Меню сайта

Предприниматель Борис Титов: Виноделие - это бизнес для души

Предприниматель Борис Титов: Виноделие - это бизнес для души



Вино на самом деле можно производить где угодно, а виноград может расти на асфальте, если правильно построить энергетические потоки, которые могут питать лозу энергией даже больше, чем земля.

Пять лет назад олигарх Борис Титов, сделавший состояние на рынке нефтепродуктов, нефтехимии и сжиженных газов, стал хозяином завода игристых вин Абрау-Дюрсо, вложил в модернизацию предприятия $16 млн (по данным СМИ) и выпустил ряд шампанских вин в премиальном сегменте. Сегодня он начал борьбу за покупателя с импортерами из Европы и Украины и строит планы по выходу с игристым вином, произведенным в Краснодарском крае, на мировой рынок


Кто покупает игристые вина Абрау-Дюрсо? Ваша целевая аудитория?


Наш главный потребитель – гедонисты, причем в основном женского пола от 25 до 40 лет. Такова стратегия, определяющая, на кого ориентировано наше вино. И вот гедонисты – люди, как правило, самостоятельные, сформировавшиеся, с хорошим уровнем достатка, потребляющие то, что считают правильным потреблять, независимо от цены. По большому счету, это самая активная часть среднего класса.

Это аудитория шампанского во всем мире?

Нет, это аудитория Абрау-Дюрсо. Французское шампанское покупают в основном люди, которые потребляют в высшем сегменте. Для них престижность и название часто бывают даже важнее, чем качество. То есть они исходят из предпочтений своей социальной группы.

Где в России много гедонистов? Сколько выпивают вашего вина в регионах, сколько - в Краснодарском крае?

В офисе спрашивайте (смеется), я не слежу за распределением по регионам.

Даже не знаете, где больше всего пьют ваше шампанское?


Нет, я знаю, конечно, что больше всего пьют в Москве. Краснодарский край, наверное, на втором месте по объемам реализации. Но цифр точных не скажу. Общая цифра – 13 миллионов бутылок в год.

Какие-то сорта Абрау-Дюрсо продаете за границу?

Нет, за границу продаем очень мало.  

Последние несколько лет аналитики винного рынка говорили, что на смену винной традиции приходит пивная и коктейльная. Не боитесь, что ваш винный бизнес быстро достигнет предела своего развития?

У вас устаревшая информация. Этой тенденции уже нет. Сейчас самый быстрорастущий сегмент на алкогольном рынке в мире – именно вино. Крепкие напитки уходят, пиво уходит, коктейли уходят. В баре - да, коктейли пользуются спросом (причем многие из них на базе шампанского), но это очень маленький процент потребления. Поэтому еще раз: потребление вина в России и, слава Богу, во всем мире идет в сторону именно слабоалкогольных напитков. И не пива, а прежде всего виноградного вина.

Как вы оцениваете условия для винодельческого бизнеса в Краснодарском крае? Это комфорт или выживание?


Винодельческий бизнес больше нигде, кроме Краснодарского края, комфортно себя в России не чувствует. Хотя и здесь тоже - в сравнении с другими регионами. Просто Краснодарский край – это, по существу, единственная зона, где по географическим и климатическим условиям вообще можно заниматься нормальным виноделием.

А вы чувствуете какую-то поддержку местной администрации?

Конечно, чувствую. По крайней мере, так скажем: по виноделию здесь более благоприятные условия, чем по любому другому бизнесу в Краснодарском крае. У нас есть департамент по виноделию, который помогает нам, получаем с ним лицензии.

Трудно получать лицензии?

Очень сложно. Требования высочайшие. Пройти лицензирование может только предприятие европейского уровня. И даже больше: в Европе много таких предприятий, которые не прошли бы процедуру российского лицензирования.

Что, видимо, убивает мелких конкурентов. Вам это выгодно?

У нас конкуренты только за рубежом: Украина, Молдавия, Италия – крупные производители игристого вина. Потому что игристое вино – это особая технология, которая малому предприятию не по плечу. В России, конечно, есть крупные винодельческие предприятия, которые пытаются производить еще и игристое, но их общий объем в этом сегменте – просто копейки.

А в целом, то регулирование, которое у нас есть в виноделии, действительно убивает мелких производителей. Потому что оно одинаково и для вина, и для той же водки: одинаковые требования по производству, по перевозке, вино ничуть не в более льготных условиях. И сегодня малому предприятию выжить в этой отрасли практически невозможно.

Вы посетили в Краснодарском крае какие-то винодельческие производства?


Все. Все крупные.

У Абрау-Дюрсо есть вина из привозного виноматериала?


Ну, есть, конечно. Почитайте наши статьи. Все об этом написано. У нас есть официально открытая статистика на сайте завода. (На официальном сайте завода Абрау-Дюрсо данная информация не указана – А.Ч.)

И какой процент вина сделан не из местного виноматериала?

Не скажу. Посмотрите. Вы же журналист. Вы должны готовиться.

