Меню сайта

Руководитель Кубанского казачьего хора Виктор Захарченко: Не надо молиться чужим богам

Руководитель Кубанского казачьего хора Виктор Захарченко: Не надо молиться чужим богам



Мы  отказались  от мирового турне. Для   этого  нужно  было  предать   себя. Нам   предлагали   сделать  шоу,  лубок такой,  на тему   казачьей  истории,  с их сценарием, костюмами, а главное – их  видением  наших традиций.  У нашего хора  другая  миссия.

Государственный академический Кубанский казачий  хор –  единственный в России профессиональный коллектив народного  творчества, имеющий непрерывную  преемственную историю с начала XIX века и единственный  светский хор, получивший благословение Патриарха  Московского и всея Руси Алексия II петь и в храме. Вот уже более  30 лет  художественный руководитель и главный дирижер Кубанского казачьего хора - народный артист России и Украины, лауреат Государственной премии России, лауреат Международной премии фонда Святого Всехвального апостола Андрея Первозванного, доктор искусствоведения, профессор, обладатель  множества наград,  в том числе международных,  композитор Виктор Захарченко.

Для читателей  Живой Кубани руководитель Кубанского хора  выкроил время  в свой выходной день.  В тишине пустых коридоров  негромко звучало  фортепиано. Приоткрыв дверь  кабинета, я замерла у  входа, и вся моя телевизионная душа сжалась от  сожаления, что  со мной нет видеооператора. Впервые   в жизни  мне довелось  увидеть, как сочиняется песня. Представляете,  разбирал бумаги и нашел вот эти рукописные  стихи, какая-то женщина передала мне их  на концерте в Киеве. А я только нашел…  И  сразу песня   получилась – образ в стихах  яркий.

Может,  включить диктофон, чтобы не забылась  мелодия?- предлагаю я   с чувством  вины  за то, что прервала   вдохновение.  Что вы!  – улыбается  Виктор Гаврилович. - Эта мелодия теперь  все время  будет  во  мне звучать, пока  я ее на ноты не переложу.  Как это  получается, я и  сам не  знаю.

Некоторые   композиторы   сначала  пишут   мелодию, а  потом просят  поэта написать  на нее  стихи.  А как у вас  рождается песня?  (Виктор Захарченко автор более 200  музыкальных произведений и более 1000 обработок народных песен)

При всем  моем  преклонении перед  музыкой  я считаю,  что первично  слово.  В Начале  было   слово - не зря   в Евангелии сказано.  Я ищу хорошие  стихи, если они  меня трогают,   я их не читаю, а пою, так  и рождается песня...

Музыка – это  язык души, она  с сердцем говорит. Порой даже глупые  слова благодаря красивой музыке надолго западают  в душу. Поэтому  то, о  чем будет  петь  певец, а тем более хор, очень важно. Песня – самый демократичный жанр культуры, ее  понимают все. Говорят, детей надо растить на  детском репертуаре. Детские песни, конечно, нужны. Но, по большому  счету, дети, их нравственность, духовность, идеалы, традиции, наконец, формируются  на песнях, которые поют  взрослые. Песни-то  ведь  звучат  с утра до  вечера.

Многие песни  нынешнего репертуара хора я слышал в детстве.  Высокие чувства к любимой,   к матери,  к родному  дому,  к Родине – все  в этих  песнях.

А  что  слушают  сегодня?  Я тебя хочу…  Надо давать  людям  музыку,  которая бы оставляла  в душе светлое,  доброе,  возвышала  человека. В этом, мне кажется, и есть  миссия Кубанского  казачьего  хора. И моя -  как его руководителя.

Как  вы думаете,  что такого  есть в казачьей песне и в хоре, что он  так популярен во  всех  уголках мира?

Могу только  предположить  -  искренность,  предельная  искренность  есть  в этих  песнях. И  к этому стремимся и   мы,  исполнители. Чем больше  искренности и подлинности на сцене,  тем больше отклик  у зрителей. Подлинности не этнографической (копирование еще не  есть искусство). Слушатели  должны верить тому, что происходит на сцене. Мне надо  помочь певцу  сделать  песню своей, как будто он ее написал,  прожил, выстрадал. Вы видели, как поют в народе? Страстно, истово. Я много записывал народных песен в фольклорных  экспедициях  и на Кубани,  и в Сибири.  Бабушки,  которые  нам пели свои песни, могли часами о них рассказывать,   словно это  их собственная  судьба. О переселенцах -  словно сами переселялись, о туретчине - словно на чужбине  воевали, о разлуке - так истово,  словно это их любимый   ушел к другой. Вот  так и надо петь – истово,  чтобы  тебе поверили, что это твоя история. Главное,  что надо взять от  аутентичности певцов из народа, – это убежденность.  А для этого  я на репетиции каждое  слово разбираю, и говорим мы не только  об истории создания  конкретной песни,  но об истории  казачества,   истории России.

