Меню сайта

Писатель Виктор Заярский: Внутри меня кто-то сидит и диктует…

Писатель Виктор Заярский: Внутри меня кто-то сидит и диктует…



Известному новороссийскому прозаику и поэту, члену Российского союза профессиональных литераторов Виктору Заярскому исполнилось 75 лет. Три четверти века – возраст осмысления пройденного творческого пути. Об этом и о многом другом Виктор Никитович рассказал в своем интервью.

Виктор Никитович, кто из писателей-классиков, на ваш взгляд, сейчас самый современный?

Для меня самый современный – это Михаил Шолохов. Он мне близок по духу, по правдивости. У Шолохова язык героев почти осязаем, звучит как симфония.

Какую книгу вы достаете с полки чаще всего?

Одну такую книгу назвать невозможно. Но чаще всего беру с полки того же Шолохова: его Поднятую целину и удивительные рассказы. Еще – избранные стихи Сергея Есенина и рассказы Куприна.

Как рождаются ваши тексты?

Что-то толкает к этому. Кто-то внутри сидит и диктует. Могу в два часа ночи проснуться и писать.

Как себя ощутили писателем?

К этому подтолкнула окружающая несправедливость, несогласие с тем, что происходит. Я приучил себя отстаивать свою точку зрения до конца, чего бы мне это ни стоило. Да и за благами я не гонюсь.

Я шел по жизни, не склоняя головы,
Не гнул спины, не лебезил лукаво.
Ценил смертельный вкус молвы,
Той, что как сладкая отрава.
Я к власть имущим не просился на постой.
В друзья не лез, как и поныне.
Россия для кого-то звук пустой,
А для меня Россия как святыня.

Закончил Одесское высшее инженерно-морское училище. Работал заместителем генерального директора ОАО Морстрой. Писал статьи, которые публиковались в Новороссийском рабочем, Водном транспорте, Морском флоте. Мой сборник морских рассказов для детей и юношества Первая вахта издан Краснодарским книжным издательством. Две повести, составившие книгу Время покажет, посвящены восстановлению послевоенного Новороссийска. Подборки стихов Золотая строфа изданы столичным издательством Спутник плюс. Сейчас подготовил еще один поэтический сборник, но у него пока нет названия.

Что способна изменить книга в человеке или в обществе?

Это относится к области духовности. Бездуховный человек или общество – это страшно. На мой взгляд, наше правительство не обращает на это внимания. А ведь это очень опасно и может привести к социальным взрывам. Для бездуховного человека все равно, под чьим флагом он идет.

В XIX веке писательство для российских авторов не было профессией: ни для Пушкина, ни для Лермонтова, ни для Гончарова, ни для Крылова. В советское время в стране было несколько тысяч писателей и поэтов. Сделало ли это нашу литературу лучше?

Я бы не сказал, что это сделало нашу литературу хуже. Были и хорошие писатели, но было много и балласта. Советская литература стала частью идеологии нашего государства, с расходами на которую у нас в стране не скупились.

Мне очень интересны авторы, писавшие на военную тему, – Васильев, Шукшин, Белов, Астафьев. А вот творчество таких поэтов, как Вознесенский, Евтушенко, Рождественский, меня не привлекает, хотя многие их считали голосом своего времени. Добившись известности в стране, они с раскрытым ртом стали ждать, что им отломится от западного пирога.

Ваша главная книга уже написана?

Хожу по городу,
Как неприкаянный,
Как в клетку загнанный
Навечно зверь.
Но нем и глух
Мой город каменный,
В котором жить
Приходится теперь.

Мне не с кем разделить
Ни горести, ни радости.
Здесь каждому нет дела до других.
Одни творят себе добро,
Другие – ближним гадости,
Совсем забыв, что наша жизнь
Всего лишь только миг.

Мне больше по душе – кто бесшабашен,
Кто не ударит в грязь лицом,
Кто в жизни честен,
А в бою бесстрашен,
Кто не способен оказаться подлецом.

Такой своей работой я мог бы назвать роман, посвященный трагичной судьбе кубанского казачества. Начало этой книге, отрывки из которой были опубликованы в альманахе Кубань, было положено во время застольных домашних бесед.

Действие романа разворачивается в одной из кубанских станиц в переломные годы для нашей страны. События захватывают период Первой мировой и Гражданской войн. Главный герой воевал за белых, затем переходит на сторону красных. Он переносит тиф, страдает от несправедливости тех лет. Его подстреливают во время облавы, предают. В решающий момент его вместе с отцом из петли спасают красные.

Сам роман, получивший название Во имя отца и сына, давно уже написан. Получился очень большой по объему. Моя задача сократить его вдвое, чтобы он стал удобнее для прочтения.

Легко ли сегодня издать книгу?

Если есть деньги, то напечатают все что угодно.

Кто ваш читатель?

Я не люблю выставлять себя напоказ. Мечтаю о читателе, который оценит искренность написанных мною строк. Наверное, большая часть – это самые простые люди.

Чего не хватает новороссийской литературе?

Концентрации творческих сил, да и денежных средств для развития. Сами писатели и поэты – это разные люди. Кого-то похвалили один раз, а он уже считает, что пуп земли. У других авторов есть заносчивость, у третьих – нет требовательности. У многих авторов нет четкой позиции. Про петушки и васильки писать может каждый.

Евгений ЛАПИН, газета http://www.novorab.ru/ArticleSection/Details/4817/1>Новороссийский рабочий








Яндекс.Метрика