Меню сайта

Благими намерениями...

Благими намерениями...



Почему бы тогда в качестве поощрения еще и не вручать за каждого сданного в бэби-бокс младенца какой-нибудь бонус? Акция: Сдай ребенка и получи сертификат на пожизненное снабжение контрацептивами!…

Ничего не поделаешь, первым делом верх берут эмоции. Потом предпринимаешь попытки рассуждать здраво. Но беда в том, что за неполных четыре десятка лет жизни мне вдолбили в голову столько всякой чуши, которую предлагается считать здравым смыслом…

Суть вкратце.  По инициативе администрации Краснодарского края закуплено пять так называемых бэби-боксов. Три из них уже установлены – в Армавире, Новороссийске и Сочи. Еще два скоро начнут действовать в Краснодаре. Устройство простое: вмонтировано в стену в тихом месте, не привлекающем внимания прохожих. Женщина, которая хочет избавиться от нежеланного новорожденного, может анонимно оставить его в специальном приемнике, снабженном одеяльцем. Видеокамер вокруг нет, следить за ней не будут, преследовать тоже.

После того, как она положит ребенка в корзину и закроет дверцу, у нее есть 30 секунд на то, чтобы передумать. После этого срабатывает сигнализация и бригада специально обученных врачей принимает малыша в отделении, проводит обследование, лечение, если требуется, и занимается дальнейшим устройством таким вот образом начинающейся жизни.

Не то чтобы необходимость, но полезность этого нововведения объясняется количеством ежегодно обнаруживаемых на улицах, в мусорных баках, в канализации младенцев. Цифры называются разные, в целом же статистика уверяет, что каждый год в России рождается от 30 до 50 тысяч детей, от которых родители не прочь отказаться.

Но является ли все это аргументом для внедрения подобных инноваций?

Разумеется, не в России придуман такой способ спасения новорожденных. Бэби-боксы уже около десяти лет существуют в разных европейских странах. Их сторонники считают, что даже одна спасенная детская жизнь стоит всей затеи. Как уверяют, там, за бугром, надолго ребенок в больнице не остается, его быстренько забирает оттуда какая-нибудь давно ждущая своей очереди бездетная и, как правило, вполне обеспеченная, семья. У нас…

Ну вот хоть режьте меня, но внушает опасение дальнейшая судьба этих малышей. Это, конечно, замечательно, что их жизни будут спасены. А что будет с ними дальше? Разве детские дома у нас уже опустели, как рисовалось несколько лет назад, когда на полную мощь была запущена кампания, направленная на пристраивание сирот в семьи? Помните, была ведь прорекламирована программа, включавшая пункты: патронатная семья, приемная семья, усыновление. И вроде бы она на самом деле действовала. Успешно или нет – другой вопрос. Многие педагоги и знатоки душ человеческих трубили тогда о психологических травмах, переживаемых детьми, которых таки сдавали назад, и о переоценке своих возможностей потенциальными приемными родителями, доверчиво поддавшихся эмоциям при просмотре телевизора. Так вот, не пополнят ли эти младенцы в дальнейшем ряды детдомовцев со всеми, увы, асоциальными последствиями?

Ладно, хочется надеяться, механизм продуман. Главное-то здесь не в этом?

Казалось бы, регулярно черпая информацию из выпусков новостей, пора окончательно утратить веру в человечество, но не настолько я мизантроп, чтобы представить себе мать, которая без душевных терзаний способна выбросить своего ребенка на свалку. Или же воспользоваться этой новой услугой. Не может она не задумываться о том, как жить-то дальше. Мне ее жизнь видится мукой, адом на земле. И ей, уверен, тоже. Не может она просто избавиться от своего чада и спокойно отправиться в кино.

Как бы то ни было, осмелюсь предположить, что женщин, которые запросто могут отправить ребенка в мусоропровод, не так уж много. И подавляющее большинство из них – те, кто находится в крайне тяжелом положении. Материально, в  смысле боязни огласки, а зачастую, и в силу образа жизни, далекого от социальных норм, то есть алкоголички, наркоманки. Вот для последних наличие такой возможности избавиться от обузы – выход. Это с одной стороны. С другой, станет ли такая женщина обременять себя поиском бэби-бокса, добираться до него, рискуя быть заподозренной? Не кажется ли вам, что такого сорта женщина не станет заморачиваться подобным осложнением собственной жизни? А что касается беднейших слоев населения, то разве есть сейчас какие-то сложности с тем, чтобы оставить ребенка в роддоме или в больнице? Насколько я понимаю, для этого даже не требуется что-то объяснять, приводить убедительные аргументы, достаточно просто сказать не хочу - и все.

