это всегда было лучшее занятие в период кризиса. Если так, то сейчас как раз самое хорошее время собраться с силами и подумать, куда дальше двигаться. Мне кажется, что здесь пока не востребован ресурс самого населения. Приведу такой пример: у нас все муниципальные образования составили свои стратегические планы социально-экономического развития. Сделано это было с помощью различных специализированных институтов, центров, а вот население привлекали минимально. А было ведь кого в каждом муниципальном образовании привлекать. Даже простое обращение: ваши мозги, ваши идеи нужны - очень хороший способ наладить диалог.

Михаил Савва: - А ведь выработка программы совместными усилиями власти и населения способно их объединить. Это и будет настоящее самоуправление.

Александр Ждановский: - Отвечая на заданный вопрос, я бы, во-первых, поддержал то, что сказал Николай Петропавловский. А, во-вторых, в качестве иллюстрации того, что период кризиса - время привлекать население к совместным программам, привел бы статью президента Дмитрия Медведева Россия, вперед! Он призвал народ стать соавтором его ежегодного Послания Федеральному Собранию. И сейчас эта работа активно идет.

Выборы слуг и услуги  

- Что показали выборы 11 октября: отвечает ли местная власть ожиданиям людей? У нас на поселенческом уровне шесть с лишним тысяч депутатов, фактически у каждого квартала - свой народный избранник. Является ли это показателем того, что местная власть максимально приближена к людям?

Александр Ждановский:
- Количественно и территориально ее действительно приблизили. Помещения власти теперь располагаются близко к месту жительства, ведь депутаты - это низовая публичная власть. С этой точки зрения задача муниципальной реформы выполнена. Но дело в том, что в рамках этой реформы ставилась еще и вторая важнейшая задача - вовлечение самого населения в местное самоуправление. И у меня весьма критичное отношение к ее выполнению.

Михаил Савва: - Я согласен с Александром Михайловичем: не произошло главного - перехода в иное качество самоуправления на местах. И эта большая масса депутатов как воспринимала себя представителями власти, а не народа, так и воспринимает. Давайте проанализируем регламенты оказания муниципальных услуг. Это для людей не менее важные документы, чем законы. Ведь на муниципальном уровне человеку оказывается несколько десятков услуг.

Первичный анализ качества этих регламентов позволяет сделать очень критичный вывод: власть, количественно увеличившись, по-прежнему не воспринимает себя в качестве слуги народа. Регламенты как были внутренней инструкцией для самого исполнителя, так ею и остались, только их по-другому назвали. Совершенно очевидно: их пишут сами чиновники и делают это для себя. А качественного перехода в сторону интересов населения как потребителя муниципальных услуг не произошло. В  большинстве муниципальных регламентов нет таких важнейших вещей, как, например, время ожидания в очереди.  Как правило, отсутствует и порядок обжалования решения со стороны получателя услуги, который считает, что она оказана неправильно. Выводы просты и понятны: во-первых, не обеспечен учет интересов людей как потребителей услуг муниципальной власти. И, во-вторых, не произошли изменения в сознании чиновника.  

Виктор Юрченко: -  Вот мы ругаем чиновников за то, что они не самореформируются. Или не получают указаний сверху о самореформировании. Но мы  же с вами прекрасно знаем,  когда у населения есть прекрасная возможность воздействовать на власть - во время выборов. У нас только что завершилась важнейшая избирательная кампания. Наверное, в ее ходе то гражданское общество, которое мы так мечтаем построить, должно было снизу воздействовать на решение обозначенных проблем. Где же были наши массовые общественные организации? Почему не сказали: выразителем наших интересов в таком-то муниципальном образовании является вот этот человек, давайте его изберем, и он с чиновниками будет разговаривать от нашего имени?

Михаил Савва: -  Людей, которых население пыталось делегировать во власть через выборы, было достаточно много. Мы можем их список легко восстановить по списку кандидатов, регистрация которых была отменена  по абсолютно формальным основаниям уже в ходе выборов решениями избирательных комиссий. В таких ситуациях люди получают наглядный урок: не тех кандидатов просто не нужно выдвигать, у них шансов нет. А ведь многие такие снятые кандидаты были бы полезны, хотя бы потому, что они действительно представители каких-то социальных групп. Надо от практики снятия с дистанции отказаться раз и навсегда.