Однажды в 70-х  годах на концерте в Пятигорске  подошла ко мне бабушка, попросила  послушать  и записать  песни ее  станицы.  Горюет: Умру, и песни нашей  станицы  со мной уйдут, петь  их уже некому. Запишите, Христа ради! Вот как  относились  в народе к песне – как  к собственным детям. Песни ее я тогда записал, а вот  издать  их смог только  лет через десять,  Песни  станицы Кавказской, напетые Анастасией Сидоровой. Приехал в Пятигорск, чтобы найти   бабушку,  да она уже умерла. А песни остались.  

Прежде в ваших   концертах было  много народных  шлягеров, но с  каждым  годом  вы включаете   в свои программы все больше   патриотических песен и серьезной, в том числе авторской и духовной  музыки.  Вы хорошо  чувствуете зал  и меняете программу,  если  он  не откликается.  Но во  всех городах, в том числе в зале Кремлевского Дворца  съездов, где  6 тысяч зрителей,  Прощание славянки,  например,  весь зал подпевает  стоя. Что изменилось в нашем обществе?

Да, сегодня  зал откликается на более  глубокие произведения. С одной  стороны, в эфире радио и телевидения   много попсы,  пустого,  глупого. Развлекательных программ - тьма-тьмущая. Устали люди только развлекаться.  Человек ведь от природы тянется к  глубокому.  Но, мне  кажется, есть и другая причина.  В мире набирает  обороты глобализация,    в том  числе,  и благодаря Интернету.  Стираются  национальные  различия, а они выражены, прежде  всего,  в культуре. Где международные фольклорные фестивали?  Еще лет 20  назад они проходили по  всему миру, а сегодня   одно  Евровидение. Сейчас все дети  мира   в Интернете   играют в одинаковые игры. А ведь  у каждого народа   были  свои игры, сказки,  свои традиции в одежде, в еде и даже в   медицине.  Господь   создал на Земле разные расы,  дал нам разные языки, разные традиции и культуру. И в одночасье нас нельзя  смешать, искусственное  перемалывание всего  национального   – это, если  хотите,   вызов  Богу.  Межнациональные  конфликты  по  всему миру – это тоже результат  глобализации.  Существует   историческая  память народа, генетическая  память.  Глобализация  вмешивается  в память  народа.

Люди это  чувствуют  интуитивно. Ответный процесс - самобытное  сжимается. Сегодня,  чтобы не  затеряться  в огромном  потоке   одинаковости,  у людей есть  желание вернуться к своим истокам, к своему  родному, к чему-то  вечному и настоящему.  А что это?  Культура  своего  народа.  Вот  почему люди начинают  сплачиваться   по  национальным   квартирам и через национальные традиции, культуру  ощущают,  что  они  не в одиночестве. И оказывается, что песни наших дедов о Родине, о смысле жизни близки  многим  в зале.  Как и  идейные позиции казачества, на которых  стоит Кубанский казачий хор: За  веру и Отечество!.

У вас было  много предложений от иностранных продюсеров, в том  числе от  французского,  американского,  австралийского,  создать   специальную программу   для мирового  турне. Вы работаете над ней?

Нет. Мы  отказались  от этих предложений. Для   этого  нужно  было  предать   себя.  Деньги,  может быть,  и  заработали бы,  но  нельзя  нам продаваться. Нам   предлагали   сделать  шоу,  лубок такой,  на тему   казачьей  истории,  с их сценарием, костюмами, а главное – их  видением  наших традиций. Не надо   молиться  чужим богам.  Так развлекать  зрителя -  не  наша  задача,  у хора  другая  миссия, и, прежде всего, для  своего народа. Хотят в других  странах  послушать Кубанский казачий хор? Пожалуйста, приедем в любую страну мира. Только покажем мы свою настоящую казачью культуру, а не чье-то представление о нас.

