Меню сайта

Гоблин: Переводчик – это шестеренка, соединяющая культуры

Гоблин: Переводчик – это шестеренка, соединяющая культуры



В краснодарском центре Киномакс прошел премьерный показ фильма Паранормальные явления, который в онлайн-режиме переводил Дмитрий Пучков, более известный общественности как Гоблин. Перед премьерой он ответил на несколько вопросов Живой Кубани.

Расскажите в двух словах, что это за проект и почему вы за него решили взяться?

Художественный фильм Паранормальные явления был снят в Соединенных Штатах любителем за 11 тыс. долларов без каких бы то ни было спецэффектов, без привлечения звезд. По сути, кино сделано с помощью палки и веревки. За первый месяц проката в Соединенных Штатах фильм собрал 85 млн долларов, что само по себе из ряда вон. Вот такое кино.

Почему выбрали именно его для перевода? Только из-за сборов?

Ну, с одной стороны это то, что мне предлагают для переводов, с другой стороны это то, что мне интересно, из того, что мне предлагают. Фильм этот весьма специфический. На мой взгляд, он наглядно иллюстрирует, что в кино важны не гигантские бюджеты, спецэффекты, звезды - не это главное. Главное – интересно написанная и внятно изложенная история. Не какие-то там глубочайшие мысли, философические прозрения и прочее. Ему интересно, как люди ведут себя в каких-то обстоятельствах. Вот этот фильм как раз про это.

Вам не кажется, что внимание к фильму и, в конечном итоге, большие сборы обеспечит исключительно ваше имя?

Нет, не кажется. Оно так и есть. Вот, скажем, Рок-н-ролльщик в моем переводе денег собрал больше, чем в США.

Кстати, о деньгах. В СМИ появлялась информация, что раньше вы за озвучку фильмов особенных денег не получали. Насколько изменилась ситуация с выходом ваших фильмов на большие экраны?

В общем-то, так говорить не совсем правильно. Вот, к примеру, есть друзья, какие-то ярые киноманы, которым я могу на день рождения перевести кино и подарить. А есть люди крайне состоятельные, которые могут для личного пользования заказать тот же самый перевод за серьезную сумму на условиях, что фильм будет лично для него и все.

И часто вы такое делаете?

Всегда. Начиная с 95-го года. И это всегда приносило деньги. Но сейчас, действительно, переводы во многом делаются для прокатов, для раскрутки.

Насколько сейчас востребованы фильмы с вашими переводами? По сравнению с прошлыми годами интерес к ним вырос?


Здесь я бы посмотрел на вопрос под немного другим углом: сейчас переведенные мною фильмы стали интересны прокатчикам. Прокатчики видят в этом серьезное подспорье и в плане пиара, и в плане увеличения сборов. Так что они меня к этому делу привлекают, и я с большим удовольствием привлекаюсь.

А какова аудитория таких фильмов? Раньше в своих интервью вы говорили, что это подростки от 13 до 17 лет. Сейчас аудитория подросла?

Дело в том, что перво-наперво всем - новыми книжками, новой музыкой, новыми фильмами - всем и всегда интересуется молодежь, ребята студенческого возраста. В пределах, скажем, 17-25 лет. И не потому, что переведенные мною фильмы нацелены на какую-то подростковую аудиторию, а потому что это психофизиологические особенностей их организма. Заманить 40-летних дяденек в количестве десяти тысяч на концерт какой-нибудь рок-группы немыслимо. Или чтобы к писателю Акунину прибежали десять тыс. плешивых 50-летних дяденек – тоже немыслимо. Все эти массовые вещи, в первую очередь, рассчитаны на молодежь, потому что именно ей это интересно. Так жизнь устроена. Это не я на них делаю ориентиры. В США 75% аудитории – это подростки от 13 до 17 лет, и кино американское делается именно для них.

Вы вообще каким-то образом учитываете потребности аудитории при переводе фильмов?

Переводчик - он, как маленькая шестеренка между шестернями разных культур. Моя задача -  реалии одной культуры перенести в доступном виде в реалии другой культуры, чтобы людям было понятно, о чем там вообще речь. Другими вопросами я не задаюсь. Воздействием на аудиторию я не занимаюсь. Наоборот, считаю, что переводчик, он как раб должен следовать задумке автора и не нести какую-то отсебятину. В качестве отсебятины я делал «Властелина колец». Но иссяк, и четыре года уже ничем подобным не занимаюсь.

И не планируете?

Ну, интерес пропал. Чего планировать...

А вообще, какие планы на будущее?

С этим пока не понятно. Вот таким онлайн-переводам фильмов – полный вперед. И чем дальше - тем больше, потому что зрителям это интересно. Так что, с одной стороны вот этим занят, а с другой стороны - кризис. И как оно дольше развиваться будет, пока не знаю. Так что, сейчас я курсирую в основном между Питером, где живу, и Москвой, то есть между городами, где наибольшее количество зрителей, где самые большие удобные кинотеатры...  Хотя и по стране езжу: до этого в Челябинске был, теперь вот в Краснодар прилетел.

И как вам наш город?

Здорово! Я у вас первый раз, но нравится очень: тепло, девчонки красивые...

Расскажите немного о самом процессе: какая команда работает над переводом?

Никакой команды нет. Есть только я и директор, который занимается деньгами. Все перевожу и все делаю только я один.

А какой-нибудь литературный редактор?

Ну, возможно было бы неплохо, но его нет.

Сколько по времени занимает перевод одного фильма?

По-разному. Если это нечто простое, то рабочий день. Если фильм сложный, как, скажем, не знаю... Бесславные ублюдки, то это дня три. Надо во всем разобраться, потому что у  Тарантино достаточно специфичный язык, обороты какие-то сложные. Хотя большая часть времени все-таки на «причесывание» текста уходит.

А если вернуться к планам: божья искра, видимо, погасла, но какие-то еще проекты есть? Не планируете заняться съемками собственных фильмов?

Планирую, но никак не успеваю.

А что так? Как раз пока кризис, может, и сняли бы...

Ну, это надо бросать все дела, отвлекаться. Съемки кино ведь очень времязатратное мероприятие. А есть источники существования, которыми нужно заниматься все время. Так что сейчас все обрубить и бросить просто невозможно.

А помимо кино, чем занимаетесь?

Опять же кризис напал. Сейчас я в основном компьютерными игрушками занят. Вот  в октябре мы выпустили две моих игры: одна по Властелину колец – Две сорванных башни, а другая пародия на Звездные войны. Буря в стакане называется. Но компьютерные игрушки тоже накрыл кризис. Они вышли и вроде бы неплохо продаются, но что дальше в этом направлении будет — неизвестно.

Так, может, пока затишье, книжки начнете писать?

Да я уже восемь штук написал. Пока хватит. В издательском деле ведь тоже все тот же кризис. Сейчас договоры подписаны еще на три книги, но издательство просто не может их выпустить. Поэтому пока что буду по-прежнему заниматься переводами.

Елена СИНЕОК








Яндекс.Метрика