Меню сайта

Где-то здесь был Мольер, или Сны параноика с чулком на голове

Где-то здесь был Мольер, или Сны параноика с чулком на голове



Мне было интересно лично оценить детище Ивана Осипова, выдаваемое им за произведение Мольера, - спектакль Мнимый больной. Но уже к середине его меня одолела мысль о том, что режиссер решил выехать на голом эпатаже, оставив смысл на задворках. Если нет цепляющей за душу идеи или хотя бы динамики повествования, спектакль становится абсолютно несмотрибельным. И потому на 30-й минуте мне стало скучно.

Как известно, первый показ пьесы Мнимый больной, состоявшийся 8 марта в Краснодарском академическом театре драмы имени М. Горького, вошел в историю кубанской столицы как самая провальная премьера. Зрители массово покидали зал, не дожидаясь антракта, а руководство театра впоследствии заявило, что генеральные прогоны спектакля не проводились, поэтому понять, что сочинил режиссер, предварительно было нельзя.

И вот, 25 марта прошел второй, закрытый показ спектакля, который собрал представителей художественного совета, руководителей театра, актеров, музыкантов, журналистов. Им предстояло обсудить увиденное и вынести свой вердикт неординарной постановке.

В какой-то степени нам, второй группе зрителей, повезло больше, чем первым ласточкам. Они пришли в полном неведении, что 8 марта их ждет вовсе не Мольер, а далекая от оригинала кавер-версия его комедии. Мы же заранее знали, что попадем на скандальное действо, и отнеслись к нему адекватно.

Искать какое-либо содержательное зерно в постановке было бесполезно, что потом в беседе подтвердил и сам режиссер-авангардист из Санкт-Петербурга Иван Осипов. Но оказалось, что на одной только пощечине общественному вкусу далеко не уедешь. Вообще, спектакль крайне унылый, и дело даже не в том, что он освещает отнюдь не жизнерадостные проблемы. Любую, даже очень депрессивную и заезженную тему, можно подать оптимистично и свежо. Здесь же я не увидела ничего нового. Бессмысленность нашего существования, перекликающаяся с абсурдностью сценического повествования, - это уже было много раз, и было лучше. Раздвоение личности, безумие на грани сна и реальности, конфликт героя с самим собой и внешним миром - этой темой не занимался только ленивый режиссер.

Кое-что интересное в данной комедии все же промелькнуло. Как верно заметил один из актеров, это идея абсолютной неподконтрольности человеку его собственного сознания и тем более подсознания. Самое обидное, что эта светлая мысль, так и не успев раскрыться, почти полностью увязла в омуте бессвязной чепухи.

Остановлюсь немного на сюжете. Пьеса Мольера в постановке Осипова почти не угадывается. Наоборот, режиссер сделал все, чтобы зритель забыл о французском классике сразу после поднятия занавеса. Он рисует нам не комедию, а удручающую повседневность, которая преподносится как сон главного героя, кошмар, от которого он не может проснуться. Сон состоит из нагромождения нелепостей: девушки влюбляются в оленей, каждый человек находит своего клона, а грибы в лесу вальсируют.

img_0455_13751939605.jpg

Перед нами не Франция XVII века, а современная Россия. При этом актеры одеты в костюмы советских времен. Мольеровский Арган стал полусумасшедшим директором ТСЖ №1 Виктором Павловичем с капроновым чулком на голове, имитирующим лысину. Вместо прекрасной Анжелики, дочери Аргана, мы видим смешную рыжеволосую Ниночку, а ее забавную служанку Туанетту сменила крикливая женщина в синем спортивном костюме, похожая на учительницу физкультуры. Здравомыслящего брата Аргана - Беральда - превратили в истеричного господина, одетого в гламурно-розовое пальто и легендарную совдеповскую меховую шапку. Но все рекорды оригинальности побил возлюбленный мольеровской Анжелики - Клеант, который в версии Ивана Осипова именуется Олегом и ходит с ветвистыми рогами на голове. Он представляется оленем и, порой, ведет себя соответствующе: грациозно ложится на сцену или сворачивается клубочком под дверью.

img_0403_88551625551.jpg

К середине первого акта мы узнаем причину зооморфности этого юноши. Оказывается, за Ниночкой установлен тщательный надзор, поэтому девушка не может свободно видеться со своим возлюбленным. Зато она и Олег знают страсть ее папеньки к животным. И таким образом, переодевшись в оленя, Олег может бывать в доме девушки абсолютно беспрепятственно. Апогеем этой абракадабры стал диалог Нины и Олега:
- Вы кто?
- Олень!
- Олень? Интересно. А что здесь делает олень?
- Пришел к своей возлюбленной. Для всех олень, для вас - любовник. Я буду жить в саду у дома...

