Меню сайта

Директор Кубанского казачьего хора Анатолий Арефьев: Наше конкурентное преимущество - Слово

Директор Кубанского казачьего хора Анатолий Арефьев: Наше конкурентное преимущество - Слово



Труднее  всего  преодолеть  собственное желание  построить социализм  в отдельно взятом государстве  под названием  Кубанский казачий хор.  Искусство – это жесткий мир, материальное  вознаграждение зависит от  таланта и трудоспособности каждого, от способности учиться даже в зрелом возрасте.

Помните, кто представлял за рубежом культуру такой большой страны, как СССР?   Балет Большого  театра, Ансамбль песни и пляски  им. Александрова и народные коллективы, точнее, три из них: хор им. Пятницкого, ансамбль Березка и ансамбль танца Игоря Моисеева. В новейшей истории России вот уже несколько лет на всех важнейших  международных форумах  страну  представляет Кубанский казачий хор. Сохраняя традиции Войскового певческого  хора, наш академический коллектив участвует в церковных  богослужениях не только в нашем крае, но и в торжественных  службах, возглавляемых Патриархом Московским и всея Руси.

О том, как региональный коллектив стал лицом страны,  мы беседуем с  директором Кубанского  казачьего  хора  заслуженным  работником  культуры России,  Украины и  Республики Адыгея Анатолием  Евгеньевичем  Арефьевым.

Сегодня, когда Кубанский казачий хор на пике славы, немногие помнят, в каком положении оказались фольклорные коллективы в  90-е годы – система государственной поддержки распалась, все концертные площадки заполонили звезды эстрады, интерес к народному творчеству, которое почему-то прочно ассоциировалось с социализмом, резко упал. Окупить гастроли такого большого  коллектива, как Кубанский казачий хор, не было никакой возможности. В этой ситуации заметно возросла роль директора коллектива, который в одночасье должен был превратиться в продюсера. Что  вы предприняли?

Пошел учиться.

Когда развалились филармонии и государственные концертные организации, которые  финансировали наши выступления,  многие народники  отправились  в гастроли  за рубеж. И наш хор  тоже. Кстати, государственные  народные  коллективы есть  далеко  не везде, например,  во Франции,  Германии, Англии и  во многих  других странах профессиональных фольклорных коллективов  нет, есть только  самодеятельные.  Государственные  народные  коллективы -  это  заслуга  социалистической  системы, и они есть в основном  в странах,  имеющих  социалистическое прошлое, – в Польше, Румынии,  Китае, в бывших  республиках  Советского Союза.

В 90-е  мы по нескольку месяцев выступали в Австралии, Германии, Испании. Эти гастроли помогали выжить. Но мы быстро  поняли, что это путь к забвению  на родине.  А между прочим, именно  известность, более того, популярность  в своей  стране прежде  всего интересует и  иностранных  менеджеров. Мы  переориентировали программу на своего  зрителя.  Но своих надо было заново завоевывать. Популярность  проверяется кассой.  Надо было учиться анализировать  рынок, самим организовывать гастроли, учиться рекламировать и продавать свой коллектив. Опыта не было, приходилось осваивать все на ходу. В  эти годы я окончил Высшую школу деятелей сценического  искусства в Москве, специализация менеджмент и продюсирование гастрольной деятельности  у знаменитого  профессора Дадамяна. Знания, полученные в этой школе, очень помогли,  и не только  в 90-е.

Как вы считаете, когда хор стал лицом страны?

Я  думаю, начало было  положено  программой,  которую  Захарченко  подготовил  к  Первому Всероссийскому конкурсу русских народных хоров в  1975 году.

То есть - в СССР?..


Тогда коллектив нарушил неписаные правила и показал на республиканском конкурсе подлинные, аутентичные, казачьи песни, записанные в кубанских  станицах. И одержал безоговорочную победу. Та победа была очень  весомой -  в жюри   были мэтры хорового искусства  страны, места тогда не  покупались. С  того  момента и  началось движение хора  к тому,  что  мы сейчас имеем.

И что для этого нужно было  сделать?

Создать  Центр народной культуры Кубани, где традиции  казачества  не  только  впитываются с детства, но и ведется огромная исследовательская работа.

Получить  поддержку администрации края, то есть всей своей деятельностью  убедить,  что Кубанский казачий хор - действительно  средоточие возрождения  традиционной культуры региона.

