Меню сайта

Художники Мартыненко: Фашисты неспроста окрестили наших летчиц ведьмами

Художники Мартыненко: Фашисты неспроста окрестили наших летчиц ведьмами



Ночные ведьмы будут присутствовать в экспозиции Краснодарского художественного музея им. Ф.А. Коваленко для «Ночи музеев-2010». Экспозиция посвящена победам 46-го Гвардейского Таманского авиационного полка - одного из трех в истории войны женского полка бомбардировщиков.

Выходящих в небо на фанерных самолетах девушек фашисты окрестили ночными ведьмами. Эти летчицы наводили на них ужас своими мастерством и отвагой.

Экспозиция будет открыта не только одну ночь, а каждый день до 20 июня в зале на Красной, 15. Художники Павел и Наталья Мартыненко рассказали Живой Кубани о смыслах проекта.

В который раз вы участвуете в Ночи музеев?


Наталья:
  Третий.

А что привлекает? Ведь не все художники соглашаются.

Наталья: Соглашаемся, когда в рамках предложенной темы можно сделать что-то, совпадающее с собственным творческим поиском.

И как звучало  предложение музея в этот раз?


Павел:
Я услышал предложение от Юры Самсонова – художника, к которому музей первоначально обратился с идеей кураторства. Тема, поставленная музеем, звучала как Небо Кубани – небо Победы. То есть разговор был про летчиков в целом. Но я вцепился в ночных ведьм и предложил сузить раскрытие темы до исключительно женского летного вопроса.

Каково ваше личное  отношение к этим героиням, которых вы изображаете?

Павел: Молодцы девушки. Немцев они сделали. По факту. Против них были брошены потрясающие силы врага. Я узнал, что технический уровень немцев был намного выше нашего. Им в войну не хватило нескольких месяцев для запуска реактивных самолетов. А наши ночные ведьмы летали на фанерных архаических аппаратах.  И тем не менее, победа была за женщинами.

Наталья: Вообще, этот женский летный полк квартировал под Краснодаром в поселке Пашковском. То есть мы нашли тему, близкую именно этой земле. И мы решили, что фашисты неспроста окрестили наших летчиц ведьмами. Ведь ведьмы, ведуньи, ведающие – это образы женского начала, которое черпает свою энергию в силе Земли. Это древние понятия об особой женской силе, которой не обладают мужчины. Наши женщины проявили эту силу и в войну. Интересно, что на этих же, сейчас кубанских, территориях существовали когда-то и амазонки – тоже носители  той женской силы, о которой я говорю.

Сколько в общей сложности ушло времени на воплощение проекта?

Павел: Разговор с Юрой случился осенью 2009-го. Вот с того момента во мне заработал маховик. Долгое время я вынашивал идею один, готовился, делал рисунки. Но потом потихонечку народ вокруг мобилизовался. И идея стала на каком-то этапе убедительной. В том числе и для музея. Даже выделили деньги на материалы.

И во что обошлась подготовка экспозиции?


Павел:
Я не знаю вообще-то. Свою часть работы я делал сам. Но были еще расходы.

А сколько всего художников участвует в проекте?

Наталья: Шестеро. Юрий Самсонов, мы, Ксения Милославская и автор из Новороссийска Александр Кампер. В афише выставки еще указано имя Мефодия, который участвует с одной картинкой (Мефодий – сын Павла и Натальи – ред.).

Павел:  Кстати, работы Александра Кампера, в отличие от всех остальных, создавались не специально для этого случая. Они существовали давно. Мы увидели их на фото, которые нам показала Елена Зарубинская, директор новороссийской галереи АртВертикаль. И сразу пригласили. Его работы так хорошо вписались в идею экспозиции и так вовремя, что я воспринял это как знак правильности нашего взгляда.

Наталья, ты говоришь выставка. Насколько это верное название для проекта в рамках Ночи музеев?

Наталья: Выглядит как выставка. Но вообще это организация всего пространства зала. Потому что там и стены прокрашены, и проемы задействованы. Выставлена не только графика, а также объекты: огромный объект Юры Самсонова, который изображает красную звезду, разбивающую свастику, три объекта Кампера и большая птица Паши.

Эти объекты – скульптурные?

Наталья: Скульптурой трудно назвать. У Павла это кинетический объект, называется Ястребитель – большая птица на колесах, которая при желании может двигаться.

При чьем  желании? Посетителям можно будет двигать?


Наталья:
Посетителям двигать – это вряд ли. Ты же знаешь, что такое Ночь музеев – несколько тысяч человек. Каждый двинет – и ничего не останется.

Павел, а что  выражает твой Ястребитель?

Павел: Моя птица  чем-то похожа на самолет, у нее есть шасси и нечто вроде кабины, вот Наталочка туда нормально помещается в образе пилота. В целом это попытка сделать нечто механически движущееся, пилотируемое (во всяком случае, имитирующее управляемый объект), и в то же время создать именно образ птицы. Потому что птица – древнейший знак  неба, верха. Мне показалось, что победу в небе ничем другим символизировать невозможно.

А вы будете  демонстрировать возможность посидеть внутри?

Павел:
Нет. Я не думаю, что это нужно. Не в этом дело. То, что там можно посидеть, – это рабочий момент, смысл объекта совсем не в нем.

Какая дальнейшая  судьба у твоей птицы?

Павел: У меня нет никаких планов и замыслов. И не обольщаюсь.

Но ее же где-то надо будет хотя бы хранить?


Павел:
   Она разбирается до модулей. Знаешь, у меня такого рода объектов целая коллекция. Я не планирую конкретной судьбы для них. Дело в том, что это не скульптура. Объекты вроде моей птицы, в принципе, еще не до конца дистанцированы от действительности, не вытащены из нее. Они как появились, так и растворятся. У меня такой взгляд на подобные произведения: они не вполне материализованы, и в этом их отличие от скульптуры.

А ваши авторские работы чем еще будут представлены в экспозиции, кроме этой птицы?

Наталья: Будут графические листы на бумаге авторского литья. Основные темы – птицы и женщины. Одна из работ посвящена Краснодару: на ней изображен красный город, над которым две тучи птиц, красная и черная, надвигаются друг на друга, называется Дареное не дарят. И еще мы расписали три арочных проема: нарисовали портрет летчицы Таманского полка, в противовес ей – поражение фашистского аса, а посередине – небо, в которое улетает маленькая белая голубка, а рядом падает вниз черный орел.

Вы готовите экспозицию  вместе. Нет ли противоречий в восприятии творческой задачи?


Наталья:
У меня с Павлом противоречий нет. А с миром, наверное, может возникнуть несовпадение.

Все-таки вы предлагаете довольно неожиданную  трактовку военной темы. Насколько сложно было убедить в своей идее руководство музея?


Павел:
Основная задача для меня как художника была в поиске адекватных средств выражения: чтобы это одновременно было глубоко мое и при этом учитывало пожелания руководства музея по раскрытию темы. То есть я не хотел просто заниматься наглядной агитацией. В итоге все сложилось.  


Алиса КИНГСЛИ








Яндекс.Метрика