Меню сайта

Мэр Сочи Анатолий Пахомов: Я считаюсь жестким руководителем

Мэр Сочи Анатолий Пахомов: Я считаюсь жестким руководителем



За полчаса до назначенного для интервью времени выяснилось, что мэр Сочи Анатолий Пахомов срочно выехал в Имеретинскую бухту, где не на шутку разыгравшаяся стихия размыла береговые укрепления в районе строящегося порта.

В итоге наша беседа состоялась отчасти в помещении КПП строящегося олимпийского объекта, отчасти — прямо на берегу, под грохот шестибалльного шторма и гул работающей техники

На место происшествия Анатолий Пахомов едет в машине МЧС — разыгравшийся шторм перевернул водолазный бот, три человека пропали без вести. Это ЧП — вне компетенции градоначальника, у него есть другая задача. «Я привёз сюда начальника местного МЧС, чтобы те, кто отвечает за стройку, восстановили дамбу, частично разрушенную при строительстве порта, — поясняет Пахомов.
— Если шторм усилится, он принесёт настоящую беду — и она будет на моей совести».

На берегу, под проливным дождём, среди большегрузных машин он, похоже, чувствует себя в своей стихии гораздо больше, чем в кабинете. Кто-то сообщает, что привезли фонари — значит, можно будет работать ночью. Шестьдесят сорокатонных грузовиков мэр попросил у компании РЖД, которая недавно открыла здесь, в Имеретинке, новый грузовой двор. На обратном пути Пахомов звонит в краевую администрацию, вице-губернатору Джамбулату Хатуову, своему предшественнику на посту главы Сочи — Хатуов, правда, поруководил городом только в ранге «и.о.». Краевые власти обещают помочь в расчётах с железнодорожниками. Следом — звонок уже самому мэру из городской администрации: на 18.00 запланировано совещание, подчинённые интересуются — не отменяется ли. «Ни в коем случае», — заявляет Пахомов. Первый вопрос возникает сам собой.

— Анатолий Николаевич, вам обязательно везде присутствовать лично?


— Я, конечно, всем доверяю. Но если меня вот здесь не будет, что-то может пойти не так. А дамбу в Имеретинке надо построить сегодня — и она будет построена. Просто если ты — настоящий глава города, то должен быть готов к любой ситуации, в том числе — чрезвычайной. Ты находишься 24 часа на работе — не имеешь права выключить сотовый телефон, иногда спишь по четыре часа в сутки. Но ты радуешься результату. Да, это трудно, иногда — чрезмерно. Но зато как интересно! Вообще, для любого главы города важно, чтобы его работа ему нравилась — она должна заменять ему любое хобби. Вот мы построим хороший город — люди будут радоваться, и глава — вместе с ними. А когда приходит стихия — мэр просто обязан защитить людей…

Если взглянуть со стороны, фигура Пахомова удивляет. Это чрезвычайно энергичный, требовательный, но при этом неприхотливый человек. Он мог бы руководить коммунистической стройкой — так что в разговоре было неудивительно встретить ссылку на «Моральный кодекс строителя коммунизма». Есть и оборотная сторона — склонность к жёстким решениям во всех сферах, до которых возможно дотянуться, поэтому иногда мурашки пробегали от слов о том, как в ближайшие годы администрация города будет заставлять людей любить спорт. Иными словами, Пахомов — персонаж двойственный. Он чрезмерно энергичен, что очень важно для города, который предстоит за несколько лет вывести на международную орбиту, — но этой энергией он и пугает. Очень легко в порыве энтузиазма вырваться за пределы здравого смысла. Когда от Пахомова слышишь предложение бомжам и цыганам круглосуточно потрудиться на общественных работах — вполне жёсткое решение! — кажется, что градоначальник шагает прямо в зону риска. Но совершенно очевидно, что нынешний глава Сочи, выбранный в первой половине кризисного 2009?го, — один из наиболее ярких героев прошедшего года.

Сочи — «четыре Анапы»

— Вы в Сочи попали, успев поработать мэром Анапы, — много ли общего у этих двух городов? Насколько пригодился анапский опыт, и чему здесь, в Сочи, пришлось учиться заново?

