Меню сайта

Сказка про Дом

Сказка про Дом




Здравствуй, дружок! Сегодня я расскажу тебе сказку. Про Дом. Садись поудобнее и слушай.

Стояло самое обычное жаркое лето. Ветер тоскливо нес обрывки пластиковых пакетов, по земле стлалась усталая жухлая трава, листва кое-где уже уныло пожелтела.

На окраине города, на одной из улиц, жил себе Дом. Это был старый девятиэтажный Дом с устоявшимися привычками и вкусами: скрипящими лифтами, полопавшимся во дворе асфальтом, тополями вокруг, раскачивающимися в ветер так, что того и гляди выбьют окна. Дом любил стоять под синим или, наоборот, облачным небом, петь детям колыбельные песни, варить борщ и компоты, читать книжки, вытирать слезы, квасить капусту, слушать сплетни и скандалы и спать до рассвета, пока не проснутся и, позевывая, не станут собираться по своим хлопотным делам Люди: дети и родители с колясками, старики и старухи, инвалиды и учителя, водители грузовиков и продавщицы, дворники и профессора, судебные приставы и даже судьи.

В один из летних дней, в полудремотный час вечерней прохлады, когда солнечные лучи уже перестали прожигать до самой земли кроны деревьев, Дом стоял, наблюдая за воробьями и детишками, копошащимися в песочнице, котами, изнеможенно растянувшимися по земле кверху брюхом после дневного зноя, стариками на лавочке, молчащими вслед шумной молодежи. Нравились Дому эти вечерние часы, когда время ужина уже прошло, и он уже не гудит голосами голодных Людей, а только слышит внутри себя мерное урчание, будто сам переваривает ужин. Дом любил своих Людей. Это была его жизнь: дети и родители с колясками, старики и старухи, инвалиды и учителя, водители грузовиков и продавщицы, дворники и профессора, судебные приставы и даже судьи.

Вдруг к Дому подъезжает несколько больших красивых машин. Из машин выходит красивая ухоженная розовощекая Комиссия, подходит к Дому и говорит:
- Тут будет кабель!
Старый Дом за свою жизнь комиссий всяких навидался и в полудреме спрашивает:
- О чем это?
- Папаша, - отвечает Комиссия, - электричества мало! В соседнем вот доме...
- Да-да, конечно! - ответствует Дом, он знает… И ему тоже зачастую не хватает электричества: лифты останавливаются, кондиционеры не гудят, холодильники текут, а Люди чертыхаются: дети и родители с колясками, старики и старухи, инвалиды и учителя, водители грузовиков и продавщицы, дворники и профессора, судебные приставы и даже судьи.
- Вот тут! - говорит Комиссия, велит проложить кабель совсем рядом с домом и исчезает.
Старый Дом прикрывает шторы, гардины и створки окон и отходит к ночной дреме.

А уже на следующий день к Дому подкатили тракторы-грузовики и стали, рыча, рыть-возить землю. Дом терпел, потому что знал, что так нужно, потому что хоть и мешают тракторы-грузовики дремать-придремывать, надо потерпеть: много нужно электричества Людям: детям и родителям с колясками, старикам и старухам, инвалидам и учителям, водителям грузовиков и продавщицам, дворникам и профессорам, судебным приставам и даже судьям.

Тракторы-грузовики свое дело сделали, электричества стало больше, и жизнь продолжалась: телевизоры отчаянно орали, чтобы донести в массы истину, телефоны истошно звонили, чтобы сообщить чужую чушь, лифты снова поскрипывали, чтобы возить туда-сюда Людей: детей и родителей с колясками, стариков и старух, инвалидов и учителей, водителей грузовиков и продавщиц, дворников и профессоров, судебных приставов и даже судей.

Но однажды вдруг все лифты в Доме вздрогнули, скрипнули и остановились. Потому, что отскрипели они уже свой век, и Людям нельзя стало ими пользоваться - как прохудившимися ведрами или разбитыми тарелками. Люди кричали-возмущались, но потом поуспокоились и стали ходить пешком: дети и родители с колясками, старики и старухи, инвалиды и учителя, водители грузовиков и продавщицы, дворники и профессора, судебные приставы и даже судьи. Дом же знал, что лифты можно заменить, и скоро-скоро так и будет! Потому, что есть волшебница Субсидия, которая ходит по домам и помогает чинить прохудившиеся крыши, менять старые лифты и латать асфальт.

Однажды, уже в студеную зимнюю пору, к Дому снова наехало много-много красивых больших машин, из которых вышла уже знакомая Комиссия.