Создать  материально-техническую базу хора, которой мы гордимся.

В 90-е годы неожиданно для всех отметить  185-летие коллектива и показать,  что Кубанский казачий хор  рожден не  советской властью. Показать, что коллектив, постоянно развиваясь, подтверждает преемственность традиций Войскового  певческого хора, основанного  на Кубани  еще в 1811 году.

Не могу не отметить, что  все это  было  сделано в  те самые лихие и голодные 90-е…

Это  успех коллективной работы: Виктор  Захарченко создавал программу, доводил  ее вместе с артистами  до  совершенства, и мы начинали  ломиться во все залы,  во все кабинеты. Мы всем  говорили,  что у нас самый лучший коллектив, и приглашали  на концерт. И я абсолютно  уверенно стучал  в разные  кабинеты министерств и  ведомств,  потому что за  спиной у меня – действительно  лучший коллектив.

Я помню  один  из первых  концертов хора в Москве – в  Концертном  зале им. Чайковского представители администрации края во главе с губернатором (тогда им был Николай Кондратенко), едва ли не треть  зрителей были приглашенными: известные политики, артисты, писатели, среди них: Никита Михалков, Геннадий Зюганов, Сергей Бабурин, Петр Дейнекин и многие другие. Билеты были недорогими,  и, похоже, это выступление  кассу не сделало?

Мы приглашали не только  известных людей, но и студентов консерватории, музыкального института им. Гнесиных, наших коллег из других ансамблей, журналистов. Мы приглашали людей, которые формируют  общественное мнение с тем,  чтобы они услышали нас и могли бы стать нашими эмиссарами. Те первые концерты в столице,  действительно, не были  прибыльными, но  они  принесли нам известность, да такую, что  очень  скоро  мы выступали с коммерческими  концертами на крупнейших  площадках не только в Москве. Мы настойчиво работали с телевидением -  вы помните, что тогда народное творчество практически  исчезло из теле- и  радиоэфира.  Кубанский казачий хор стал первым хором, которому удалось завоевать и Центральное телевидение.

И  сегодня мы  с гордостью можем  сказать, что  прорубили  дорогу и для других. Мы доказали, что народная песня  может  собирать  тысячные залы -  до нас  такую аудиторию собирали  только звезды эстрады. Доказали местным промоутерам,  что выступление народного  коллектива может быть прибыльным.

В комментариях к http://www.livekuban.ru/node/309425>интервью с Еленой Чавчавадзе на Живой Кубани пользователь возражала А разве хор имени Пятницкого, ансамбль народного танца имени Игоря Моисеева, Северный русский народный хор  полные залы не собирают?

Есть объективные  показатели: количество зрителей в зале,  количество  концертов и  качество программ – у нас они  достаточно  высокие,  чтобы скромно сказать – мы постоянно движемся  вперед. И мы сохраняем демократичные цены, с тем,  чтобы на  концерты хора могли прийти  все наши зрители.  (От автора: 2008 год – 320 концертов, 200 тыс. зрителей, 2009 год -195 коммерческих концертов, из них 118 по городам России, 59 – за рубежом, 2010 год – 165 коммерческих концертов, из них 101 – в России, 15 – за рубежом, и это не  считая  участия коллектива в многочисленных краевых и правительственных акциях)


Вы не боитесь конкуренции?


Мы ее ждем! Мечтаем о том,  чтобы возродились  всероссийские конкурсы  профессиональных народных коллективов. Конкуренция – это мощный стимул к развитию. Мы приглашаем в наш зал известные национальные  народные коллективы из разных регионов  страны. Попытались  создать Ассоциацию народных коллективов России, но в связи  со  сменой руководителей  во многих ансамблях и хорах, она пока  мало дееспособна.  К сожалению, кадровая нестабильность среди руководителей  ведет  и к творческой  нестабильности коллектива.

Значит ли это, что  одна из составляющих  сегодняшнего  успеха Кубанского казачьего хора –  это бессменное лидерство  на протяжении более  35 лет художественного  руководителя  Виктора Гавриловича Захарченко?


Безусловно. Талантливый  творческий лидер, имеющий четкую программу развития коллектива  и  способный  последовательно предварять ее в жизнь, - это самая  главная составляющая успеха. Плюс команда единомышленников. Мы много лет  вместе. Вместе мы обсуждаем и принимаем все решения. Мы поставили  цель - развиваться на основе  восстановления исторического правопреемства, и следуем ей.

