Меню сайта

Такого туризма, как у нас, нет ни в одном государстве

Такого туризма, как у нас, нет ни в одном государстве



Руководитель экспедиции Огненный пояс Земли, Мастер спорта, начальник отдела по развитию активных видов туризма министерства комплексного развития курортов и туризма Краснодарского края Константин Мержоев рассказал о том, с какой опасностью приходится сталкиваться путешественникам, как аборигены реагируют на флаг Кубани, каковы секреты успешных походов, и как развивается пешеходный туризм в крае.

Мержоев встретился с представителями СМИ в Краснодаре, в краевом отделении Союза журналистов России.

Вы бывали во многих странах, а сколько языков знаете? Как общаетесь с аборигенами?


Я всем отвечаю, что и русский-то знаю со словарем. Это абсолютная правда, я периодически делаю ошибки, когда пишу. Что касается всех стран, где мы путешествовали, то там основными языками были испанский, английский и японский. А вот, например, в Папуа - Новая Гвинея английский знают лишь некоторые люди, в основном там говорят на диалектах, а их около 600. Приходится общаться на языке жестов и мимики. Я не настолько хорошо знаю иностранные языки, но, тем не менее, всегда нахожу общий язык с аборигенами. Вас будут стараться понять. В путешествии не надо бояться говорить и стесняться. Можно показывать отдельные слова. В нашей команде были ребята, которые хорошо знали английский, иногда приходилось учить новый язык по дороге. Но в большинстве случаев язык - не барьер.

Происходят ли внутренние изменения после длительного путешествия?

Понимаешь, что нужно совершенствоваться и постоянно работать над собой. И в путешествии, и в жизни человек должен оставаться человеком, с общепринятыми правилами. Он не должен быть гнилым. Нужно понимать, что вокруг люди. И нет плохих национальностей и народностей.

Что вы можете сказать о развитии пешеходного туризма в крае?

Одна из моих идей - как раз таки возрождение в крае традиций активного и пешеходного туризма. Эти виды наиболее доступны. Мы пытаемся возродить то, что было создано в советское время, ничего нового не изобретаем. Все было мощным. Более того, дети и взрослые хотят заниматься туризмом. Девяностые годы породили людей, которые ходят в походы сами. Это не плохо, но возникают проблемы. Эти люди не осознают опасности, гибнут, ломаются. В советское время просто так ни одна группа самостоятельно выйти не могла, нужно было становиться на учет. Сейчас достаточно позвонить в МЧС, сказать, где вас искать, когда вы вернетесь.

Я считаю, что заниматься активными видами туризма может каждый человек. Все зависит от того, кто поведет. Я езжу по городам и поштучно выбираю людей для походов, узнаю, кто эти люди. Также по законодательной базе продвигаем профессию инструктор-проводник. Пока ей обучать не могут, существуют только специальные курсы. Инструктор - это высококвалифицированный человек, юридически он несет полную ответственность за жизнь и здоровье других людей.

Бывая в других странах, обнаружили то, что хотелось бы внедрить и у нас?

Такого туризма, как у нас, не существует ни в одном государстве. За рубежом такого нет, там всех называют альпинистами. Идет кто-то в гору - и он уже альпинист, нужен только инструктор. А у нас люди ходят очень далеко, надолго, без инструктора.

Ничего заграничного я не перенял. Единственное, хотелось бы походить на Новую Зеландию. Она находится на такой же широте, как и мы, климатические условия такие же - есть и ледники, и море. Но они смогли поднять сельское хозяйство и туризм на высочайший, мировой уровень. У нас всего в шести регионах развит туризм. В большинстве случаев он ассоциируется с Черноморским побережьем.

За время путешествий вам не повстречался мудрец, который остался в памяти?

Я могу сказать, что мудрецов, таких, что сидят и медитируют, я не встречал. Бывает, мудрость приходит тогда, когда человек успокаивается и живет в гармонии с собой и окружающим миром. Он должен быть праведником, тогда он будет мудрецом. В одной из экспедиций я спросил у чукчи, когда ему было лучше. И он ответил: Раньше было много еды, и мы ее бросали - это плохо. Сейчас еды нет, и мы ее собираем - это хорошо. Не мудрец ли? Понимает более высокие материи.

Я не очень хорошо отношусь к психологам. Мало научиться читать книги, только трудности и жизненный опыт может дать мудрость.

Появляются ли в экспедиции мысли, что тяжело и хочется все бросить? Как с этим справляться?

Если у руководителя появятся такие мысли, то экспедиция сразу закончится. В экспедиции Огненный пояс Земли участвовали молодые ребята, трое из них смогли пройти путь от начала до конца. Все они амбициозны, но жизненного и походного опыта у них не было. Каждый ходил не более чем 20 дней. Когда мы стартовали, я им рассказывал, что будет с ними происходить на определенных этапах, как выходить из этих состояний, что делать, чтобы никого не спровоцировать. Для них понимать - это одно, а делать - другое. Но стоит отдать им должное, у ребят было колоссальное терпение и сильный характер. Им приходилось переступать через самих себя, бороться с собой. Периодически и плакали, и слезы наворачивались. Но не показывали этого, не провоцировали. Некоторые просто уходили в себя.

