Меню сайта

Капитан Юрий Тульчинский: Не понимаю, почему с пиратством еще не покончено

Капитан Юрий Тульчинский: Не понимаю, почему с пиратством еще не покончено



Мы сделали все, чтобы не дать им нас захватить. У нас не было другого варианта. Если бы пираты смогли взять хотя бы одного, пришлось бы сдаться всем.

Имя Юрия Тульчинского, капитана танкера Московский университет, захваченного пиратами и освобожденного российскими военными моряками в начале мая, запомнили не только новороссийцы, но и жители всей России. Вернувшись домой, герой новостных лент и телевизионных выпусков встретился с корреспондентом Новороссийского рабочего.

Юрий Тульчинский, едва вернувшись домой, согласился рассказать о событиях, которые держали 5 - 6 мая в напряжении не только родных попавших в переделку, но и весь Новороссийск.

- Только не нужно лезть в душу, - сразу предупредил Тульчинский, поэтому первый вопрос был сугубо деловым:

Юрий Игоревич, насколько эффективна рекомендуемая сейчас система противодействия в случае захвата судна?

Если вы имеете в виду тренинг в нашем центре, она полезна, но предназначена для других целей. Моряки шутят, что это все равно как уклонение танкера от ядерного взрыва. Конечно, маневрирование при атаке скоростных лодок помогает, но танкер при этом сильно теряет в скорости. Нужны совсем другие меры. И даже зная о возможной опасности - а мы 30 апреля получили свежую карту нападений пиратов и откорректировали курс, - трудно что-то предугадать. Сейчас данный регион  – лотерея.

Вы давно на флоте, а раньше ходили в этом районе?


Нет, первый раз.

Но действовали очень уверенно. Наверное, готовились?


Конечно, были учебные тревоги, даже тот вариант, который в результате и использовали, с экипажем обсуждали до самых мелочей. Правда, с некоторой долей скепсиса. Пиратский захват – это все-таки редкий случай для такого крупного танкера, как наш.

А почему вы не сдались? По телевидению руководитель учебного центра Новороссийского морского пароходства Сергей Макаров говорил о беззащитности экипажа и о том, что во всех планах и рекомендациях говорят: вы сдавайтесь, не нервируйте пиратов


Я не знаю такой инструкции. Есть, конечно, правила, как вести себя в случае захвата в заложники. Но мы сделали все, чтобы не дать им нас захватить. У нас не было другого варианта. Если бы пираты смогли взять хотя бы одного, пришлось бы сдаться всем.

Но сидеть в цитадели тоже было небезопасно?


Конечно, но лучше было рискнуть, чтобы потом не сидеть в плену полгода. Тем более мы были уверены, что наши военные не бросят нас в беде. Я успел связаться с Маршалом Шапошниковым. Оставалось только продержаться до их подхода. Пираты ведь без дела не сидели. Они тщательно обыскали судно в надежде найти хотя бы кого-то. Раскурочили много каютных дверей. И потеряли несколько часов. Когда нашли задраенную дверь, ведущую в цитадель, принялись ее взламывать всем, что под руку попалось: пожарными топорами и зубилом, которое, видно, привезли с собой. Им даже удалось сделать в двери отверстие, но мы успели завалить ее швартовочными концами и для веса пропитать их водой. Получилось внушительно - тонны три с половиной между нами и дверью. Тогда пираты решили нас выкурить и стали поливать канаты соляркой и поджигать. Команде пришлось гасить огонь. Температура в цитадели была более 30 градусов. Мы как чувствовали, за две недели до этого восстановили систему вентиляции в этом отсеке. Вентиляция и свет были почти все время. Позже, уже под утро, пулей перебило силовой кабель и стало трудновато дышать, а свет погас еще в начале обстрела.

Как показал себя экипаж?

Экипаж вел себя прекрасно. Действовали слаженно, даже пошутить успевали. Много уроков удалось извлечь. Есть чем поделиться с коллегами.