— Общие проблемы Анапы и Сочи — нехватка энергетических мощностей, занятость населения в межсезонье, и вообще, как у любого морского курорта, сезонность. Но Сочи — это практически четыре Анапы. Здешняя логистика много десятилетий требовала изменений. О необходимости строительства транспортного обхода Сочи говорилось с 1950 годов — и только 24 декабря нынешнего года мы открываем эту дорогу, которая позволит грузовой и транзитный транспорт пустить вне города и на треть разгрузить сочинские улицы. Сейчас начато строительство «дублёра» Курортного проспекта, мы строим три транспортные развязки по федеральной трассе, приступаем к строительству нескольких развязок в городе. Когда всё это будет достроено, транспортная система Сочи сможет функционировать по-новому, без пробок на дорогах и проблем для экологии.

В отличие от Анапы, где оставалось около 15 процентов негазифицированных территорий, в Сочи эта работа только начинается, и то лишь благодаря олимпийским программам. У нас 60 котельных, и всего 20 из них работают на газе — потому что газа не хватало. Сегодня «Газпром» по дну моря тянет газопровод «Джубга—Лазаревская—Адлер», уже есть соглашение о том, что «Газпром» подведёт газ к каждому населённому пункту. А наша задача — параллельно с этим подготовить газопроводы низкого давления и подвести газ в каждый дом.

В Сочи давным-давно надо было рекультивировать мусорные свалки города, но начали заниматься этим только сейчас. Проходит экспертизу проект рекультивации адлерской свалки, которая с 1 января закрывается. В районе Сочинской ТЭЦ уже стоит готовый к работе мусороперерабатывающий завод. А в перспективе мы планируем переходить на систему сортировки мусора, и уже сейчас начинаем к этому готовиться — с нового года в школах появится соответствующая программа.

— Если говорить о каких-то управленческих анапских наработках — что удалось применить на новом месте? Пришлось ли принимать жёсткие кадровые решения?

— Честно говоря, да. В Сочи мне некогда было учить местных чиновников, и почти весь «первый эшелон» пришлось менять, нескольких руководителей пригласил из Краснодара — в том числе заместителя по сельскому хозяйству и продовольствию. Была задача — снизить в Сочи цены на продукты, которые здесь всегда необоснованно завышены. Мы стали заниматься товарными интервенциями, привлекая как можно больше дешёвого товара от производителей — они, приезжая к нам, не платят ни за что, даже за экспертизу товара. Но при этом они должны торговать по тем ценам, которые мы рекомендуем. И нам удалось снизить цены на сельхозпродукцию — если год назад мясо в Сочи стоило до 280 рублей за килограмм, то сегодня на организованных нами ярмарках оно стоит 150 рублей, а на обычных рынках — около 200 рублей. Сейчас взялись за рынок нефтепродуктов — бензин в Сочи стоит на 10–15 процентов выше, чем в соседнем Туапсе, и мне объясняют, что так, мол, повелось ещё с советских времён. Я послал телеграммы руководителям «Роснефти» и ЛУКОЙЛа — о том, что необоснованно высокие цены на ГСМ в Сочи негативно влияют на имидж их компаний. Я уверен, что они после этого распорядятся сделать цены такими же, как по всей Кубани.

— Когда вы приехали в Сочи, здесь наверняка  уже сформировались некие правила игры во взаимоотношениях местного бизнеса с властью. Вам пришлось принимать их или создавать новые?

— Я всё это в Анапе уже проходил. Правила игры — чёткие и понятные — должны быть обозначены администрацией города. Это, во-первых, генплан, которого в Сочи не было 30 лет, во-вторых, правила землепользования и застройки. А в-третьих, конечно, система взаимоотношений. В Сочи сегодня все знают, что от отдельно взятого чиновника ничего не зависит — всё равно всё будет решаться со мной. Я говорю: лучше взятки никому не давайте, потому что бесполезно, а «откаты» рекомендую направлять на развитие города. По сути, выходит так: хотите, чтобы я к вам хорошо относился — участвуйте в благоустройстве улиц, строительстве детских площадок и так далее. Вот строители у нас привыкли, что с полученных средств они что-то «откатывают». Сегодня в Сочи ремонтируют жильё — по договору они должны сделать крыши и фасады. А я им говорю — вместо заигрываний с чиновниками оборудуйте ещё детскую площадку во дворе или трубы в подъезде замените. Так было и в Анапе, там это работало — и теперь работает здесь, в Сочи.

