Меню сайта

Про опыт, написанный кровью пострадавших и спасателей

Про опыт, написанный кровью пострадавших и спасателей




После событий в Крымске российское интернет-сообщество заинтересовалось книгой экспертов в области глобальной безопасности Юрия Воробьева, Валерия Акимова и Юрия Соколова Катастрофические наводнения начала XXI века: уроки и выводы. Это исследование трагедий, случившихся в России и Европе в 2001-2002 годы.

Две подглавы книги посвящены зимнему и летнему кубанским наводнениям 2002 года. Хроника событий того самого августа в Новороссийске, Абрау-Дюрсо, Широкой Балке читается как сценарий фильма-катастрофы. Это наводнение на Черноморском побережье было признано экстремальным, то есть таким, которое бывает раз в сто лет. Но оказалось, что чаще.

В России под угрозой катастрофы - 300 городов и десятки тысяч небольших населенных пунктов. А если говорить в глобальных цифрах, то во всем мире на территориях, подверженных наводнениям, проживает миллиард человек.

Книга, изданная в 2003 году, прямо-таки разжевывает меры, которые необходимо было принимать в крае еще тогда, чтобы уменьшить последствия и число жертв последующих катастроф: не запускать содержание гидротехнических сооружений (водохранилищ в горах, дамб на море, плотин на реках), чистить русла, не позволять застраивать поймы рек, своевременно оповещать население, оперативнее реагировать службам спасения и властям.

Текст остался нестареющим, как пьесы Шекспира. Получается, что вечные причины огромного ущерба от наводнений в России - халатность руководства, рождающая длинный список трагических ошибок, и беспечность населения, которое мало думает о возможности чрезвычайных ситуаций в тех местах, где строит и отдыхает.

Живая Кубань задала вопросы редактору и одному из соавторов книги Катастрофические наводнения начала XXI века: уроки и выводы - бывшему заместителю министра МЧС, а ныне заместителю председателя Совета Федерации РФ Юрию Воробьеву: о том, будет ли учтен урок очередного наводнения в Краснодарском крае, можно ли эффективно противостоять стихии, как он оценивает деятельность служб и администрации в Крымске.

Мнение Юрия Воробьева:

В практике МЧС России (а я работал в министерстве со дня основания - с апреля 1991 года по апрель 2007 года) существовала обязательная работа по оценке событий, связанных с любой чрезвычайной ситуацией. Мы делали выводы и разрабатывали практические рекомендации на будущее для всех уровней власти и управления, а то, что находится в компетенции МЧС, немедленно исправляли, корректировали или создавали вновь. Такие книги, одну из которых вы упоминаете в связи с событиями в Крымске, написаны по всем катастрофическим событиям прошлых лет: по лесным и торфяным пожарам, постиндустриальным чрезвычайным ситуациям, землетрясениям, наводнениям. МЧС всегда выносило полученный опыт, часто написанный кровью пострадавших и спасателей, для всеобщего изучения, а рекомендации в связи с этим опытом часто являлись методическим пособием для опытных и мудрых руководителей.

Дело в том, что ответственность за безопасность людей, проживающих на той или иной территории, в поселке, в городе, несет руководитель, избранный или назначенный на эту должность! Он должен знать свою работу, ответственность и с первого дня строить систему безопасности жизнедеятельности населения, проживающего или находящегося на этой территории.

Руководитель должен знать: какие риски характерны для этой территории; откуда и в каком виде можно получить информацию о предвестниках, вызванных этими рисками (то есть спрогнозировать событие); какими силами и ресурсами он располагает, а какие нужно будет получить дополнительно для парирования этих угроз; как оповестить население об угрозе, где его укрыть, как его организовать на те или иные действия; как управлять в условиях кризиса с помощью своей команды; у кого и какую помощь нужно запросить.

При этом население должно быть заранее готово к возможным чрезвычайным ситуациям и способно к организованным действиям!

Все это - задачи руководителя муниципального образования, руководителя того или иного региона и их команд.
Если они к этому не готовы - будут жертвы и ущерб, за которые приходится отвечать перед людьми, законом или Богом.

МЧС сформировало нормативно-правовую базу, учебно-методические и обучающие программы, создало совместно с научными и промышленными организациями технологии, машины, приборы, экипировку, средства связи, обработки информации. Существующая нормативно-правовая база предусматривает различные уровни реагирования на чрезвычайные ситуации, их четыре, высший - федеральный уровень. Очень часто, если не срабатывает объектовый, местный уровень субъекта, чрезвычайная ситуация сразу выходит на федеральный уровень, как это и произошло, возможно, в Крымске.

Конечно, МЧС не может обеспечивать безопасность во многих тысячах населенных пунктах на огромной территории России, это физически невозможно, именно поэтому законодательство возлагает эту ответственность на власть.

Вы спрашиваете: можно ли противостоять стихии? Да, человек многому научился за свою историю, наша социальная организация обеспечила защиту от многих природных и техногенных рисков. Люди совершенствуют правила жизни (законы), пытаются управлять своим поведением, создают совершенные технологии, приобретают новые знания. Это часто нас защищает от стихийных бедствий и катастроф, но полностью исключить их мы не в состоянии. Настолько непредсказуемы и масштабны бывают эти явления, что иногда, к сожалению, мы бессильны.

Я не могу с необходимой точностью оценить деятельность служб и администрации в Крымске, но вижу, какие меры принимаются, они масштабны. Отзывчивость волонтеров-добровольцев, мне кажется, значительна, и это радует, значит, мы становимся лучше, сопереживаем и готовы к помощи!

Оценку давайте вы, вы ближе, вам виднее. Пусть пройдет время, будут видны итоги работы по ликвидации последствий. Будет сделана оценка работы до и во время бедствия.

Подготовила Анна ЧЕРВЯКОВА, ИА Живая Кубань








Яндекс.Метрика