Меню сайта

Экс-министр культуры Пермского края Николай Новичков: Краснодар - это центр консерватизма

Экс-министр культуры Пермского края Николай Новичков: Краснодар - это центр консерватизма



Я был готов к массовым выступлениям против проектов Марата Гельмана, к активным формам протеста, но я не думал, что люди пойдут на противоправные меры. Те, кто сорвал в Краснодаре вернисаж, перешли территорию правового поля и совершили, пусть и административное, но правонарушение.

Бурные события вокруг сорванного в Краснодаре открытия выставки современного искусства ICONS Живой Кубани прокомментировал доктор экономических наук экс-министр культуры Пермского края Николай Новичков. Он приехал в краевой центр специально, чтобы понаблюдать, как Кубань встречает проекты Марата Гельмана.

Как долго вы занимали должность министра культуры в Перми? Каков ваш главный вывод (он же совет) из пребывания на этом посту?

Министром был ровно год. Первый вывод - не надо бояться что-то делать. Лучше пожалеть о том, что сделал, чем о том, чего не сделал. Это очень важное правило для госменеджера, особенно в регионах. Второй вывод - надо тратить время на популяризацию того, что ты делаешь, постоянно общаться со всевозможной аудиторией: и с деятелями культуры, и с экспертами, и самое главное - общаться с населением, с потребителем культурного продукта. Третье - привлекать специалистов, которые знают больше тебя, не бояться конкуренции с ними, не бояться новых людей.

Вы - доктор экономических наук, а стали министром культуры. В этом нет противоречия?

Противоречия нет. Человек должен менять профессии и сферы деятельности. И ведь я же занимался управленческой деятельностью, а не художественной. Культурная и художественная политика - разные вещи. Министр культуры не должен лезть внутрь творческого процесса. Суть его работы - создавать условия для того, чтобы формировался художественный продукт.

Вы действительно не лезли в творчество?

Принципиально. Ни в творчество, ни в работу СМИ. В Перми вообще нет государственных СМИ. Поэтому предположить, что министр культуры позвонит в какую-то редакцию в Перми и станет что-то указывать, - такое невозможно.

Почему вы приехали в эти дни в Краснодар?

Мне было интересно посмотреть на то, как встретят Марата Гельмана на Кубани.

Но вы же не поехали в Тверь или Новосибирск, где Марат Гельман тоже пытался запустить свои проекты.

В Тверь я не поехал потому, что там было все более или менее понятно на момент открытия ЦСИ (его там открыли), а в Новосибирск я собираюсь ехать. Более того, мне особенно обидно, что в Новосибирске сложилась вот эта ситуация с запретом на проведение выставки Родина, потому что, еще будучи министром в Перми, я договаривался с администрацией Новосибирской области о сотрудничестве, готовил соглашение о культурном альянсе Пермского края и Новосибирской области. И сделанный шаг - абсолютно недружественный, и в том числе в мой адрес.

Когда вы ехали в Краснодар, какие были ожидания насчет местной реакции на выставки Марата Гельмана?

Я был готов к массовым выступлениям, к активным формам протеста, но я не думал, что люди пойдут на противоправные меры. Люди, которые сорвали в Краснодаре вернисаж, перешли территорию правового поля и совершили пусть и административное, но правонарушение.  

Как вы думаете, кто они - помешавшие публике попасть в зал на выставку ICONS?

Ну, полагаю, там было несколько страт. Первая - нанятые теми, кто не заинтересован в приходе новых, эффективных людей на территорию Краснодарского края. Вторая часть - ненормальные от казачьего движения, искренне считающие, что современное искусство - это неправильно. И третья (она меня больше всего пугает) - бритоголовые.

А кто составлял основную массу оппозиции новой культурной политики в Перми?

Грубо говоря, тоже три части. Кто не смог в силу ряда причин обеспечить качество культурного продукта и в ситуации, когда появилась конкуренция с деятелями других городов, в том числе с московскими деятелями, не смог предложить адекватного продукта, оказался на обочине. Они концентрировались вокруг Союза художников Пермского края и Профсоюза работников культуры. Этих людей надо пожалеть, мы их не уничтожали, не гнобили, давали им немного зарабатывать, но понятно, что они не могли быть в центре и в авангарде культуры. Вторая, совсем маленькая часть - провинциалы-традиционалисты. Их лидер - это писатель Алексей Иванов. Я их убеждения не могу принять, хотя уважаю. И третья группа - состоятельные люди, которые по корыстным причинам были не согласны с политикой бывшего губернатора Чиркунова: им перестали давать зарабатывать, пользоваться общественными деньгами. Но все же, при наличии всех этих групп, в Перми они не переставали быть маргинальными, это было малое число людей.

Ваш прогноз: как будет развиваться ситуация с современным искусством в Краснодаре?

Сложно сказать. То, с чем мы здесь столкнулись (срыв открытия  выставки - не важно, современного или какого-то другого искусства),  это прецедент исторический. Я не могу вспомнить аналогичных событий.

Ну, была бульдозерная выставка в 1974 году под Москвой.

Она же открылась. Бульдозеры появились позже. А здесь людям даже не дали посмотреть. Для меня это где-то на уровне сжигания книг в Третьем рейхе. Сложно делать прогнозы, все зависит от власти: с кем она? С бритоголовыми или с культурой? Выбор нужно сделать. Если дать возможность работать выставке в нормальных условиях и продолжать подобного рода культурные проекты - это принесет позитив и региональной власти, и всему региону, и его жителям. Если нет, то можно оказаться на территории, которой управляют вот эти бритоголовые.