Пожалуй, это была одна из самых забавных сцен комедии, и одна из самых внятных. Большую часть времени диалоги актеров были похожи на бессвязный бред.

Второй знаковой, на мой взгляд, точкой пьесы стала фраза Нины, брошенная оленю уже в финале, после крушения их любви (этого и в помине не было у Мольера): Смотрю на тебя, а тошнит от себя самой. Это было сильно, емко и к месту.

Но, в целом, созерцать поток сознания режиссера было интересно до тех пор, пока происходящее на сцене не омрачалось текстом. Стоило кому-то заговорить, как агрессивная атака абсурда, часто переходящая в надрывный крик, разрушала и без того деструктивную картину.

Итог пьесы таков: доведенный до отчаяния главный герой пытается проснуться и не может, вместо этого он все глубже погружается в свой кошмар. И даже попытка застрелиться заканчивается ничем - в пистолете нет патронов.

Немногочисленные зрители в своей оценке спектакля были практически единодушны.

Ничего подобного в своей жизни я не чувствовала, я никак не могу себя собрать, - поделилась своим мнением заслуженная артистка России Ольга Светлова. - То, что пишет Иван, - удивительно и понятно, но если бы это был молодежный КВН - все было бы замечательно. Зачем же вы пишете Мольер? Напишите Осипов - и мы будем аплодировать вам. А вот актерам я хочу сказать спасибо. После всего, что они сделали, им осталось только в клетку с тигром или со львом войти.

Для меня лично то, что я здесь увидел, как и для большинства зрителей, - маразм, - добавил заслуженный артист России Андрей Светлов. - И зритель, к моему великому сожалению, высказал свое негативное мнение однозначно, чего никогда не было в моей жизни. Чтобы убедиться в этом, достаточно зайти в Интернет или спросить знакомых. Одна женщина, заядлая театралка, мне сказала: Я 8-е марта посвятила походу в театр, хотела сделать себе праздник. Но первое мое желание было - подать на театр в суд. В свое время известная балерина Ольга Лепешинская сказала: Я не против современного прочтения балета. Я против того, чтобы классику поганили.

Главный художник театра Сергей Аболмазов полагает, что сценография в постановке необычна и интересна. Во время спектакля возникают необычные картинки, представляющие собой смелый уход от традиционного оформления сцены.

img_0504_80434796051.jpg

Нам объяснили, что это сон. А во сне обычно бежишь от какого-то неизвестного монстра, пуля не летит, ноги не несут. Нота замедленного действия и статических картинок прослежена от начала до конца. Но все очень монотонно и показано одной краской. Нет того, что могло бы зацепить. После сцены клонирования женщин среди грибов вдруг звучит песня о красоте. Мне за кулисами объяснили, что это отсылка к известному афоризму Красота спасет мир. Значит, при помощи Мольера попытались протащить Достоевского? Я полностью запутан, а смотреть было скучно, - подытожил Аболмазов.

По мнению одного из зрителей, музыканта по имени Прохор, у спектакля есть как минимум один плюс. В Краснодаре появляется тенденция рушить границы ума, что по-своему хорошо. Однако искусство либо ставит перед зрителями вопросы, либо дает ответы и возможность заглянуть за грань нашего привычного земного бытия. Тут же в конце спектакля тупик. Человек мечется между обыденностью своей реальной жизни и шизофренией своего подсознания. Но за душу это не взяло, - считает Прохор.

Артист театра драмы Алексей Сухоручко, сыгравший двойника главного героя, рассказал, что игра в спектакле давалась тяжело, а после премьеры ему два дня было не по себе.

