Меню сайта

Режиссер уехал...

Режиссер уехал...



На спектакль Финтифлюшки по рассказам Чехова в Краснодарский драмтеатр я шла настороженно: режиссер молодой,   а молодые, тем более известные, нынче с классикой обращаются вольно. Да и печальный опыт постановки Мнимого больного Мольера еще не забыт.

Перечитала рассказы. Интересно, почему режиссер выбрал именно эти? У Чехова есть и более яркие.

Спектакль удивил с первых же сцен. Никита Гриншпун представил рассказы Чехова совершенно неожиданно. Изобретательно, стильно и очень остроумно. Точно, лаконично, иронично и по-доброму. Как у Чехова.  

Замечательна Хористка, где старинные городские романсы мастерски переплелись с текстом рассказа. В Котором из трех потенциальных женихов в буквальном смысле слова ловят на крючок. Налим из одноименного рассказа чудесным образом смотрится в смокинге и котелке. А весь пафос чеховских Свистунов выражен одной картинкой, в которой барин восседает на спинах своих крестьян. И все органично. Впрочем, пересказывать спектакль не имеет смысла, его надо смотреть.

Те, кто ожидал бенефис Анны Большовой, возможно, разочарованы - актриса играет не больше других. Как заметил режиссер, хоть он и выбирал рассказы для Анны, но так сложилось в процессе создания спектакля, что у Анатолия Горгуля и Александра Катунова работы даже больше, чем у Большовой. Действительно, Анатолий Сергеевич и Александр Григорьевич почти весь спектакль на сцене. Остается только гадать, как в считанные секунды успевают они не только переодеться, но и внутренне перестроиться, в одной сцене - мужики, а в другой - баре.

И все же для Анны Большовой этот спектакль сродни бенефису - она играет пять разнохарактерных героинь, в образах которых режиссер использует много пластики и замечательные вокальные данные актрисы. И как только она умудряется петь непростой романс Старый муж, одновременно подтягиваясь и раскачиваясь в огромном гамаке?!

Работать со звездой было одно удовольствие, признаются актеры театра. Звездной болезнью она не страдает, талантливая, умная, одеяло на себя не перетягивает и замечательно работает в команде.  

Рядом с Анной сразу понимаешь, как растренирована наша труппа, - говорит Анатолий Горгуль. - Аня подвижная, гибкая, у нее поставлено дыхание. Чтобы так работать на сцене, нужны регулярные занятия - танцы, пластика, вокал. Ничего этого в нашем театре, к сожалению, уже много лет как нет.

Неудивительно, что репетиционный период был тяжелым: актеры и поют, и танцуют, и даже на музыкальных инструментах играют. Пластический рисунок некоторых сцен предполагает точность и синхронность, как в кордебалете. Для такой работы времени было катастрофически мало - два месяца. Репетировали, в полном смысле слова, денно и нощно. Такой ритм выдержали не все, некоторые сошли с дистанции.  

Спектакль - дело командное, - говорит Никита Гриншпун. - Если у кого-то деньги в другом банке (улыбается), ничего не выйдет. У вас хорошая труппа, но если человеку не интересно, если он не горит общей идеей, не неволю, ищу замену.

Те, которые дошли до финала, о затраченных усилиях и потерянных килограммах не жалеют. Давненько мы не видели таких ярких работ у наших актеров. Да и подобного спектакля на сцене нашего театра я не помню, разве что Хорош дом, да морока в нем (постановка Рудольфа Кушнарева). Но тогда вместе с артистами театра работал профессиональный ансамбль Казачья вольница.

[quote]Анатолий Горгуль: Никита поставил перед собой непосильную задачу - рассказы Чехова сложно поддаются воплощению, в них мало диалогов, они очень литературны. Он сумел найти оригинальную форму, фантазия у него необыкновенная, он - интересный режиссер, непредсказуемый. Сам работал как вол, и от нас того же требовал... Если что-то нам удалось, то благодаря его требовательности и дотошности.  [/quote]

[quote]Александр Катунов: Очень устали за репетиции, но играли с наслаждением. Физические нагрузки огромные, я все же не мальчик, было трудно. Роптали, спорили, ругались, но он талантливый человек, с ним интересно, это хорошая школа. Конечно, такой ритм работы - это форс-мажор для театра, но иногда и человеку, и театру в целом нужна встряска, чтобы собраться, мобилизовать все свои способности, сказать себе: Я это сделаю!. И понять, что действительно можешь (улыбается).[/quote]

В последнее время именно от столичных режиссеров нам часто приходилось слышать, что русская актерская школа устарела, никто нынче так не играет. Удивительно, но молодой режиссер Никита Гриншпун в своем спектакле сделал ставку именно на возрастных актеров, с той самой устаревшей школой. Почему?

[quote]Никита Гриншпун: Они мне интересны. Они - профессионалы, вынесли огромную нагрузку и прекрасно работали. Они выполнили сложнейшую задачу - сумели передать чеховское отношение к своим героям. Их персонажи не просто смешные или нелепые, они трогательные.[/quote]

Поскольку спектакль удался, в театральных кругах, чего греха таить, обсуждают вопрос, а не предложат ли молодому режиссеру возглавить нашу Драму (срок контракта с Александром Огаревым истекает в этом году). Тем более, что у Никиты Юльевича уже есть опыт работы в провинциальном театре - в течение двух лет он вполне успешно руководил Международным театральным центром имени Чехова на Сахалине. Контракт, однако, не продлил и вернулся в Москву. Почему?

Никита Гриншпун: Мне было интересно понять, как это руководить театром. Я понял главное - свой театр нельзя создать, бывая там наездами, там надо жить. А я не готов пока положить на это свою жизнь. Так исторически сложилось, что сегодня самая активная театральная жизнь в Москве и Санкт-Петербурге. Только там есть среда, в которой рождаются идеи. Там есть почва для роста, а мне пока еще надо расти. И еще, художественный руководитель - это другая профессия, это такая административная режиссура (улыбается). Наверное, чтобы создать свой театр, свою команду единомышленников, надо идти преподавать. Это, конечно, долго, но, по-моему, правильно. А где ставишь спектакль, в Москве или в провинции, не имеет значения. Люди везде одинаковые, и актеры, и зрители. Конечно, в Москву съезжаются таланты, есть и особенные зрители, театралы, но их немного - где-то 3%... И если тебя не понимает зал, не надо лицемерить, это ты перемудрил. Или недомудрил (улыбается). Все просто: если в спектакле есть что-то живое, зрители - московские ли, провинциальные - всегда это оценят.

Итак, звезды улетели. Расстались на дорогой ноте: и труппе, и зрителям, и режиссеру хочется продолжения сотрудничества (Никита Юльевич с удовольствием поставил бы с нашей труппой пьесу из советской драматургии - Арбузова, Розова или Вампилова). Может быть получится?

А 16 июня в театре драмы снова премьера - Финтифлюшки без Анны Большовой. Во втором составе в разных рассказах будут играть разные актрисы, так что Анну Большову заменят: Ольга Светлова (Скорая помощь), Анна Яркова (За двумя зайцами), Юлия Романцова (Один из трех), Анна Романникова (Хористка) и Алла Мосолова (Беспокойная ночь). Конечно, это будет другой спектакль, но, как считают сами актеры, планка уже установлена, и наши актрисы сделают все, чтобы до нее дотянуться.

Наталья БРАЖНИКОВА, ИА Живая Кубань

Фоторепортаж можно посмотреть http://www.livekuban.ru/image/512680>здесь.








Яндекс.Метрика