Виктор Юрченко: - Напомню, что было сказано оппозиционным партиям после их демарша в Госдуме. У нас в демократическом правовом государстве есть механизм: надо обращаться в суд.  А если нарушения не подтверждены в судебном порядке, то это просто разговоры.

На другой день после выборов я встречался с председателем ЗСК Владимиром Андреевичем Бекетовым. Он их результаты оценил как реальное мнение избирателей. Где-то пришло на выборы меньше людей, чем хотелось бы, где-то победили представители одной партии, где-то другой. Но это - конкретная картина, с которой надо соглашаться, потому что она такова.

Николай Петропавловский: - Можно точку зрения практика высказать?  Мы почему-то с 17-го года прошлого века хотим революционных перемен в обществе и не хотим эволюционного пути, по которому шел весь мир. Но ведь качественный переход не может произойти по одному только желанию снизу, по распоряжению сверху или сбоку, он наступает при определенном уровне насыщения по данному вопросу. И мы в этом направлении движемся. Я готов  доказать, что на муниципальном уровне уже произошло огромное количество изменений.

От главы поселения еще пять  лет назад не зависело ничего. Это была абсолютно пустая должность: ни денег у него не было, ни рычагов, ни влияния, никаких возможностей. А сегодня у главы, по сравнению с тем, что было, - это земля и небо. У него уже есть огромные возможности, есть  бюджет, есть права. Я знаю ситуацию, когда главы поселения, исходя из активности населения, конфликтуют по делу с главами муниципальных районов. Выступая в качестве арбитра, краевая власть часто принимает точку зрения именно главы поселения и людей. Это очень большой шаг вперед.

Словом, мы сделали очень много на поселенческом уровне и движемся в правильном направлении. И при таких подходах, может, не так быстро, как нам бы всем хотелось, многого добьемся.

С точки зрения плюрализма и политической конкуренции то, что устроил мэр Москвы Юрий Михайлович Лужков - это худший из примеров за всю выборность в России. На прошедших дополнительных выборах в ЗСК по двум округам я наблюдал за действиями всех партийных выдвиженцев. Никого из них не сняли. Коммунисты, ЛДПР, Справедливая Россия могли активно вести кампанию. Результаты говорят сами за себя. В отличие от Первопрестольной, где все сделано было некрасиво. Так что центр демократии и политического плюрализма смещается на юг - из Санкт-Петербурга в Краснодарский край.

Поэтому давайте говорить не о качественном переходе, а о другом: в том ли мы направлении движемся и с той ли скоростью, как нам хотелось бы?

Партии и хуторская хитрость

- У нас на выборах всех уровней  сегодня усиливается партийная составляющая. Но какая в маленьком хуторе партийная борьба? Правильно ли вообще смотреть именно  на местную власть с точки зрения партийного расклада?

Николай Петропавловский: - Правильно. Дело в том, что как таковая партийная жизнь на уровне поселений может казаться иллюзорной и виртуальной. Сложно говорить о ней, когда все знают друг друга по родственным и соседским связям. Но в современном понимании партия для местного жителя - это нечто очень большое, что связывает по вертикали все уровни власти снизу доверху: от нашего депутата в поселении до Путина, Грызлова, Зюганова, Жириновского, Миронова. Это не просто структура, которая борется за мандаты на поселенческом уровне, а некая вертикаль с присущими ей возможностями. И очень важно, в чьей команде вы значитесь.

Елена Морозова: - Я бы сказала, что человек, который идет на поселенческие выборы - это очень большой прагматик, вооруженный в хорошем смысле слова  хуторской хитростью.

Несколько лет назад мы проводили опросы по поводу политических лидеров местных сообществ. Выяснилось, что явные лидеры  в муниципальном образовании, реально  определяющие  мнения и оценки людей, - это, как правило, руководители крупных экономических структур, которые данную территорию либо содержат, либо на нее влияют. Они в хорошем смысле слова консервативны. И если поскрести каждого избранного главу - то мы там найдем четырехслойный пирог всех партий власти, которые у нас существовали. Вступая в них, люди практично понимают, что так они принесут больше пользы своему муниципальному образованию. Впервые у нас в российской политологии зарождается и развивается новое направление, которое  называется Исследование локальной политики. Люди считают, что, скажем, пост секретаря поселенческого отделения какой-то партии становится более значимым. И начинают за него бороться как за точку доступа к  ресурсам.