Но ведь было время, когда вы, как говорится, разбили горшки и разошлись.  Как долго вы прожили без хора?

Такая ситуация была дважды, это  были периоды, когда у каждого из нас  было  свое представление  о дальнейших  путях продвижения коллектива. Мы действительно  очень  эмоционально поговорили, каждый высказал все что думал, и разошлись… Наверное, надо было  посмотреть на ситуацию  со стороны.  Первый раз я вернулся через год,  второй -  через 4 месяца.  Мы понимали, та работа,  которую  делает  один, невозможна без той, которую  делает  другой. Кадровая чехарда разрушает то, что  уже создано.  У нас, слава Богу, есть распределение  полномочий и  сфер ответственности. Право художественного  руководителя – отменить  все то,  что делаю  я, а моя  задача - сделать  все так,  чтобы он этим правом никогда не  воспользовался.

Во  главе угла должен быть  художественно-творческий процесс.  Задача менеджера - сделать так, чтобы казалось, что  творческий процесс идет легко и просто. Все должно быть вовремя – документы, костюмы, автобусы, квартиры,  гостиницы, питание. Бренд хора –  это автор программы Виктор Захарченко. А менеджмент – это командный труд.

А вы с Виктором Гавриловичем  дружите?

Мы друг друга понимаем  и знаем  друг  о друге практически  все: буквально по походке чувствуем настроение другого. Между нами  те отношения, которые помогает каждому из нас раскрыться.  Я  уверен, если бы я не работал с Захарченко, я  бы не раскрылся как  менеджер.

У вас  большая команда  менеджеров?

Главных специалистов, способных на мозговой штурм,  7-8 человек.

Так мало? В команде, наверное, бывшие артисты хора?


Нет.  Менеджмент – это  особая профессия.

А разве вы сами - не бывший артист?  Вы так хорошо танцуете, что я была уверена, вы - танцор.

Нет, я только  мечтал  стать артистом, окончил культурно-просветительское  училище в Самаре, хореографическое отделение -  диплом с отличием.  Хотел по наивности танцевать. Но когда я понял,  что с моим  классическим ростом  всегда буду где-нибудь в третьем ряду, решил учиться дальше и поступил в Ленинградский государственный институт  театра, музыки и кинематографии (ЛГИТМИК)  на отделение  Экономика театральных предприятий театроведческого факультета .

Вот почему вы  стремитесь к тому,  чтобы в коллективе было больше танцевальных номеров?

Уже не стремлюсь. Я  стараюсь  видеть  коллектив  глазами  художественного  руководителя. Главное сегодня – это  Слово.  Танцев в программе должно  быть  столько, сколько  нужно  зрителям для того, чтобы почувствовать  жажду  услышать  слово. Трепетное  отношение к слову – это  сегодня  даже наше конкурентное преимущество, потому что  очень  многие коллективы  стремятся только  развлечь.

Анатолий Евгеньевич, как вы попали в Кубанский казачий хор?

После ЛГИТМИКа   я  сразу занимался национальными  коллективами – был администратором, потом зам. директора  Волжского  народного хора,  а потом директором Оренбургского русского  хора.  Оттуда в 1985 году  меня и пригласил Виктор Захарченко  на Кубань. Я бросил там квартиру и переехал. Хозяйство  мне из рук в руки передал замечательный директор Александр  Наумович Рашевский, которому я очень  благодарен. Александр  Наумович – уникальный директор, он  проработал именно  в этом коллективе 40 лет!

Какую роль в развитии Кубанского  казачьего хора сыграла поддержка компании Базовый элемент?

Огромную. Финансовый ресурс компании Базовый элемент и Благотворительного  фонда Олега Дерипаски  дал нам возможность увидеть себя не только как культурно-просветительский коллектив, но как  коллектив, имеющий коммерческий  потенциал. Именно при поддержке фонда  и администрации края  в начале  двухтысячных состоялся первый концерт хора в  Кремлевском  Дворце  съездов. До нас ни один народный коллектив  не отваживался  выступать с сольным  концертом в таком  большом  зале (6 тыс. зрителей). Концерт имел  успех, и за ним последовали выступления коллектива в таких же  многотысячных залах в Украине, Белоруссии и других  странах. Если  бы не было той поддержки, не было бы и того прорыва.

