Меню сайта

Группа A’STUDIO : Музыка для нас вне политики

Группа A’STUDIO : Музыка для нас вне политики



В прошлом музыка была мелодичнее. Людям не хватает этого. Когда мы превратимся в папуасов и потеряем треть своей души, мелодика в песне все равно останется.

О том, чье покровительство помогает группе  A’STUDIO оставаться на вершине чартов, как нужно относиться к политике, чтобы быть всегда популярным, и нужно ли вообще  быть музыкантом, чтобы делать хорошую музыку, основатель группы басист Владимир Миклошич  и вокалистка Кети Топурия рассказали в  интервью Живой Кубани за несколько минут до начала единственного концерта в Краснодаре.

Начну с того, чем обычно заканчивают: чем группа сейчас занимается и какие у вас планы на будущее?

Кети Топурия: Недавно в Киеве мы сняли клип на песню Fashion girl из последнего альбома Волны. Видео снимал украинский режиссер Герман Глинский. По сценарию действие происходит в некой лаборатории в 60-70-х годах. Здесь ученые, они же музыканты группы, создают идеальную женщину-робота. В результате их труда рождается робот с моей внешностью. Кстати, вы одни из первых узнали о том, что клип наконец-то снят! Совсем скоро он выйдет на экраны.

Я знаю, что вы очень большое внимание уделяете качеству звука - как в студии, так и на сцене. А как же шоу? Свету и подтанцовкам сейчас многие музыканты отводят чуть ли не решающую роль…

Владимир Миклошич: Шоу – это, конечно, очень важная вещь, потому что люди воспринимают все в основном глазами, думаю, порядка 75 процентов восприятия идет через зрение. Но, к сожалению, мы не всегда можем все это контролировать. Во время больших сольных концертов мы стараемся работать со светом, выстраивать характер света под песню. У нас даже есть специальные компьютерные фоны, которые мы выводим на огромные экраны. Конечно, внимание шоу мы уделяем, но это тема, которая требует отдельной работы.

Не кажется ли вам, что многие популярные исполнители заменяют отсутствие хорошей музыки наличием грандиозных световых, звуковых и прочих спецэффектов?

Владимир Миклошич: Я бы не сказал, что они подменяют. Раньше не было таких спецэффектов, а сейчас все больше бросается в глаза, когда музыки нет, а шоу мелькает. А ведь во всем этом задействован персонал, потрачены деньги...  И получается своего рода диссонанс.

В A’STUDIO, насколько мне известно, все участники группы с музыкальным образованием, в то же время вокалист группы Ногу свело как-то заявил, что нот в группе никто не знает и не считает нужным знать…

  
Владимир Миклошич: Ну, у нас не у всех музыкальное образование, у половины группы – да. И даже консерваторское. Я не знаю…(задумывается)… на самом деле,  если у человека есть талант… Вот Пол Маккартни – сам изучил музыку…

Кети Топурия: Я ходила в музыкальную школу, но сейчас уже ноты не помню, наверное, потому что я не любила уроки, а особенно сольфеджио! (смеется)

Владимир Миклошич: Конечно, если человек собирается заниматься чем-то более глубоким - аранжировкой или продюсированием, то знание музыки очень помогает. Но, на сегодняшний день, хорошо это или плохо, не знаю, если у тебя хотя бы есть две извилины в голове, ты можешь дома спокойно написать музыку, сделать продакшн, напечатать обложку и подарить своим друзьям или выложить куда-нибудь в Интернет. Если есть желание или искра таланта, ты можешь вообще на коленках сделать что-то стоящее. Конечно, когда были времена Баха, Бетховена, Чайковского, никому и не снились современные технологии. Люди отдавали полжизни изучению музыкальных закорючек. А сейчас все доступно. С одной стороны, это имеет свой плюс, поскольку многие люди имеют возможность приобщиться к музыке и продемонстрировать свой талант, но с другой стороны, качество и уровень всего, что становится доступным, всегда падает. И еще неизвестно, что будет лет через тридцать…

Вашей группе в этом году исполняется 27 лет…

Владимир Миклошич: Нет, правильно считать все-таки с 87-го года, значит, 23-й. В 82-м у нас была группа, но это была еще не совсем A’STUDIO. Мы работали с Байгали Серкебаевым и бывшим вокалистом Батырханом у Розы Рымбаевой. То есть уже тогда мы были вместе, но это был немного другой проект.

Хорошо, даже 22 года для группы – довольно большой период, не каждый творческий союз может устоять. Ведь шоу-бизнес – это кровавая схватка не на жизнь, а на смерть. Как вам удается на протяжении такого долгого времени не просто существовать, но оставаться на пике? Что здесь играет главную роль: деньги, связи, покровительство или профессионализм и талант?


Владимир Миклошич: Здесь всего понемножку: и талант, и знакомства, и везуха, и какие-то человеческие качества, которые позволяют не разругаться в пух и прах в первый год, а как-то друг к другу пристроиться и вместе работать. В шоу-бизнесе успех состоит из пяти слонов: музыка, слова, аранжировка, исполнение и продакшн. Если хотя бы одного из этих пунктов нет, проект обречен на неудачу.

Кети, вы как-то сказали, что если бы не обращали внимания на маркетинг и устоявшиеся вкусы аудитории, могли сделать вместе с группой какой-то альтернативный проект, например джазовый…


Кети Топурия: Вот джаз я ненавижу. Видимо, с моих слов журналисты неправильно что-то записали. Я бы спела что-нибудь в стиле funk или soul.

Почему не пробуете?

Кети Топурия: Мы нашли золотую середину из того, что нам нравится и что нравится народу. К сожалению, в России музыкальные вкусы не очень хорошие по сравнению с Западом. Хотя это странно, ведь когда люди слушают западную музыку, их такие стили увлекают, а в России хотят только попсовое, какая-то предвзятость, что-ли, существует…

А что тогда нужно, чтобы на Запад пробиться? Ведь нашим исполнителям это не удается…

Владимир Миклошич: Ну, эта информация уже устарела. Пробились, например, Тату… Там, если помните, была скандальная история, за которую извращенцы всего мира и зацепились.

Что сейчас нужно группе A’STUDIO, чтобы выиграть Грэмми?

Владимир Миклошич: Нужно много денег и нужен человек, который это все будет проталкивать. Удача,  английский язык нужен... У нас был такой пробивной проект с лондонской рекорд-компанией Ark Records с предыдущей солисткой и песней S.O.S.


Каверы на старые советские песни, которые вы сейчас делаете, это что, ностальгия?


Владимир Миклошич: Мне кажется, что в прошлом музыка была мелодичнее. Сейчас мелодика не то что бы потеряна, но существуют другие приоритеты при написании музыки. Судя по тому, как воспринимают музыку прошлых лет, людям не хватает этого. Когда мы превратимся в папуасов и потеряем треть своей души, мелодика в песне все равно останется. Потому, что в мелодии - чувства и эмоции людей.


Олег Табаков как-то сказал, что творческий человек в России не может быть свободным от политики…

Кети Топурия: Мы ненавидим политику, мы считаем, что нужно всех убрать и назначить властителем гроб Джексона! (смеется)

Владимир Миклошич: Да, мы совершенно вне политики, нам это не нравится. Музыка для нас вне политики.


Ольга ЛЫЖНИК








Яндекс.Метрика