Нащупайте разницу между стартом проекта современного искусства в Перми и в Краснодаре?

В Перми вообще никто ничего не ожидал от первой выставки. Это был спокойный провинциальный регион. Три года назад Кубань была несопоставимо более столичным регионом, чем Пермский край. По оценке одного из замруководителей музея PERMM Михаила Суркова, до появления выставки Русское бедное, организованной Маратом Гельманом, в Перми было 50 человек, которые интересовались современным искусством. При этом на саму выставку пришло 47 тыс. человек. Почувствуйте разницу. Попытки оппонирования мечтающих о провинциальной тихой Перми появились позже, когда обозначился новый тренд развития региона. То, что делалось в Перми, это был европейский выбор территории: что она не хочет быть ни совком, ни азиатчиной. А вот то, что мы увидели вчера в Краснодаре,  - типичная азиатчина. События вокруг этой выставки - серьезная попытка территории двигаться в направлении, противоположном мировому прогрессу.

Предположим, в Краснодаре появится музей современного искусства, не важно под чьим руководством. Но вот у обывателя есть представление, что в Перми под музей и фестивальные проекты списывались огромные средства, причем они не всегда доходили до цели. К примеру, из уст в уста передается информация о том, что арт-объект Николая Полисского - арка из бревен в виде буквы П - обошелся более чем в 60 млн рублей. Как вы это прокомментируете?

Я не хочу комментировать бред! Но вот есть открытая информация о том, что на всю культуру в Пермском крае, включая всю реконструкцию, все фестивали и все медиа, тратится меньше, чем в Краснодарском крае только на медиа. Вот после этого нужно сравнить эффективность: сколько событий создано в Краснодарском крае, сколько в Пермском крае, какова их известность, цитируемость, привлекательность. Что касается арки Полисского, каждый арт-продукт стоит своих средств. Понятно, что никаких 60 миллионов там рядом не стояло. Но за качественный культурный продукт нужно заплатить.

И сколько заплатили?

Слушайте, я ее, что ли, делал-то? Я ее не делал. Понятно, что это не десятки миллионов, может, один миллион, может, больше, может, меньше. Вообще, не дело министра культуры  - знать, сколько стоит конкретный культурный объект. Это дело институции, которая его производит. А по поводу того, доходят средства или нет: знаете, осенью прошлого года наше министерство принимало одновременно три проверки не связанных между собой ведомств. И не найдено было не то что значимого нарушения, а не было найдено ни одной аффиллированной со мной, с Гельманом, с моими коллегами фирмы. В другом регионе родственники и друзья руководства владеют кучей подрядных организаций при всех органах власти.

На лекции, прошедшей в краевом центре, вы сказали, что Краснодар - это центр консерватизма, что Кубань шагнула дальше, чем Чечня. Раскройте ваше впечатление?

На самом деле Краснодар визуально производит очень хорошее впечатление. Он интересный город, и люди, с которыми я здесь общался, интересные. Когда я говорил, что Краснодар шагнул дальше, чем Чечня, больше имел в виду политическую ситуацию, и это не всегда имеет отношение к ментальности и к образу жизни. Я имел в виду, что здесь часто продуцируются, на мой взгляд, ложные ценности, и эти ценности, как правило, носят консервативный характер.

А кем продуцируются?

Я думаю, элитами. Понятно, что каждое общество достойно тех элит, которые имеет. Но при этом элиты отвечают за качество продукта, который производят. Элиты Краснодарского края в этом случае не всегда производят качественный продукт.

На фоне других мегаполисов в чем, на ваш взгляд, уникальность Краснодара в плане его культурных возможностей?

Краснодар уникален тем, что из всех городов, численность которых находится рядом с миллионом, у него самый лучший климат. Это ресурс, и для культуры тоже. Он дает возможность продлевать и расширять культурное пространство.

Имеете в виду - делать фестивали на открытом воздухе?

Конечно, в том числе.

Но ведь считается, что укрепляет культурные позиции города холодный климат: люди, чтобы согреться, спешат в театры и музеи. А на юге и так хорошо, есть чем заняться, не обязательно культурой.

Культура должна из залов идти к людям. Открытые мероприятия формируют особые отношения между людьми, культуру общения. И с залами в хорошем климате легче: себестоимость строительства несопоставимо меньше, чем на севере, потому что банальная толщина стен меньше. Климат у вас такой позитивный, что можно очень многое сделать, именно в культуре.

Напоследок, назовите пять ключевых ассоциаций, которые дает вам слово Кубань.

(Пауза) Казак. Кубанка. Река Кубань. Ткачев. Курорты Краснодарского края.

А после событий 15 мая?

Давайте пока за скобками эту ассоциацию оставим, будем надеяться, что она нетипическая.

Справка:

Николай Новичков родился в 1974 году во Владимирской области. Детство провел в Горьком. Окончил Волго-Вятскую академию госслужбы по специальности Государственное и муниципальное управление. Министром культуры, молодежной политики и массовых коммуникаций Прикамья был в 2010 - 2011 годах. В октябре 2011 года стал главой федеральной дирекции проекта Культурный альянс. Сейчас профессор Высшей школы экономики Новичков живет в Москве.

Анна ЧЕРВЯКОВА, ИА Живая Кубань








Яндекс.Метрика