Меню сайта

Малый бизнес: кредит, лизинг и откатинг

Малый бизнес: кредит, лизинг и откатинг



Вице-президент ОПОРЫ России, председатель регионального отделения общественной организации малого и среднего предпринимательства ОПОРА России в Краснодарском крае Александр Бречалов  рассказал о финансовом проекте ОПОРА-КРЕДИТ и кадровом коллапсе власти как основном препятствии для развития малого бизнеса.

Александр Владимирович, чем обусловлено создание портала ОПОРА-КРЕДИТ, www.opora-credit.ru?

В первую очередь, проблемой, недостаточной информированностью предпринимателей о программах господдержки. Интернет - пространство весьма содержательное, но материалов на эту тему в поисковиках практически нет. А созданный нами сайт аккумулировал 80-85% сведений о госпрограммах - от муниципального до федерального уровня.

Второй момент - это безграмотность многих малых и микро-предпринимателей в вопросах финансирования своего бизнеса. Не многие знают, что, кроме кредита, существуют, например, векселя и не представляют, как с этим инструментом работать. Совершенно отсутствует представление о том, как подготовить компанию к привлечению инвестиций.


Привлечению инвестиций в малый бизнес?


Да. Это до кризиса можно было иронизировать над тем, что малый бизнес способен привлечь на открытом рынке инвестиции. Сейчас это весьма актуальная тема.

Решая две основные задачи - восполнить информационный пробел и повысить уровень грамотности предпринимателей - мы и создали портал ОПОРА-КРЕДИТ, www.opora-credit.ru, где все заинтересованные могут найти исчерпывающую информацию о своем регионе, о возможностях, которые там имеются: доступных ресурсах, финансировании старт-апов, бизнес-ангелах, кредитовании, микрофинансировании и т.д.

Более того, портал - это только начало. В ближайшие месяцы мы начнем выпускать ежемесячный деловой журнал для малого бизнеса, который будет называться «ОПОРА РОССИИ». Это еще один инструмент для восполнения информационного пробела.


Как сегодня выглядит российский малый бизнес? Почему вы считаете, что программы господдержки будут работать?


За последние полтора года государственная политика в отношении малого бизнеса серьезно изменилась. Приняты, на мой взгляд, достаточно правильные законы - о малом бизнесе, о малой приватизации, о проверках. И это внушает оптимизм.

С другой стороны, уже прошло некоторое время, и мы можем видеть, как действительно обстоят дела. Картина достаточно грустная, поскольку между волеизъявлением первых лиц и волепониманием на местах у нас очень большой разрыв.


О чем идет речь?

И президент, и премьер, инициируя определенные движения в направлении малого бизнеса, демонстрируют, что это - действительно приоритет. При этом если спуститься на уровень муниципальных образований, где малый бизнес и «прописан», то там еще «конь не валялся». Это еще очень корректно сказано! Безусловно, есть примеры продвинутых глав субъектов Федерации и муниципальных образований, но они единичны и, на мой взгляд, сейчас это похоже на катастрофу…


Получается, как у Островского, «луч света в темном царстве»…


Совершенно верно! Мы, ОПОРА РОССИИ, очень много ездим. При встречах главы муниципалитетов очень часто жалуются: «Что нам делать? Малый бизнес умирает, налоги не платятся…» Какой-то полный интеллектуальный коллапс! Когда ему говоришь: «Возьми бульдозер, расчисть площадку и привлеки кого-нибудь для строительства, чтобы люди что-то создавали», то возникает недоумение - а разве так можно? Оказывается, можно, но далеко не все об этом думают. Мы привыкли сидеть на «нефтяной игле», когда все было комфортно и дотировались различные программы - от федеральных до муниципальных…


Да, что-то перепадало…


Уверяю вас, что хорошо перепадало! Самое главное, что становился на ноги бизнес и, будем говорить откровенно, чиновники всех уровней и регулирующие органы также неплохо «кормились». А сейчас, когда пришло время показывать себя антикризисными менеджерами, стало понятно, что у нас не просто дефицит кадров - у нас кадровый коллапс. В стране почти нет эффективных менеджеров от власти.


Почему?