- В городской Думе Краснодара есть две партийные фракции - Единая Россия и Справедливая Россия. На заседаниях много споров, дебатов. Но ни одно решение, которое до сих пор принималось в условиях дискуссий, не было связано с разностью подходов политических партий - скорее это профессиональные, отраслевые, территориальные, даже личностные противоречия. У нас крупный город. Я думаю, что на уровне поселений партийных противоречий еще меньше.

Александр Ждановский: - Дело в том, что достаточно четко определены вопросы местного значения. Местная власть занимается теми проблемами, которые являются животрепещущими для любого проживающего на этой территории, независимо от того, коммунист он, единоросс или кто-то еще. Поэтому здесь и  партийных разногласий меньше.

Николай Петропавловский: - А если обсуждается вопрос о земле, то здесь - сколько жителей, столько и точек зрения возникает.

Елена Морозова: - На уровне муниципальных образований личностный человеческий фактор играет большую роль, чем на любом другом уровне публичной власти. Когда избиратели воспринимают кандидата опосредованно, только через средства массовой информации - это одно. А на муниципальном уровне человек абсолютно прозрачен: все знают, сколько его теща тратит денег, где отдыхает его жена, и так далее. Его знают по-соседски. И партийные пристрастия поэтому здесь уходят на второй план.

Михаил Савва: - На муниципальном уровне партийная составляющая, на мой взгляд, совсем не значима. Если мы возьмем вопросы местного значения для поселения, для муниципального района, для городского округа - нет в этом перечне тех проблем, на решение которых существенное влияние могла бы оказать партийная принадлежность. Это те вопросы, которые необходимо решать исходя из ресурсной базы и здравого смысла.

Александр Ждановский: - Но ресурсом может как раз стать партийная составляющая.

Михаил Савва: - Вот с этим я согласен. Но только в этом смысле партийная принадлежность имеет хоть какое-то значение на муниципальном уровне. Что можно, например, позвонить  Борису Грызлову, и твоему городу или станице что-то дадут дополнительно.  

Есть ли скамейка запасных?

- В нашем крае мэры часто подают заявление об отставке после соответствующего разговора с ними наверху. Каков процент среди досрочно ушедших в отставку тех, кто плохо работал и не пользовался популярностью у населения, не решал проблемы территорий?

Николай Петропавловский: - Я думаю, что среди тех, кто ушел, почти все оказались неэффективными. Абсолютно точно знаю, что во всех подобных муниципалитетах неоднократно делались замеры,  работали краевые комиссии, делались последние китайские предупреждения, предлагались механизмы излечения проблем. Если в ответ ничего не менялось, то, несмотря на партийную принадлежность или близость к первым лицам, уходили в отставку главы и маленьких территорий, и больших.

Михаил Савва: - В данном случае решается, и, наверное, хорошо решается тактическая проблема - сделать кадровую политику краевой власти более эффективной. Но стратегическая задача, а именно - сделать так, чтобы население муниципального образования чувствовало ответственность за будущее своего поселения, района, сделать так, чтобы в конкурентной борьбе из этого же населения, а не откуда-то из других регионов России, подбирались, проходили обкатку и становились годными к этой работе люди, - не решается.  

Виктор Юрченко: - Мне уже несколько раз приходилось участвовать в заседании комиссии администрации края, которая решает проблемы резерва кадров. Сегодня к этому вопросу пока еще обращено не очень большое внимание и общественности, и различных структур на уровне муниципалитета. А алгоритм-то довольно простой. Мы говорим: вот взяли неизвестного человека и избрали его главой администрации. Но все вопросы будут сняты, если этого человека взяли из кадрового резерва, если этот кадровый резерв был обучен на определенном уровне, если человек имеет определенный опыт исполнения обязанностей. Но почему нам такую схему не отработать? Тогда не надо думать: какого человека, в каком мешке и из какого рукава достали. Должна быть система. С теми, кто включен в резерв, нужно работать целенаправленно: кого - на второе высшее образование, кого - на краткосрочные курсы, кого на полноценное высшее образование.  Человек, допустим, прошел через поселковые выборы, и он - потенциальный заместитель главы администрации. Это будет делаться гласно, и люди будут стремиться в резерв.