У пиратов было серьезное оружие?

Сначала они атаковали судно с калашниковыми, а потом вернулись на материнское судно и привезли минометы. Выстрел из одного из них повредил мачту на корме и вывел из строя радары.

А как вы связывались?


Пока был на мостике, через спутник и другие виды связи, а когда спустились в цитадель - с помощью УКВ-рации. Связь слабая, но я смог сообщить на Маршала Шапошникова, что заложников нет, и подтвердил готовность к штурму.

Не страшно было? Груз-то взрывоопасный?


Военные знали, что можно работать только по корме и по надстройке. По палубе никто не стрелял. Мы очень обрадовались и с облегчением вздохнули, когда наши ребята пошли на штурм. Самым сложным было ждать. Помогла вера в наших военных моряков.

А другая вера? Молились?


И молились тоже. Сейчас, когда задумываюсь обо всем, что происходило, понимаю, что Бог оберегал нас и не покинул в ту страшную минуту. Моментов, когда все могло плохо закончиться, было много, но обошлось. У нас ведь были перебиты водопроводные трубы, всюду текла вода, могло замкнуть, мог возникнуть пожар.

Наверное, это ваши близкие, которые не спали и очень переживали за вас дома, вымолили счастливый исход...


Безусловно. Мы с женой сходили в Москве в храм Христа Спасителя!

Юрий Игоревич, что из себя представляли ваши враги?

Они были явно неадекватны. Как они могли пройти сквозь проволоку? Она же режет, как бритва, а им хоть бы что! Более тщательно смогли их рассмотреть только после освобождения - худые и голые. Главари, судя по всему,  успели убежать сразу после первого штурма. Оставили только пушечное мясо. Ну, и мешочек наркоты. Пиратов военные посадили в лодку, на которой те и приплыли. Они успели загрузить ее бочками с горючим. Мы даже не стали их забирать. Я когда возвращался на судно с военного корабля, видел захватчиков. Они оживленно общались между собой, жестикулировали.


Что же делать, чтобы прекратить пиратские нападения?


Сейчас в контроле международных сил нуждается территория от Аденского залива до Сингапура. Дело в том, что в самом заливе в настоящий момент масса кораблей коалиционных сил, а пираты ушли в Индийский океан: от мыса Доброй Надежды до Индии. Непонятно, почему при существующих возможностях с пиратством все еще не покончено. А пока выход, на мой взгляд, один – профессиональная охрана на борту. Достаточно всего трех вооруженных морпехов - и никто не сунется на борт. Оружию может противостоять только адекватное оружие.


Вам, я слышала, дадут правительственную награду?


- Не знаю, - скромно ответил Юрий Игоревич и протянул руку с часами, - вот часы мне подарил генеральный директор Совкомфлота Сергей Франк.

Вас, наверное, узнают в городе?

Пока не заметил, да и не особо к этому стремлюсь. Но получил массу сообщений  через сайт Новошипа, а когда приехал и зашел в Одноклассники… Очень много людей и с тревогой писали, и поздравляли с освобождением. Даже незнакомые!

Тульчинский - очень сдержанный человек. Видимо, сказывается то, что он из семьи военного моряка. Родился Юрий Игоревич в Севастополе в 1972 году. В 1990 году отца – морского офицера - перевели в наш город. И братья–близнецы Тульчинские (а у Юрия есть брат Вадим, тоже капитан), поступили в тогда еще высшее мореходное училище. В 2003 году Юрий Игоревич защитил кандидатскую диссертацию, а в 35 лет стал капитаном. Жена Наталья занимается воспитанием дочери Альбины, окончившей в этом году первый класс. Он настоящий герой, хотя не видит ничего особенного в том, что сумел в экстремальной ситуации организовать экипаж, обеспечив саму возможность штурма.


Татьяна СТАРОВЕРОВА, газета http://www.novorab.ru/ArticleSection/Details/321>Новороссийский рабочий.








Яндекс.Метрика