Но вы все же,  говорят, записали  песню вместе с американской рок-группой?


Записали, но  это совсем  другая история.  После концерта  в Кремле  к  нам подошли молодые американцы,  попросили подписать  диски,  говорили много  добрых слов  о  нашем выступлении. Ребята  оказались музыкантами   рок-группы Ring-Side. Через пару  месяцев раздался  звонок из Нью-Йорка,  руководитель группы  Скотт  написал  композицию  под  впечатлением  от нашего  концерта и  умолял, чтобы  в  ней хотя бы  несколько  тактов пропел Кубанский казачий  хор.  Я подумал: рок - это не попса, в нем всегда есть  тема,  есть боль, есть  жизнь. Почему бы  и не послушать? К нашему  удивлению, в Краснодар они прилетели всей группой. Композиция и вправду оказалась интересной,  мы им  тоже показали  свои  произведения, в результате  мы записали  вместе  две песни - Тучки небесные (автор музыки – В. Захарченко) и Реве та стогне Днипр широкий. Но это -  в копилку будущих программ.

В юбилейный год важно,  прежде всего, показать историю коллектива,  а в ней несть числа страницам и именам. Музей хочется создать, материалов накоплено  очень  много. Недавно  меня пригласили на 75-летний юбилей Северного  русского  хора.  Вот  у них прекрасный музей. А  Кубанскому  казачьему хору исполняется 200 лет! Это  старейший певческий коллектив  в России.  Следующий по хронологии -  Академический русский народный хор имени Пятницкого  -  был основан  в год   100-летия Кубанского  войскового  казачьего  хора.  А музея у нас до  сих  пор нет…

Некоторые   скептики  подвергают  сомнению дату: какое  200-летие, если  хор не раз расформировывали, какая уж тут преемственность?

Расформировывали  дважды,  коллектив был распущен  в 1921-м и  вновь  создан в  1936-м, и  возглавили  его бывшие  регенты Кубанского  войскового  певческого  хора Григорий Концевич  и Яков Тараненко. В 1961-м по указу Хрущева хор был  вновь распущен, но  по просьбам  жителей края  воссоздан  в 1968 году. Что  значат эти 20 лет  в масштабе 200-летней истории? Да и можно ли   уничтожить хор или народную песню? Хор - это  явление не материальное, а духовное, закрывали его,  открывали, он все едино существовал в народе.  Запрети его сейчас -  умрет? Конечно, нет. И не потому,  что так хочется правителю какому-то, а потому  что надоба  в народе  есть.

Прежде мне не  доводилось видеть  вас в казачьей форме,  а вот в последнее время  вы ее надеваете. Что-то  изменилось в вашем отношении к казачеству  или   в самом казачестве? Или в обществе?

Казачью   форму пошили  мне давно,   да  надеть  не успел – попал  в аварию. А после аварии решил ее  не позорить -  что ж за казак - немощный, да еще и на костылях.  Вот и не носил. Но считаю, это  неправильно. Какие бы мнения в обществе  не существовали, я казак - и по рождению, и по убеждениям, и  звание  у меня  есть -  казачий  полковник,   мне  это дорого. Форма  есть, и теперь,  когда  силы восстановил,  я ее надеваю.  Это особенно приятно,  когда идем  вместе  с внуком, у него тоже есть казачья   форма.

А  отношение  государства   к казачеству действительно меняется.  Коренного   казачества  все меньше,    процесс размывания традиций идет  очень быстро. Кстати,  именно  на Кубани и   на Дону  самые сплоченные  войска  (в стране  их 11). Казак -  прежде всего человек служивый, он - защитник и пахарь. А какой теперь пахарь, если земли  своей нет? Один  путь  у государства -  дать казакам возможность   стоять  на страже  Отечества, это ведь в генах  -  верность  Родине, преданность, бесстрашие, дух особый. В народе говорят:  Колы казаки спивають, ворогы - плачуть. Послушайте  строевые песни, с которыми уходили казаки на войну:

Настав тяжелый  час разлуки,

Я йду за Родину служить.

Змоглы диды, зумиють внукы

Живот за веру положить.

Слова  трагические, а музыка мажорная… Не сломить! Государство сейчас  ближе  к решению   вопроса -  создан Совет по делам казачества при Президенте РФ,  есть  надежда  на то,  что   казачьи войска  войдут  в государственную систему   защитников страны.