Николай Петропавловский: - Как происходит подбор кадров для выдвижения на должность главы муниципального района? В первую очередь смотрят на всех глав поселений в этом районе, на депутатов и на руководителей хозяйств. Сейчас 307 глав поселений избрали - тот самый кадровый резерв. Насколько я знаю, на съезде Единой России в конце ноября в Питере будут обсуждаться две уставные нормы: обязательные праймериз и обязательное участие в предвыборных дебатах на всех уровнях. Если съезд примет эти решения, в 2010 году на выборах в Краснодаре, Новороссийске и Сочи мы увидим, как все кандидаты от Единой России  будут в обязательном порядке дебатировать с коммунистами и представителями других партий. А праймериз позволят формировать, пускай только по внутрипартийной схеме, кадровую линейку.

Михаил Савва: -  На уровне местного самоуправления люди, которые принимают управленческие решения, должны конкурировать между собой. И, конкурируя, добиваться более высокого уровня достижений, продвигаться за счет этого. А у нас сейчас господствует прямо противоположная кадровая идеология: принцип команды. Сколько раз с самых высоких трибун я слышал гордые слова: администрация и депутаты - это одна команда. Хочется сказать в ответ: ребята, вы не должны быть одной командой, это плохо. Одна команда - это значит один прикрывает другого. Одна команда - это значит круговая порука. И еще много крайне неприятных вещей. Не знаю ни одной эффективной муниципальной системы, которая была бы выстроена на идеологии команды.  

Патер и кадры

- Стала ли местная власть более эффективной?

Николай Петропавловский: - Есть многолетняя статистика письменных обращений граждан Краснодарского края к губернатору. Отдел писем администрации края ведет анализ и статистику таких обращений. За последнее время коэффициент решенных вопросов на местном уровне увеличился почти в два раза. Если некоторое время назад решался каждый седьмой-восьмой вопрос, то сегодня это каждый четвертый-пятый. То есть количество вопросов, которые местная власть решает в пользу гражданина, за короткий срок резко увеличилось. Конечно, хотелось бы, чтобы 100 процентов решалось. Но и так есть уже заметный прогресс.

Михаил Савва: - А я убежден, что нужно добиться такой ситуации, когда население сможет самостоятельно решать многие свои проблемы. Власть же будет только создавать для этого условия. У нас же она сама хочет быть более активной, более эффективной, более контролирующей, чтобы выйти на 100 процентов в решении вопросов населения. В идеальном варианте власть спокойно и тихо, но активно и эффективно создает условия, чтобы люди это делали сами.  

Александр Ждановский: - В нашем менталитете, независимо - власти или граждан, стержневым является патернализм. И поведение власти на это и настроено: ведь гражданин воспринимает ее как некую структуру, которая ему обязана помогать.  

Михаил Савва: - Можно сказать очень много правильных слов на тему об активном участии граждан в местном самоуправлении и даже принять документы, которые по названию будут направлены на достижение этой цели. Но по сути в их текстах не будет никаких норм, которые бы помогали людям реализовать свое право на самоуправление.

Возьмем положение о порядке проведения публичных слушаний. В нем, к примеру, у нас заложен ограничительный порог по сбору подписей, необходимых для того, чтобы по инициативе населения могли быть проведены публичные слушания. А ведь их решения имеют рекомендательный характер. Чего власти боятся? В городе Краснодаре такие слушания хотя бы проводятся, а во многих других муниципалитетах, как правило, нет и этого.

Елена Морозова: - Для того чтобы люди осознавали себя гражданами своей малой родины, нужно, чтобы к этой территории были какие-то чувства, чтобы было чувство локальной идентичности. Оно формируется и стихийно, и целенаправленно. В каких-то муниципалитетах власти принимают решения, чтобы его воспитывать. Но в каких-то ничего не делается. В Тимашевском районе, например, действует серьезная программа по воспитанию чувства любви к своей малой родине. Знаю это от своих студентов, которые там живут.