Фрагменты «олимпийского мышления»

— Вы пропагандируете здоровый образ жизни и приняли для этого несколько неординарных решений. Вы считаете, что штрафы за курение на пляже действительно пойдут на пользу городу?


— Штрафы есть не только в Сочи, они есть по всей России — существует закон, который запрещает курение в общественных местах. Пляж — это общественное место, сквер, парк в курортном городе — это общественные места. Курить можно в кафе, если там стоят пепельницы. Если их там нет — значит, это кафе с ассортиментом для детей и курить там нельзя. Вообще, наша задача — добиться, чтобы все занимались спортом, — это отбивает желание курить.

— А вы лично спортом занимаетесь?

— Получается редко, один или два раза в неделю. Минут 40 бегаю, затем — немного силовых упражнений и ещё час — плавание. После этого курить мне не хочется — совсем. К сожалению, в олимпийском Сочи люди не очень-то любят спорт. И я принял административное решение — все школьники в 7.50 должны делать зарядку. То есть занятия начинаются с 8.00, а дети придут в школу к 7.50, учитель проведёт с ними зарядку — мы это контролируем. Просто для того, чтобы люди могли нормально жить, власть должна не только заигрывать с ними, но и заставлять их стремиться к хорошей жизни, формировать потребность в ней. В том же здоровом образе жизни, например.

В Сочи не хватало спортивных площадок, спорткомплексов — сейчас мы начали строить спортивную школу, на условиях софинансирования с краем и Минспорта РФ в следующем году запланировали два универсальных спорткомплекса и Ледовый дворец, где дети смогут заниматься хоккеем и фигурным катанием. Построили 15 универсальных спортплощадок с искусственным покрытием, оборудованных для баскетбола, волейбола, футбола. На следующий год запланировано ещё 15. В перспективе подобная площадка будет у каждой школы. А конечная цель всё та же — здоровый образ жизни. И, конечно, формирование «олимпийского» мышления. Потому что главное в Олимпиаде — это не те 16 дней спортивных соревнований, которые ждут нас в 2014 году. Главное — это сделать город, принимающий Олимпиаду, благоприятным для проживания, создать там такие условия, чтобы можно было сказать — это лучший город мира. Но не менее важно сформировать новое мышление жителей этого города, сделать его более творческим, гостеприимным, терпимым к нашим гостям, любящим свой город, патриотичным. В общем, всё, что мы раньше читали в «Моральном кодексе строителя коммунизма», сегодня вполне подходит для нас в связи с Олимпиадой.

— В связи с подготовкой к Олимпиаде Сочи уделяется особое внимание — в том числе со стороны краевых и федеральных властей. Чего в этом внимании больше — контроля или помощи?

— Знаете, когда мне губернатор сказал, что у высшего руководства страны на согласовании вопрос о моём назначении и.о. главы Сочи, я не так уж сильно обрадовался, как кому-то, может быть, кажется. Я прекрасно понимал, что быть мэром Сочи — это, конечно, очень почётно, но это огромная ответственность. И даже побаивался вот этих строек, которые мы сейчас осуществляем в России впервые. Но теперь я понимаю, что над этим проектом работают буквально все — начиная от председателя правительства, который лично курирует всё, что касается олимпийской стройки. Вице-премьер Дмитрий Козак не только дважды в неделю заслушивает отчёты о том, что здесь происходит, но и сам постоянно у нас бывает. Вот, например, последняя ситуация в Имеретинке, когда люди были недовольны оценкой их участков. Дмитрий Козак приехал и объяснил, что никто никого пока не переселяет, что речь идёт о том, чтобы найти оптимальное решения, чтобы избежать банального воровства — у государства нет денег, чтоб их просто так кому-то раздавать. Но и людей обижать никто не собирается. Важно было это людям объяснить.

— Это был не первый, и, наверное, не последний митинг в Имеретинке. Как лично вам удаётся находить общий язык с недовольными?