Давайте посмотрим, что делается и что могло бы делаться. Предприниматели не совсем понимают, почему выделенные на развитие малого бизнеса 30 млрд. рублей уже год не могут раздать через Российский банк развития. Этот процесс идет очень тяжело при всем профессионализме команды Сергея Крюкова. К тому же, если разделить эти деньги на 4,5 млн. субъектов малого и среднего бизнеса, то получается, эти деньги - капля в море.

Мы не будем обсуждать предложение ОПОРЫ РОССИИ, которая предлагала потратить выделенные деньги на инфраструктурные проекты для малого бизнеса - промпарки, технопарки, бизнес-инкубаторы - эта тема, к сожалению, уже «умерла» и средства, лежащие в РосБР, все равно будут распределять. В марте в Минэкономразвития были вскрыты конкурсные конверты и 10,5 млрд. рублей отправлены в субъекты Федерации.

Теперь давайте посмотрим, кто что делал. Я могу назвать не более трех регионов, где руководители действительно начали вручную управлять процессом помощи малому бизнесу.


Что значит, управлять этим процессом «вручную»?

Если у вас на территории есть предприниматель, который что-то производит, тем более, если его продукция импортозамещающая, то вы как антикризисный менеджер берете его за руку, идете с ним к банкирам и под свои гарантии обеспечиваете его необходимыми финансами. Потом ведете предпринимателя на заседание к губернатору и предлагаете, чтобы товары, которые поставляются из-за рубежа, приобретались у своего производителя. Таких случаев единицы.


То есть вы хотите сказать, что так бывает?


Бывает. Мы знаем примеры такой деятельности властей в Волгоградской области, в Краснодарском крае. Кстати, Краснодарский край - аграрный регион, где сезонности фактически не бывает, и климат позволяет заниматься бизнесом круглый год. В то же время он оказался не готов к тому, чтобы предложить российскому рынку поставки мяса взамен импортных поставок, снизившихся почти на 50%.


Почему?

Потому что, начиная с личных подсобных хозяйств и заканчивая фермерами, - все упираются в отсутствие инфраструктуры для развития бизнеса. В связи с высокой стоимостью комбикормов, которая за последнее время взлетела в 6-7 раз, селяне предпочитают выращивать свиней исключительно для собственного потребления. Ведь продать выращенный скот можно только живым весом. Крестьянин или фермер не могут привезти скотину на небольшой мясоперерабатывающий завод, как это делается во всей Европе.


Сдать ее на сосиски и забыть…

Либо заморозить, либо разделать и в мини-рефрижераторах поехать продавать. А мясоперерабатывающий минизавод стоит вполне конкретных и понятных денег - 2-2,5 млн. евро.


Сколько уже поставлено таких заводов?

Ноль.


А кто-нибудь хотя бы интересовался этим направлением?

Мы с партнером пытались в трех регионах предложить этот проект: предлагали финансирование для установки мини-молокозаводов, мини-мясоперерабатывающих производств, специальных складских помещений для хранения овощей. Была реакция лишь из одного региона, откуда нам сообщили сумму за вхождение…


Вы привели очень живые примеры.


Они очень конкретные. Однако если быть объективным, то есть и позитивные примеры. В частности, Татарстан, где именно в кризис начали работать очень интересные программы. Чего стоит один «Лизингград», когда вы, не имея стартового капитала, решаете заняться бизнесом, например, поставить мельницу, что в данном регионе очень актуально. Вы обращаетесь в комиссию, которая не ангажирована ни властью, ни бизнесом.


А кем она создана?


Совместно бизнес-сообществом и правительством Республики. Туда входят представители власти, банков, ОПОРЫ РОССИИ, торгово-промышленной палаты - всего порядка 11 человек, которые проводят экспертизу представленных проектов и принимают решение о выделении денег.

В частности, что касается мельницы. Стоимость оборудования - 1 млн рублей. Правительство Татарстана перечисляет уполномоченной компании первый транш - 300 тыс. рублей, а остальное вы будете платить сами. Но мельница к тому времени у вас уже работает и приносит прибыль. Кстати, это вполне реальный пример, так как в Татарстане не хватает таких мельниц, муку возят из Краснодарского края, и она получается на 30% дороже…


Странная логистика. Почему на месте зерно не перемалывают в муку?

Вот и я о том же. Но положительный опыт пока редок.


Насколько мне известно, лишь 39 регионов России имеют программы помощи малому бизнесу?