Михаил Савва: - Потому что это важнейшая часть стратегического планирования территории - воспитание любви к своей территории. Без этого направления разработать стратегию невозможно. В этом же районе администрация начинает планерки с рассмотрения вопросов:  как у них идет административная реформа, почему отдельные регламенты оказания административных услуг не такие, как должны быть? И почему во многих других районах этих слов даже не слышали? Я могу привести примеры, когда  соседние районы, совершенно схожие по основным социально-экономическим показателям, различаются только одним: установками главы муниципального образования. На мой взгляд, это исключительно субъективный фактор, это та самая кадровая политика в действии.  

Александр Ждановский: -  Какое-то время назад у меня была большая статья, которую я назвал Самоуправление для самоуправления людей или для самоуправления начальников?. Был период в рамках действия предыдущего закона, который был периодом самоуправления начальства. Да, были реальные выборы, была определенная борьба на местном уровне, но, как правило, выбирали руководителей разного ранга - хозяйственников и так далее.

Сейчас же у нас период, который для себя я называю так: самоуправление прикомандированных начальников. Решают на уровне региональной власти, что можно делать на муниципальном уровне, какие деньги и на что направлять и кто это будет реализовывать. И так не только у нас - по всей России. Поэтому не всегда получаются убедительные кадровые решения, а выборы в этой ситуации выглядят как организованная кампания поддержки, хотя и очень успешная.

Говоря об этом, я понимаю, что есть две крайние точки в разгуле демократии. Особенно - на местном уровне. Есть опасность охлократии - толпа решает все, и был такой период, который мы пережили. Но есть и другая опасность, и она, на мой взгляд, частично реализуется по России в целом. Это использование современных избирательных технологий, для того чтобы делать так, как нужно не населению конкретной территории, а как это видят - говорю без какого-либо негатива - вышестоящие начальники. Они считают, что полезно будет населению Н-ского района вот это, а не что-то другое, не всегда спрашивая, а нужно ли это людям, которые там проживают.

Николай Петропавловский: - Приведу такую аналогию: родился маленький ребенок. И если действовать, как вы говорите, то нужно родителям от ребенка дистанцироваться и сказать ему: ты сам давай учись ходить, есть. И тогда можно гарантировать в течение двух суток смерть этого ребенка. Вот для чего существуют родители: чтобы они ребенка кормили, поили, учили ходить.

Александр Ждановский: - Но это и есть тот самый патер.

Николай Петропавловский: - В любом нормальном обществе в роли патера выступает предшествовавшее поколение элит, которое учит новые. А у нас в России произошел разрыв между поколениями элит. И нет таких патеров. Поэтому нынешним руководителям пришлось принудительно взять на себя функцию патеров, для того чтобы начать создавать традицию воспитания и взросления.  Через достаточно короткое время население действительно будет выбирать того, кто ему нужен. А сейчас мы только делаем первые шаги.

Александр Ждановский:
-  Я во всем разделяю ваш оптимизм, кроме случаев, когда речь идет о поселенческих выборах. Потому что там человек должен жить на месте и быть связан корнями с людьми, чьи проблемы он собирается решать. И чем больше будет таких избранников, тем эффективнее пойдет работа.

Елена Морозова:
- Хочу продолжить метафору с младенцем, которого мы водим на веревочке. Если мы хотим, чтобы он научился ходить, то все равно должны его отпускать. Да, упадет, да, нос расшибет. Но если не тренировать, то он и не научится. В этой связи хотела бы сказать еще об одном позитивном опыте - привлечении молодых депутатов. Даже назвала бы это врыванием, пусть по партийным квотам. То, что молодежь получила шанс начинать свою политическую или хозяйственную карьеру, имея возможность рулить, участвовать в принятии решений на уровне муниципальных образований,  может, это и есть шаг к воспитанию новых элит.

Ирина ГРУБА, газета http://ki-gazeta.ru>Краснодарские известия








Яндекс.Метрика