— По большому счёту, я сам таких «митингов» провожу по три в неделю — правда, это не митинги, а так называемые сходы граждан. У людей есть вопросы, которые не всегда можно решить по телефону. Поэтому я регулярно по четвергам выезжаю не только в Имеретинку, но и в другие населённые пункты — в Большом Сочи их более 200. Знать все их проблемы, не бывая там, сложно. Я вообще стараюсь использовать все способы общения с населением. По субботам обязательно веду приём граждан в районных администрациях. В первую субботу месяца — в Адлерском, во вторую — в Хостинском, в третью — в Центральном и в четвёртую — в Лазаревском районе Сочи. И, наконец, для тех, кто привык проводить большую часть времени за компьютером, провёл онлайн-конференцию — там, кстати, приходилось отвечать на ещё более жёсткие вопросы, чем те, которые звучат на сходах. Но всё это даёт возможность лучше ориентироваться в проблемах населения и планировать их решение.
В поисках туроператора

— Сегодня в сознании многих туристов Сочи уже воспринимается отдельно от Краснодарского края, как самостоятельный город-регион. Как вы оцениваете возможность сделать Сочи городом с прямым федеральным подчинением?

— Сочи никогда не был в прямом федеральном подчинении, он всегда находился в составе Краснодарского края. Даже когда строился курорт и сюда был назначен специальный представитель ВЦИК. Но этот представитель занимался только задачами, связанными со строительством курорта, — тогда по распоряжению Сталина каждая отрасль советской промышленности обязана была построить здесь здравницу. Как только курорт был построен, эту должность ликвидировали. Вообще же, рассуждать о том, что Сочи надо бы стать федеральным городом, просто смешно. Здесь постоянное население — 400 тысяч человек, но главное даже не это. У федерального города должна быть экономическая самостоятельность, а мы не можем без Краснодарского края. У нас дороги из центра до населённых пунктов Большого Сочи содержит край — потому что они считаются дорогами регионального значения. Сочи просто экономически невыгодно быть в прямом федеральном подчинении.

— Основа сочинской экономики — туризм. По данным туроператоров, в этом году турпоток на Черноморское побережье перераспределился не в пользу Сочи. С чем это, на ваш взгляд, связано?

— Я не согласен с туроператорами — не знаю, где они берут данные. Мы же считаем просто — если бюджет получил от курортной отрасли налогов на 22 процента больше, чем в прошлом году, значит, и отдыхающих было больше. Мы не повышали ни налоги, ни цены. И в «высокий сезон», по нашим данным, к нам приехало на 17 процентов больше отдыхающих, чем год назад.

— Вы часто критикуете туроператоров. За что?

— За то, что их нет. Я им в своё время так и сказал: «Вас нет!». Туроператор — это тот, кто создаёт туристический продукт, непосредственно участвует в туристической деятельности. То есть, если человек собирается в Сочи из Москвы, он должен прийти к туроператору, получить билет на самолёт, потом в Сочи его у этого самолёта должны встретить, доставить в гостиницу и так далее. Так происходит на направлениях внешнего туризма. Там туроператоры работают, а на внутренних направлениях — нет. Здесь действуют посредники, которые где-то в марте берут кредит, покупают путёвки, делают наценку и продают туристу. В итоге человек добирается сюда сам, вселяется в комнату гостиницы — и больше он никому не нужен. Чтобы по-настоящему развивался туризм, у нас должен появиться настоящий туроператор, который сможет организовать чартеры в Сочи так же, как в Турцию, который будет наполнять туры каким-то содержанием. А наших туроператоров пока интересует только один вопрос — дадут им скидку в 30 процентов или нет.

— Готова ли администрация курорта участвовать во взаимодействии сторон при создании таких туристических пакетов?

— Мы не просто готовы. Мы в феврале прошлого года пытались это взаимодействие организовать. В ТПП Сочи собрали представителей турбизнеса, перевозчиков, владельцев мест размещения. Я спрашивал — чем вам помочь, чтобы вы скоординировали свои действия и снизили конечную цену турпродукта? К сожалению, ничего не произошло. Помощи они не попросили, но ничего и не сделали.

— Отдых в Сочи пока остаётся сезонным. Что может быть сделано для преодоления этой сезонности?