Как  случилось, что Олег Дерипаска  стал помогать хору? Вы к нему обратились или Виктор Гаврилович?

Нет, мне  позвонили  из Москвы и предложили приехать  на встречу. В беседе участвовали  представители  компании Базовый элемент, которые  попросили меня рассказать о коллективе. О хоре я могу говорить  долго и увлеченно. Меня выслушали, и  один из  собеседников сказал: Мы будем  с вами   работать. Как оказалось, это  и был Олег Дерипаска. Был создан Фонд развития коллектива, подписан  договор на уровне губернатора края. Наш стратегический партнер  заинтересован максимально повышать качество программ хора, расширять  географию  влияния на зрителей в нашей стране и за рубежом, создать  банк записей Кубанского казачьего хора. Такое  многолетнее партнерство, абсолютно бескорыстное вложение средств  в  развитие  национального народного  коллектива – уникальное явление в современной российской культуре.

Что для вас самое трудное  в работе директора?  Что  труднее  всего  преодолеть?

Труднее  всего  преодолеть  собственное желание  построить социализм  в отдельно взятом государстве  под названием  Кубанский казачий хор.  Искусство – это жесткий мир, материальное  вознаграждение зависит от  таланта и трудоспособности каждого, от способности учиться даже в зрелом возрасте. Зарплата-то у всех разная. И хочется всем  поровну, да нельзя. Самое трудное – объяснять это своим людям.

А что  самое приятное?

То же,  что и  для артистов, – аплодисменты в битком набитом зале, в котором  выступает Кубанский  казачий  хор. Для директора такая высокая оценка зрителей означает,  что все расходы  окупились  и будут деньги,  чтобы  снимать  для артистов не  комнаты в общежитии, а квартиры,  что можно будет заказывать на гастролях  гостиницы получше, организовывать нормальное питание  для коллектива и т. д.

Я знаю, вы обычно  стоите  весь концерт в конце зала. Вас эмоционально  трогают  песни  хора, до  слез - как ваших зрителей? Вам не хочется запеть самому?


Мне  хочется заплясать. Что я иногда и  делаю.

А плакать?  Да, приходилось. От досады и беспомощности… Например, когда на одном из  первых  концертов в Москве, в 90-х,  за полчаса до  начала концерта выяснилось,  что один  из спонсоров, который обещал оплатить декорации  сцены, этого  не сделал, и мне заявили, что  их  немедленно размонтируют, если не  будет денег. В номер  к  Захарченко я вошел действительно  со  слезами  на глазах.  А он говорит: Думаете, без  ваших декораций концерт  хора не состоится? Не  будут нас  зрители слушать?  Будут!  И это правда. Но, слава Богу,  утряслось.

Ситуаций, близких  к чрезвычайным, конечно, было много, учитывая график выступлений и то, что  столько лет  мы ездим по  России  и за рубеж на своем  транспорте. Но, спасибо Богу и нашим  водителям, все хорошо.

А  правительственные концерты? Для вас, как для директора, это  особые хлопоты?

Пожалуй, нет. Есть  то, за что ты  спокоен: артисты выйдут на сцену - и любой зал будет наш. В  этом я всегда уверен на 100% , и  это  очень помогает.  Организационных   вопросов, конечно, много: все документы должны быть в порядке  и вовремя сданы, никто не имеет права опоздать,  никаких посторонних предметов нельзя  пронести  в зал  и т. д. Но  все это – привычная работа.

Что для вас хор?

Когда Захарченко пришел в хор в 1974  году (коллектив тогда переживал не лучшие времена), он сказал:  Я пришел  умереть  за Кубанский казачий хор. Я так патетично говорить  не буду, но для меня это давно  уже не работа, Кубанский казачий хор - это моя жизнь. И  другой я себе не представляю. Мне хочется идти  на работу, и я провожу  здесь больше  времени, чем дома, - жена даже обижается иногда. Я понимаю, что мне выпало  счастье - быть причастным  к  великой истории этого  замечательного коллектива.  Я счастлив,  что здесь  работаю, что  живу на Кубани, что именно здесь родились мои дочери  и  моя внучка.


Беседовала  Наталья  БРАЖНИКОВА.


Интервью с художественным руководителем Кубанского казачьего хора Виктором Захарченко http://www.livekuban.ru/node/233006>читайте здесь.








Яндекс.Метрика