Большинство из них лишь декларируют эту помощь. Можно сказать, что векторы движения заданы, имеются инструменты, но нет желания и умения.


Вспоминается бессмертное произведение Алексея Толстого «Буратино (Золотой ключик)». Когда у постели главного героя собрался консилиум, прозвучала фраза: «Пациент скорее мертв, чем жив». То же самое порой хочется сказать по поводу российского малого бизнеса.

В большинстве случаев вы, к сожалению, правы. Не могу однозначно окрасить все в черный цвет, но считаю верным тезис, что малый бизнес продолжает жить вопреки, а не благодаря.

Конкретный пример. В Краснодаре, который Forbes назвал городом номер один для ведения бизнеса в России, буквально недавно начался рейдерский захват производителя, выпускающего печи для хлебобулочной промышленности. Оборудование компании «Фрегат» успешно конкурирует с китайским, итальянским, турецким, пользуется спросом и имеет хорошую репутацию. О захвате этого предприятия мы информировали всех местных начальников и сейчас выходим на федеральный уровень. Не исключено, что потребуется вмешательство Президента, настолько бесцеремонно и грубо все происходит. Но это эпизод. Аналогичные истории происходят и в других российских регионах.


Какие предприятия малого бизнеса имеют наилучшие шансы в новой экономической обстановке?

Вероятнее всего, выживут те предприятия, которые занимаются производством импортозамещающей продукции. Кроме того, весьма неплохие перспективы у пищевиков. Понятно, что от еды человек откажется в последнюю очередь. Сейчас также хорошее время для развития агрокомплекса. И, как всегда, уверенно чувствует себя торговля.


Как развиваются фонды поддержки малого бизнеса, и какая у них перспектива?


В каждом регионе дела обстоят по-разному. В том же Татарстане, например, работает и фонд, и специальные программы - причем, не федеральные, а республиканские. В Башкортостане также приняты программы господдержки предприятий МСБ, и они тоже работают. В большинстве других регионов, где мы проводили анализ, этого, к сожалению, нет. Есть лишь декларации и благие намерения. Много говорится о поддержке малых предприятий путем субсидирования процентной ставки.


По разным оценкам эту помощь получает около 1% малых предприятий.


Это очень оптимистические оценки. Думаю, что на деле гораздо меньше. Имеются местные программы, которые действительно работают, и куда направляются реальные деньги. Например, поддержка личных подсобных хозяйств в Краснодарском крае. Но не в каждом муниципальном образовании о ней знают, и далеко не каждый представитель микро-бизнеса может этой программой воспользоваться.


Почему?


Александр Бречалов: Где-то из-за низкой информированности, а где-то допуск к программам - это бизнес чиновников. Несмотря на то, что на федеральном уровне о проблеме коррупции говорят первые лица государства, на местах «откатинг» продолжает процветать.


То есть эффективность фондов не очень высока?


Система в целом пока находится на уровне деклараций.


Насколько мне известно, во многих регионах очень скромные возможности для оказания помощи малому бизнесу. При наличии нескольких тысяч субъектов МСБ пропускная способность большинства бизнес-инкубаторов и фондов исчисляется десятками предприятий в год. Нужны ли вообще такие структуры?

Однозначно, нужны. Вот представьте, что их нет - что изменилось?


На мой взгляд, ничего.


Тем не менее, изменения происходят, и будут продолжаться при активной деятельности бизнес-сообщества. Вот конкретная ситуация. В конце 2008 года ОПОРА РОССИИ проводила мониторинг по 35 выделенным регионам, изучала условия и факторы развития малого бизнеса. Так, губернатор региона, оказавшегося на 34-м месте, слезно умолял удалить его из списка вообще и обещал в 2009 году сделать прорыв.


Это говорит о серьезности намерения его начальства, которое, глядя на ваш индекс, может снять этого губернатора с должности.


Правильно. И если одного такого снять, то десяток других испугается и начнет, наконец, что-то делать. Поэтому фонды и программы однозначно нужны. Тогда главы субъектов Федерации не смогут сказать, что у них нет денег, а есть лишь бюджет, где развитие малого бизнеса не предусмотрено.


Но сегодня эффект от работы этих структур минимален. Для предпринимателей без разницы - нет фонда или туда невозможно войти.