— Разумеется, дополнительные возможности по привлечению туристов нам дают горнолыжные курорты. Сегодня их уже три: это «Альпика-Сервис», курорт «Лаура», построенный «Газпромом», и «Горная карусель». Сейчас строится «Роза Хутор». Но параллельно мы развиваем бальнеологический курорт, несправедливо забытый после развала СССР. Построили бювет с минеральной водой на территории адлерского курортного городка, восстановили «тропу здоровья» протяжённостью 4,5 километра, приступили к строительству бювета в районе «Ривьеры». До следующего сезона планируем соединить терренкурами («террен» — местность, «кур» — лечение) «Ривьеру» и Мацесту, расположив на их протяжении бюветы с минеральной водой. Лучшего курорта бальнео-водолечения даже представить себе будет трудно!

Кроме того, в Имеретинке после Олимпиады появится детский парк развлечений — таких сегодня нет в России. Олимпийский центр конькобежного спорта — 8,5 тысячи квадратных метров — будет переоборудован под выставочный центр. На месте Имеретинского порта возникнет яхт-клуб. То есть всероссийский курорт станет постепенно превращаться в курорт международного значения — и новая логистика, созданная к Олимпиаде, будет это позволять.

Кредо мэра

— Анатолий Николаевич, а вы себя кем в большей степени считаете — политиком, хозяйственником, чиновником?

— Вообще мэр — это в меньшей степени политик и в гораздо большей — хозяйственник. Людям, которые в городе живут, всё равно — коммунист я или единоросс. Их интересует водопровод, санитарное состояние города, то, как они будут жить. Мне во время выборов часто задавали вопрос — кого из политиков, баллотирующихся в мэры, я считаю своим главным конкурентом. А я отвечал, что мои конкуренты — не политики, а требующая ремонта канализация, водопровод и так далее. Вот когда я их смогу «победить», тогда у меня совсем не будет врагов! Вообще, меня несколько удивило, что в выборах мэра Сочи участвовало как раз много политиков и почему-то ни одного настоящего хозяйственника.

Я всё время думал — а что же они будут делать? Как, например, Борис Немцов будет ремонтировать канализацию? При этом все они что-то обещали людям, но мне кажется, время, когда можно было избираться на обещаниях, уже прошло. Люди другие стали — они хотят видеть результат. Лично мне на выборах очень сильно помогла Анапа — там был виден конкретный результат моей работы мэром. Кстати, после выборов в Сочи мне из Анапы пришло больше 400 поздравительных телеграмм, причём большинство из них было от пенсионеров — то есть они на свою пенсию посылали мне телеграммы… Я, честно говоря, был просто по-хорошему поражён.

— Подчинённые считают вас жёстким руково­ди­телем?

— Вообще, да — я считаюсь жёстким руководителем. Меня иногда спрашивают — вы по натуре такой? Да нет, отвечаю — время требует. Просто я считаю, что чиновники, которые получают зарплату из средств налогоплательщиков, должны работать на этих налогоплательщиков, а не бюрократией заниматься. Они отчитываются: вот, мы провели совещание, планёрку, составили протокол. Спрашиваю: а дальше-то что? Люди ждут действий, а не протоколов.

— В Сочи, по-вашему, сегодня много людей, которых вы, как мэр, не устраиваете?

— Здесь было примерно 20–30 человек, которые, пользуясь близостью к власти, занимались своего рода посреднической деятельностью, «решением вопросов». Они решали дела не в администрации города, а в кафе напротив — там и шли все «переговоры». Сейчас мне рассказывают, что в этом кафе очень сильно упала выручка — туда никто не ходит, потому что незачем стало. Естественно, эти 20–30 человек меня просто ненавидят. Или, например, были люди, которые договорились с прежней администрацией, заключили инвестиционные договоры на строительство магазина или ресторана на Курортном проспекте, а потом решили построить там высотные дома — этажей по двадцать. Естественно, я им ничего такого не разрешил. И они со мной воюют — судятся, подключают «связи». Конечно, вот такие мною недовольны. Но остальному населению, наверное, моя деятельность нравится.    

Алена СЕДЛАК, редактор отдела «Политика». http://www.expert.ru/printissues/south/2009/50/interview_ego_stihiya/>журнал «Эксперт Юг» Его стихия.








Яндекс.Метрика