Мне была бы интересна история этого мнимого больного, если бы здесь действительно была история, но ее нет. Иван совершенно не увлек меня, - подчеркнул он.

И только завкафедрой истории журналистики и коммуникативистики КубГУ Юрий Лучинский сказал, что увиденное не вызвало в нем отторжения. Я думаю, надо попробовать оставить пьесу, - отметил он. - Как сложится ее сценическая судьба - посмотрим. Но то, что она стала скандальной, невольно вызовет приход зрителя.

Главный режиссер театра Александр Огарев пояснил собравшимся, что Ивана Осипова ему рекомендовали как смелого, неожиданного и современного человека, и, конечно, такие характеристики не могли его не заинтересовать.

Мне хочется, чтобы в нашем театре всегда происходило что-то нестандартное, - сказал Огарев. - Мы с Иваном перебирали названия, какие можно поставить на нашей сцене, и он предоставил внушительный список классической литературы. Мы сошлись на Мольере. Актеры потом даже говорили: Зачем Мольер? Года четыре назад он прошел у нас без особого успеха и был быстро снят с репертуара. На губах Ивана промелькнула загадочная улыбка, и он сказал что-то вроде: Не волнуйтесь, это будет не тот Мольер. Когда я узнал, что он переписывает текст по-своему, то даже обрадовался. Мне казалось, что если наш театр получит новый опыт, поставив адаптированный текст, это будет интересно. Но в итоге мы получили не Мольера, а пьесу Осипова. Текст необычный, завораживающий и абсолютно бессмысленный. Это обращение художника, его индивидуальный разговор с театром.

Иван Осипов, выступая в завершение встречи, признался, что ему была интересна работа с выбранным художественным текстом и тем, как его можно крутить.

В силу своего классического образования я хорошо понимал, что мне не уйти от актеров, - добавил он. - Над текстом я работал здесь, в Краснодаре, стараясь почувствовать каждого актера и его характер. Я исходил из реальных людей, из конкретных личностей. И в результате ни один зритель не сказал, что у него были претензии к актерам. Наоборот, они были убедительны, хотя, возможно, кто-то скажет, что это не моя заслуга. Им было колоссально тяжело, особенно 8 марта, когда ушло ползала. Но даже такие мощные удары не выбили у этих людей почву из-под ног. На втором показе я почувствовал, что они постепенно разыгрываются, жила найдена, характеры раскрываются.

Директор театра Татьяна Кривошеева, отвечая на вопрос Живой Кубани относительно отзывов актеров о репетициях, сказала: Иван до последних дней не выстраивал весь спектакль в одну линию. Просмотреть его перед выпуском на сцену было невозможно, его репетировали маленькими кусочками. Даже те, которые находились внутри этого процесса, ничего не могли понять. Тем более ничего не мог понять человек извне. Артисты возмущались, говорили, что это полный дурдом, что они не понимают задач, стоящих перед ними, и что у них складывается ощущение, будто они вовсе не имеют актерской школы. Это, конечно, меня насторожило. Но я давно уже стараюсь не смотреть полуготовые спектакли. В начале своей трудовой деятельности в театре я приходила на репетиции, но часто бывала огорчена, так как мне казалось, что все плохо. А в результате спектакль складывался как кубик Рубика. С тех пор стараюсь смотреть все ближе к концу, либо уже на прогоне.

В данном случае прогона не было, но Татьяна Кривошеева уверена, что он ничего бы не решил, и зрители все равно бы увидели спектакль 8 марта.

Прогон - это показ определенной группе людей, а полагаться только на наши вкусы и наше видение я не привыкла, - подчеркнула Татьяна Кривошеева.

Судьба спектакля должна решиться в конце этой недели. Возможно, его оставят для малой сцены театра, поскольку худсовет уверен, что осиповский Мнимый больной не сможет собирать аншлаги в большом зале. В то же время режиссер не видит смысла в постановке на малой сцене, полагая, что в столь ограниченном пространстве у людей сложится еще более гнетущее впечатление.

Анфиса РУДЕНКО, ИА Живая Кубань. Фото Алеко МИРЗОЯНА

Фоторепортаж с премьеры спектакля Мнимый больной можно посмотреть http://www.livekuban.ru/image/502573>здесь.








Яндекс.Метрика