Выходит, процедура избавления от ненужного ребенка и так предельно проста, так зачем же делать ее еще проще? Уже звучало где-то мнение, дескать, благодаря таким нововведениям государственные деньги уходят на то, чтобы облегчить нуждающейся родительнице процедуру расставания с ребенком - вместо того, чтобы создать ей условия, в которых она могла бы растить его сама. Трудно с этим мнением поспорить.  

Почему бы тогда в качестве поощрения еще и не вручать за каждого сданного таким образом младенца какой-либо бонус? Акция: Сдай ребенка и получи сертификат на пожизненное снабжение контрацептивами!…

Вырву из контекста слова чиновницы из краевого департамента здравоохранения. По ее мнению, женщин нужно приучить оставлять детей в бэби-боксах, а не выбрасывать их на помойку А мне упорно кажется, что женщин нужно приучать не оставлять детей, а становиться матерями. Рожать детей, воспитывать их, давать им образование и духовное воспитание. Независимо от материального положения. Чтобы у детей, когда они вырастут, идея положить младенца в такой бокс рождала  бы стремление перекреститься и покаяться в греховности самой этой мысли.  

Морализаторство? Ну, понятно, что цитата вырвана, но все-таки...

К чему приведет этот эксперимент в итоге? Даже если допустить, что таким образом будет спасено какое-то число жизней (а, как бы то ни было, хочется в это верить), как вы думаете, с появлением бэби-боксов и широким освещением этого факта в СМИ количество брошенных родительницами малышей уменьшится или увеличится?

Извините, но мне приходит на ум в некотором смысле аналогия из нашего недавнего прошлого. Помните, как шокировала многих идея раздавать в школах презервативы? В постперестроечные годы эти изделия стали вручать школярам, прикрываясь разговорами о заслоне распространению СПИДа в стране. СМИ рьяно включились в борьбу с чумой ХХ века и в целом поддержали начинание. И немалый процент молодых (и не только) людей воспринял это именно так, как опасались противники новшества: ага, коль раздают, да еще в таких количествах, значит, нужно заниматься этим чаще. Итог: СПИД не побежден, а половая распущенность стала нормой в сознании учащегося средней школы. Разумеется, не только из-за того, что кондомы раздавали бесплатно, раздача их стала скорее символом, показывающим смещение ценностей в обществе. Это смещение активно поддерживалось в печати, по телевизору. Началось широкое информирование, и оно неизбежно привело к тому, что в обществе изменилось само отношение к явлениям, еще в недавнем моральном кодексе считавшимися греховными. Воистину правы были оруэлловские партийные деятели: Незнание – сила!.

И вот теперь я думаю, а не стоит ли опасаться, что:

а) в массовом сознании бэби-боксы станут обыденностью;

б) как следствие из пункта а, для определенной части общества это явится сигналом к признанию нормальности такого избавления от обузы в виде нежелательного потомства. Греховный поступок станет нормой. Ведь в любом случае бросить ребенка – это грех. Так нужно ли смягчать отношение общества к греху и создавать благоприятные условия для желающих совершить этот грех?

Идея. А давайте точно так же сдавать в утиль престарелых предков. Тоже анонимно. Все ж гуманнее, чем просто на улицу выгонять родную прабабушку, хозяйку квартиры в центре, слишком долго засидевшуюся на этом свете. Бывает же, выкидывают старуху на улицу, потому что сдавать ее в дом престарелых вроде как неудобно, многие неловкость преодолеть не могут, стесняются в глаза принимающим смотреть, им бы анонимность сохранить при этом. Так давайте им тоже дадим возможность избавляться от опостылевших предков, не афишируя своего имени. И скажем, что мы вовсе их не оправдываем, и мы совсем не на их стороне, нет, конечно. Мы не им навстречу идем, а жизни спасаем. Может быть, таким макаром будут спасены от голодной смерти на улице хотя бы несколько пенсионеров…


P. S.  Один мой приятель осмелился высказать такое предположение из разряда конспирологическая тень на плетень. Коль избавление от младенца происходит анонимно и никто его назад не потребует, где гарантия того, что каждый ребенок будет становиться на официальный учет? Как это проконтролировать? Кто поручится за добросовестность приемщиков детей? Не секрет, что торговля донорскими органами – это весьма прибыльный бизнес...








Яндекс.Метрика