Меню сайта

Леонид Федоров: В последнее время мне нравится древняя музыка

Леонид Федоров: В последнее время мне нравится древняя музыка



Бывает плохой звук, но отличный концерт, бывает хороший звук, но концерт ужасный. Идеально, конечно, когда хороший звук и концерт, но я научился не думать о плохом.


В Краснодаре прошло выступление  легендарного музыканта Леонида Федорова - лидера группы АукцЫон, и мультиинструменталиста Владимира Волкова. Перед концертом в ДК ЖД за кулисами с Федоровым пообщался наш корреспондент Живой Кубани.


Я знаю, что у вас  практически отсутствует  райдер...


Да, у нас  как-то вот так.

Есть  такое ощущение, что вам как-то пофигу многие вещи?

Не, ну а что  заострять внимание. Мне кажется, что... даже не знаю. Ну, нет таких  требований. Мне кажется,  что  концерт это нечто такое, что зависит от совпало, не совпало. Бывает плохой звук, но отличный концерт, бывает хороший звук, но концерт ужасный. Идеально, конечно, когда хороший звук и концерт, но я научился не думать о плохом.

Вы  один из самых плодовитых музыкантов. Последнее время выпускаете по две пластинки в год. То, что выходит на дисках, это все музыкальные мысли, которые у вас возникают, или еще остается на десяток альбомов?

Я вообще не думаю, сколько остается. Мы как-то завелись с Вовой (Волковым - ред.), так уже десять лет процесс идет. Мы давно с себя все ограничения сняли. У нас нет задачи публику привлекать. Мы просто сидим себе, тихо делаем, и все.

А если кто-то покупает, то и хорошо?

Ну да.

Все альбомы вы записываете  на своем лейбле?

Дома, да.  

Кто-нибудь там, кроме вас, записывается?

Не, ну кто там  еще будет? Мы же дома записываемся, это же не такая студия. Да и она  у нас специфическая, не каждому  может подойти. Я же делаю, на самом  деле, все не по правилам, и я думаю, что это мало кому понравится.

Когда выступаете по городам, то наверняка вам дают демо-записи молодые группы. Попадается что-то интересное?


Я бы не сказал, что что-то такое услышал. Бывает что-то интересное, но, в основном, это  не наши записи. За последнее время  вообще не слышал ничего такого, чтобы  можно было сказать ах!. А другого слушать и не хочется.

Своего  хватает?

Ну и над  своим материалом много работаем, да и последнее время мне все  больше нравится не современная музыка, а вовсе уж какие-то старые, даже древние вещи.

20-х  годов?


Не, какие 20-х? 13-й  век, 14-й. Барочные, до барокко. Не, ну и современную слушаю, конечно, но какую-то такую. Японцев каких-нибудь сумасшедших, американцев, которые еще находятся в поиске. Классический рок, как таковой, отсутствует. За редким исключением.  

Вы  сейчас обычно выступаете в Москве, Питере, Израиле, США. По России практически не ездите. С чем это связано?


Мы не занимаемся организацией концертов, если приглашают и совпадает по условиям, то едем. А так, чтобы самим продумывать  гастроли и пути, не очень любим, точнее, я не очень люблю. Уже и силы не те, да и передвигаться не очень люблю по пространству, а особенно по нашей стране ездить, так вообще не улыбается, со всеми этими дорогами. Поэтому я концерты стараюсь свести до минимума.

Лишь  бы хватало на жизнь?

Ну не только, чтобы и самому было еще в удовольствие это. Мы уже не хотим завоевывать сердца.

То  есть стремления попасть  на радио нет?

Давно уже нет. Отвалилось у меня это желание.  

А вообще приглашают вас  СМИ?

Бывает, конечно. Но славу богу, все меньше и меньше. Я думаю, что они поняли, наконец, что у нас популярность падает. Она сейчас намного меньше, чем лет 10-15 назад.  

Поступают ли предложения издать трибьют АукцЫона?


Вот честно, ничего не знаю, про это надо с нашим  директором говорить. Но я, если честно, не очень даже понимаю, кто там сможет что-то спеть, из раннего АукцЫона.  

А если бы нашлись такие, были бы против?


Да мне все  равно. Хотят, пускай.

Ваши  новые альбомы  довольно быстро появляются в Интернете, где  их можно скачать абсолютно свободно. Как вы к этому относитесь?

Абсолютно нормально. Я понимаю это, особенно при нашей нынешней жизни, когда мы издаем альбомы тиражом тысяча, ну, максимум, две тысячи экземпляров, и продаем, в основном, в пределах Москвы и Санкт-Петербурга. Дистрибуции у нас нет, да и не дешево купить. Потому понятно, что где-то в Самаре их проще скачать. И в Москве не просто найти. И потому, что я могу поделать, ну, надо людям. К тому же сама система уже умирает. В Америке закрылся самый известный магазин Tala Records, где я пластинки покупал. Сейчас эта индустрия очень пострадала. Знаю, что Sony расторгла контракты с артистами, которые продают меньше двух тысяч пластинок в год. Там вообще люди перестали ходить в магазин. Все заказывают через интернет. Во-первых, не надо никуда ходить, во-вторых все дешевле.

А до России такое когда-нибудь дойдет?

Дойдет, конечно. Вы же сами говорите, что скачивают.

Ну, у нас качают бесплатно, а там все-таки деньги платят.

Ну, будет. Понятно, что люди, которые продают миллионы дисков, они теряют какие-то деньги. Хотя я все равно не понимаю, если ты продаешь миллион экземпляров, зачем волноваться о скаченном.

Еще можно два миллиона заработать.

Ну, еще заработал десять миллионов. Я не очень понимаю, ну миллионом больше, миллионом меньше. Не понятная для меня вещь. В общем, мне не жалко. Я конечно никогда не продавал миллион пластинок, но не думаю, что мне было бы и тогда жалко.

Мне кажется, что ваши новые проекты хорошо бы издать в виниле.

Да, мы думали над  этим, к тому же сейчас появились такие возможности. У нас есть друзья в Вильнюсе, которые это предлагают. К тому же сейчас опять стали появляться магазины, где продают пластинки и аппараты, на которых их можно слушать. В Америке их продают уже вовсю. Я сам покупал.  

Но  до конкретных действий не дошло?

Ну, заморачиваться не хочется. Это надо куда-то ехать, что-то делать. Хочется, чтобы все было под боком. Вот как с выпуском дисков. Мы отдаем материал Олегу Ковриге и он сам их печатает. Ну и к тому же, когда запись была сделана в цифре, то можно, чтобы она зазвучала на пластинке, но это будет не совсем то. У меня дома большая коллекция пластинок, но самая лучшая это не Pink Floyd какой-нибудь, а Майлз Дэвис, 54-го года запись. Потрясающая запись. Я до сих пор не могу понять, как они тогда писали так музыку. Такой уровень, мне кажется, уже не будет достигнут.

Говорят же, что все циклично и рано или поздно дойдут до этого опять.


Нет, тут же сама история акустического музицирования, к сожалению, почти прошла. На тот момент это был авангард. А сейчас куча разных процессоров, электроники напичкано. Вы вот послушайте Дэвиса, насколько звук чистый, ясный, плотный, и послушайте тот же Pink Floyd, который мне тоже нравится, но звучит уже не так. Уже химия какая-то.

Беседовал Андрей ПОМИДОРРОВ








Яндекс.Метрика