В интервью Олегу Тинькову вы говорили о том, что винный бизнес у вас – не для прибыли, а для души…

Нет, я говорил о том, что винный бизнес – это очень интересное занятие, которое, в том числе, и для души. Но это не значит, что оно не приносит прибыли и что я этим занимаюсь, не исходя из интересов бизнеса. Это бизнес. Который для души.

А что именно греет вашу душу?

Сама культура виноделия. Виноделие – это 50% умения, 25% везения и 25% души. В виноделии очень много нюансов, которые зависят от погоды, от того, как дул ветер, от того, какое у тебя настроение, когда ты делал вино. Вино на самом деле можно производить где угодно, а виноград может расти на асфальте, если правильно построить энергетические потоки, которые могут питать лозу энергией даже больше, чем земля. Вон сидит Эрве Жестен (показывает на дальний столик в ресторане, где проходит наша беседа), наш винодел из Шампани, который занимается направлением биодинамики. Да, даже такие совершенно необычные и неожиданные направления представляют огромный интерес для виноделия.

Те, кто занимается виноделием, кто всерьез в нем заинтересован, становятся немножко необычными людьми. Потому что это действительно удивительный процесс и особая атмосфера. И потому что вино – это вкусно, это напиток, который приносит вкусовое удовольствие в отличие от многих крепких напитков.

Вы стали виноделом несколько лет назад, а кто учил вас разбираться в вине? Была какая-то специальная обучающая программа, педагог?

По наитию. Даже курса сомелье не прошел. Я вообще в этом смысле без образования.

Какое ваше любимое вино (за исключением Абрау-Дюрсо)? Что вы пьете?

Вы знаете, не может быть одного вина, которое доставляет тебе удовольствие всегда. Каждому настроению, лету или зиме подходит разное вино. В жаркий день хочется свежего бодрящего, например, Шабли или Сансера. А у камина хорошо пить Каберне Совиньон. Его производит миллион разных производителей в мире. И можно пить великое Каберне Совиньон, но пить великое вино – это как в музее смотреть на великую картину. Такого удовольствия, как от простого чилийского Каберне Совиньона за 5 евро, от него можно и не получить.

Вы запустили культурный проект в Абрау-Дюрсо: второй год проводите арт-фестиваль. На кого равняетесь? Это заимствованная из Европы традиция?

У меня жена любит искусство (улыбается и кивает на подсевшую за столик Елену Титову). И меня втягивает в это дело.

Елена: И традиция тоже. В винных центрах, как правило, принято создавать рядом или непосредственно на производстве пространства для искусства.

А именно идея скульптурного фестиваля возникла под чьим-то конкретным влиянием, вы где-то побывали, захотели повторить?

Елена: Скорее почитали, посмотрели.

Борис: Сами придумали.

Елена. Это была идея Бориса: показать http://www.livekuban.ru/image/193187>нечто в открытом пространстве, чтобы развлечь публику. А развитие идеи воплотила арт-менеджер Екатерина Попова. Мы знаем пермский проект, который прозвучал и дал информационный и культурный толчок всему региону. Такие примеры вдохновляют Бориса. Это то, что, по его мнению, должно сопровождать бизнес.

Нет идеи создать в Абрау-Дюрсо музей современного искусства?

Елена: Ну, здесь есть все для этого. И открытое пространство (места просто удивительные), и пространство внутри завода, которое позволяет http://www.livekuban.ru/image/305312>выставлять инсталляционные работы. К 2014 году (условно говоря) эта площадка может стать местом, куда станут специально приезжать, чтобы посмотреть современное искусство. Но мы не замахиваемся в данный момент на музей. У нас проект фестивального толка. Хотя результатом многих фестивалей когда-то должно стать собрание типа музейного.

Пригласите к участию Марата Гельмана?

Елена: Вы знаете, Марат занят своими собственными идеями. Что касается креатива, то пока достаточно своего.

Фестивали будут жонглировать разными жанрами или остановятся на одном?

Елена: Попробовать надо разное, пока еще не осуществлена идея самого простого пленэра художников.

А почему  оба года на фестивали в Абрау-Дюрсо приглашают только русских художников?

Елена: Ну, все еще впереди. Проект еще не вырос во что-то, к чему можно привлекать широкое внимание. Как любой фестиваль он должен себя заявить. Слава Богу, виноделие - такой вид бизнеса, который в выращивании Сада устремлен достаточно далеко вперед в пространстве и времени. Поэтому я практически уверена, что из этого вырастет какая-то форма художественного созидательного процесса. Но она должна вызреть.


Справка

Борис Юрьевич Титов – родился в 1960 году в Москве, закончил МГИМО. Бизнесмен и общественный деятель, председатель Общероссийской организации предпринимателей Деловая Россия и председатель Союза виноградарей и виноделов России (с 2010 г.), исполнительный директор SVL Group - http://black-white.livekuban.ru/node/191699>владеет 58% акций ЗАО Абрау-Дюрсо и шампанским домом Chateau d`Avize (Франция).


Анна ЧЕРВЯКОВА.

Фоторепортаж с арт-фестиваля в Абрау-Дюрсо - http://www.livekuban.ru/image/305312>здесь.








Яндекс.Метрика