Дому стало жутковато – он отчего-то вспомнил сказку про лисичку. Про ту, которая сама на лавочку, а хвостик под лавочку. Располневшая и приодетая к зиме Комиссия внимания на Дом не обращала, ходила вокруг, что-то тихо обсуждала, тыкала пальцем в разные стороны, и больше всего – в одну. Дом недоуменно глядел на Комиссию и, наконец, робко поинтересовался, в чем дело.

- Вот тут! – провозгласила Комиссия. - Вот тут! - Тебе не нужна эта территория, и тут будут проложены трубы.
- Но позвольте, - ответил Дом, - это МОЯ территория.
- Это не резон, - как бы походя, заметила Комиссия, - и тут будут трубы! Они нужны, чтобы строить другие дома!
- Нет, сказал Дом, – тут будет площадка, на которой будут играть дети. А трубы можно проложить левее, не через МОЮ территорию.

Ничего не ответила Комиссия - только фыркнула, села в свои машины и исчезла, будто морозный ветер унес ее в дальние очень ответственные дали вслед за Снежной Королевой…

Время себе шло-шло, и Дом стал думать, как бы ему сделать так, чтобы, наконец, нашлась волшебница Субсидия и пособила в замене укоризненно молчащих лифтов. Он больше не мог слушать ругань и стоны, ругань и стоны своих Людей, поднимающихся пешком с первого до девятого этажа: детей и родителей с колясками, стариков и старух, инвалидов и учителей, водителей грузовиков и продавщиц, дворников и профессоров и даже судебных приставов и судей.

И вот Дом собрал всю Сильно Необходимую Документацию и отнес ее Куда Надо. И стал ждать, когда к нему придет волшебница Субсидия и скажет, что уже лифты скоро заменят. Ждал Дом, ждал, ждал Дом, ждал, не выдержал и позвонил Куда Надо. А Куда Надо каким-то странно знакомым голосом ему и отвечает, что надо еще подождать, дескать, волшебница Субсидия сейчас занята другими делами и будет позже.

А потом по телевизору показали, что волшебница Субсидия уже все лифты в городе меняет прямо вот сейчас. И Дом снова стал ждать и ждал, но не дождался, и опять позвонил Куда Надо, а ему Куда Надо и говорит:
- Волшебница Субсидия заблудилась и прошла мимо.
- Погодите, - вскричал Дом так, что Люди заволновались, - как это прошла мимо? Почему же она не прошла мимо соседних домов, у которых лифты и заскрипеть-то толком не успели?
- Ничего не знаю, – сказал знакомый голос Куда Надо, - всех волшебников и волшебниц, включая Вашу, послали бороться с Крымском! И никого из них больше и не будет: они там все и полегли в борьбе неравной!

Постой-постой, – подумал Дом, – и откуда же я знаю голос этого Куда Надо? Странное оцепенение овладело им. Вдруг он увидел голубое, все в мелких тучках небо, на его фоне - страшную оскаленную морду, постепенно превращающуюся в розовое лицо. И все-все понял Дом, все-все вспомнил: разговоры про электричество на исходе жаркого летнего дня, жужжащие тракторы-грузовики, наезд красивых больших машин зябким зимним днем… И понял Дом, что Куда Надо и Комиссия одно и то же, и что не видать ему волшебницы Субсидии, как собственных, никогда не существовавших, ушей. Потому, что не уступил Дом Комиссии свою территорию для трубопроложения, страшно необходимого для важного строительства. И что Комиссия с двойной фамилией Куда Надо на самом деле Дракон. Дракон, с которым боролся один кот Ланцелот - Дом слышал, как в одной квартире читали какую-то сказку про это…

Ты хочешь знать, дружок, где эта история произошла? Неподалеку от нас с тобой: в Доме № 208 по улице Уральской. В нашем с тобой городе Краснодаре. Там, где живут Люди: дети и родители с колясками, старики и старухи, инвалиды и учителя, водители грузовиков и продавщицы, дворники и профессора и даже судебные приставы и судьи.

А, может быть, эта история произошла в другом месте? Там, где живет Дракон?..

А теперь ложись спать, дружок! Завтра или когда-нибудь еще я расскажу тебе другую сказку. Еще не знаю про что и кого. Знаю только одно, что сказка будет про Людей: детей и родителей с колясками, стариков и старух, инвалидов и учителей, водителей грузовиков и продавщиц, дворников и профессоров и даже судебных приставов и судей…

Владимир КОВАЛЕНКО, ИА Живая Кубань








Яндекс.Метрика