Я уже говорил, что у нас кадровый коллапс. У руля, начиная от муниципалитетов и заканчивая субъектами Федерации, находятся люди, которые с утра в первую очередь интересуются стоимостью бочки нефти. И от этого зависит, задался или нет у них день. Если цена $140 за баррель, то зачем напрягаться, бегать, ездить - все и так замечательно. Система не может нормально функционировать, пока все зависит от людей, которые не знают, что такое работать.


Где взять других?

Это отдельная проблема. Но многие, которые сейчас у руля, готовы и могут.


Что им мешает?

Для начала нужно время привыкнуть, что $140 за баррель уже не будет. С другой стороны, главы наших муниципальных образований очень зависимы от воли губернатора, от мнения федерального центра. В Европе же главы местных образований действительно избираемы, независимы и имеют серьезные рычаги влияния. Но при этом их оценивают как бизнес-менеджеров.

Хороший пример - австрийский городок Гюссинг с населением менее 4 тыс. человек. Здесь была большая проблема - сильная энергозависимость, приводящая к убытку 6 млн. евро в год. Была разработана программа по развитию альтернативных источников энергии, которая начала действовать в 2001 году. За восемь лет муниципалитет не только полностью решил задачу энергоснабжения города, но и начал продавать электричество на сумму 13,5 млн. евро в год, создав почти 3 тыс. рабочих мест. Уверяю вас, что в других секторах в Гюссинге дела обстоят не хуже.


Да, это наглядный пример того, что в Европе местная власть работает успешно.

Наши муниципалитеты не обладают достаточным объемом полномочий и власти. Думаю, что им следует давать больше самостоятельности, мотивировать их в части налогов. Сегодня лишь мизерная часть поступает в местный бюджет.


А что про это думает федеральная власть?


Ничего не думает. Этот вопрос настолько далек от их приоритетов, что обсуждения как такового нет.


Какие изменения произошли в области сотрудничества банков и малого бизнеса?


К моему удовольствию, Правительство сумело удержать доверие населения к банковской системе. На мой взгляд, это большое достижение. Ранее в России такого не было: и система страхования вкладов заработала, и регулятор повел себя очень правильно.

Если говорить о взаимоотношениях малого бизнеса и банков, то первое, что хочется отметить, - кредитные организации не были готовы к изменившейся ситуации, когда борьба за крупный бизнес резко прекратилась. Большая часть среднего и почти весь крупный бизнес оказались должниками, и каждый крупный банк в той или иной мере «попал».

В этой ситуации работа с малым бизнесом оказалась в ТОП-3 приоритетных направлений любого банка. Конечно, выдавать деньги небольшими суммами хлопотно, зато у тебя получается диверсифицированный портфель, который значительно снижает риски по невозвратам.

Банки не готовы к тому, что малый бизнес имеет свою специфику - у него очень мало ликвидных активов. При этом кредитование небольших предприятий ничем не отличается от кредитования любых других компаний. Требования абсолютно примитивные - залог.


Недвижимость, которая есть далеко не у каждого предпринимателя.


Да. Тем самым мы спустились до примитива, говорящего о том, что банки не готовы качественно работать с малым бизнесом, предлагать эффективные продукты. В этой ситуации банки проиграли гораздо больше, чем бизнесмены. Особенно это касается федеральных кредитных учреждений, так как небольшие региональные банки всегда были ориентированы на малый бизнес, другого там просто практически нет.

В силу необходимости банки будут менять отношение к малому бизнесу. И здесь, на мой взгляд, очень важно мнение самого бизнеса. Форумы, конференции, специализированные статьи играют огромную роль.


Что происходит с такими финансовыми инструментами как лизинг и факторинг?

Надо понимать, что, к сожалению, факторинг не является массовым продуктом. И поэтому говорить о нем сейчас как об инструменте не стоит. Что касается лизинга, то он, безусловно, очень интересен. В первую очередь, потому, что связан с уже готовым предметом залога - оборудованием или недвижимостью. Поэтому банки и лизинговые компании продолжают финансировать клиентов при доказанной эффективности проекта. При этом говорить о каких-то новациях со стороны банкиров или лизингодателей я бы не стал. Не то время, чтобы экспериментировать.

http://www.finansmag.ru>Деловой журнал Финанс.








Яндекс.Метрика