В вашей жизни  немало удивительных  историй: в детстве  вы писали письмо  самому Сталину  с просьбой  приобрести для  школы  в родной станице Дядьковской хотя бы один баян,  в  музыкальное училище пытались поступить, не зная даже нот, и, несмотря на  отказ, все-таки не только поступили   в Краснодарское  музыкально–педагогическое училище, но  всего  через несколько лет стали студентом Новосибирской консерватории и главным хормейстером  Сибирского народного хора.    Как Вам это удалось?

Я очень хотел стать  музыкантом. А в послевоенное время в станице жили очень бедно, музыкальный инструмент был большой ценностью. Кто  мог помочь,   с точки зрения ребенка? – Самый главный. Вот и  написал Сталину. Неприятности, конечно, были  в школе, но баян все-таки купили, на нем и учился  играть - сам, как мог. А в училище занимался сутками – я был счастлив, что  меня приняли.

Работая в Новосибирске, вы объездили десятки  деревень и записали  тысячи песен, поступили в аспирантуру в ГМПИ им. Гнесиных,  вас ценили   как хормейстера, приглашали в самый  известный хор  страны им. Пятницкого -  вы отказались. Но едва услышав предложение  возглавить Кубанский  хор,  в то  время совсем еще молодой коллектив, вы бросили  все: хор, в котором проработали 13 лет,  квартиру,  научную работу, и, не дожидаясь утверждения   вашей кандидатуры, прилетели в Краснодар. А вдруг бы не  утвердили?


Это была моя мечта. Еще в юности  я записал в дневнике - возродить Кубанский казачий хор. Мне  предложили  мечту, разве можно было раздумывать?

Вы  не раз говорили,  что  вы - счастливый  человек. Вам   удалось   претворить  в жизнь  самые  свои  большие  мечты. А о чем  мечтаете  сегодня?


Хороший вопрос. Открываю  утром Евангелие,  читаю письма  апостола  Павла,  он о нищих говорит. Глянем  на положение сегодняшней России - сколько у нас нищих!  Сколько миллиардеров -  посчитали,  а нищих сколько? Душа  болит,  что  народ становится  нищим  в прямом  смысле  слова. А сколько духовно нищих? Народ  обидели. Потому  патриотические песни  петь  хочется.  И   о хоре  душа болит. Тенденции стереть национальное  достанут и русскую культуру, и Кубань в том числе.  А что я могу сделать? Я счастлив, что по промыслу Божьему причастен к народной культуре, моя скромная  лепта   -  делиться с людьми   той духовной культурой, что досталась нам от   отцов и дедов,  и воссоздать  Кубанский   войсковой певческий хор во всей его  полноте.

На  этот  год  планы огромные.   Мечтаем,   кроме   юбилейного  концерта  в Кремлевском  Дворце съездов,   собрать друзей – большой круг Кубанского  казачьего  хора. Пригласить хоры  им. Пятницкого, им. Веревки (Украина), им. Цитовича (Белоруссия), ансамбль Коло (Сербия), ансамбль песни и пляски им. Александрова... А вы знаете, что Александров, основатель коллектива,  служил  регентом  в храме Христа Спасителя?  Юрий Башмет  уже дал согласие  со своим   симфоническим   оркестром  принять  участие   в  концерте.  Кубанский  хор  стал  первым  исполнителем  казачьих песен  Свиридова, очень хочется    пригласить  Хворостовского,  чтобы он  спел  с хором  еще  никем не исполненное произведение Свиридова  Привет, Россия.  Эх…  Только  где на все это денег взять?    Будем  думать…

Вы  постоянно   в разъездах,  мало спите, репетируете,  выступаете, пишете  песни,  научные  труды  о народной  музыке. Как  вы  все успеваете  и как вам   сил хватает?

С Божьей помощью (улыбается). Зарядка, простая еда, пост  по православному календарю. Близкие рядом, коллеги, на которых можно положиться. Но главное – Бог помогает.  

А хотелось  бы  вам   стать   снова  молодым,  полным сил   и  что-то  переиначить   в своей жизни?


Назад, в 20 лет? Нет, что вы!  Там я  уже  все знаю. Интересно быть тем, кем еще не был, вперед идти.  Мне дорог мой жизненный опыт.  С этим  опытом и знаниями, которые мне дала жизнь, я могу сделать то, чего не дано юности.
                              

                    
Наталья БРАЖНИКОВА








Яндекс.Метрика