Я с ними всегда разговаривал, все обсуждал. Должность руководителя говорит не о том, чтобы командовать направо и налево, а делать так, чтобы коллектив оставался здоровым, играть на опережение.

Скажите, в составе экспедиции были женщины?

Были, но мы не берем их от начала до конца экспедиции, это слишком тяжело. Берем только на определенных этапах. Со мной, кстати, дочка пересекала Австралию.  Это была ее первая экспедиция.

Мы, наоборот, рады женщин принимать. Они разбавляют мужской коллектив, дисциплинирует его, мы меньше ругаемся, ведем себя культурно.

Зачем вы ходите в экспедиции?

Я любопытный!

Кто финансирует экспедиции?

Русское географическое общество.

Вы путешествуете с флагом Кубани, как на него реагируют аборигены?

Про него спрашивали все. Они не понимали, что это за флаг. Я объяснял, что это регион в России, рассказывал про него, а они так: О, Сочи!. В слаборазвитых регионах вообще не понимали. Я указывал на их флаг и говорил: Видишь, это твой флаг, а это мой флаг. Тогда начинали понимать.

Вы исследовали вулканы Тихоокеанского пояса, это дало результаты для кубанской науки?

Несмотря на то, что на Кубани нет вулканов, то, что мы живем здесь и пишем о них, уже дает связь. И на самом деле вулканы у нас тоже есть, но грязевые. Кстати, у нас сейсмоопасная, шовная зона, присутствует грязевой вулканизм. Есть также гора Индюк, которую можно назвать бывшим вулканом.

Много ли осталось белых мест для вас?

Их даже в крае полно. Пройти везде невозможно. Ну, если в глобальном смысле, то у меня осталась еще Африка и Антарктида.

Как семья относится к путешествиям?

Жена знала, за кого шла изначально. Перед тем, как жениться, я ей сказал, что меня может не быть год, два, мол, будешь ждать. Она согласилась.

Дети относятся хорошо, сами периодически участвуют. Отец гордился, но боялся. Ненавижу твои горы, - говорит. А мать: Пусть ходит, было бы лучше, если бы он пил? (смеется).

В экспедициях присутствует алкоголь?

Присутствует. Спирт я всегда регулярно беру, бывает, заставляю пить его в определенных моментах. Он расщепляет молочную кислоту, при сильных перегрузках, если вечером выпьешь, наутро сможешь дальше нормально двигаться. Также, когда психологическое состояние на нуле, из-за голода и затраты энергии, спирт необходим как высококалорийный продукт. Налил 30, максимум 50 грамм, покушал и сразу засыпаешь. Но не больше этой дозы.

Были моменты, которые угрожали жизни?

Само согласие на эту экспедицию опасно для жизни. Присутствуют три фактора - человеческий, животный и природный.  Мы были в странах, где воюют и убивают, спасали раненых, воевали с папуасами, пережили нападение пиратов. Что касается природного фактора, то это - океан, девятибалльный шторм, тайфуны. Также множество опасных животных: змеи, медузы, крокодилы и муравьи. Последних, кстати,  огромное количество. Они маленькие, но очень кусачие. Яда у них достаточно, укушенный палец немеет минут на сорок. Сталкивались и с ядовитой большой коричневой змеей. Один из участников на нее чуть не наступил, я отдернул его и палкой отогнал змею. От ее укуса человек умирает в течение двух минут. Это было в районе полуострова Йорк, там как раз снимался фильм Крокодил Данди.

Берете с собой оружие?

Не всегда, если ухожу на северо-восток, тогда беру ружье, потому что невозможно на протяженность более 3,5 тыс. км взять продукты. А периодически нужно подкармливаться мясом. Но мы стреляем только уток и зайцев, убивать лося из-за куска мяса не стоит. Что касается использования ружья для безопасности, то с любым животным можно договориться. Они умнее и мудрее людей в этом плане.  Если вы его не провоцируете, то оно на вас не нападет. Человек совершает множество ошибок из собственного страха, убивает, потому что боится.

А какое место вы можете назвать самым красивым?

Есть развитые страны и не совсем. Я предпочитаю не совсем. В развитой стране просто ходишь и видишь, как все красиво. Но нет самобытности. Европейская культура, как раковая опухоль, распространяется по всему миру, это очень плохо, все становится обезличенным. Вне конкуренции для меня Новая Зеландия. Это земной рай, который англичане сделали воплощением своей мечты. Это идеальная страна. Все сделано для туристов. Очень приятная и красивая, радует глаз. Но мне нравятся те страны, где больше дикости. Я бы не хотел, чтобы Россия походила на Европу. Это тупиковая ветвь развития.

Ваша следующая экспедиция будет по России?

Я не знаю, я бы сказал так: хотел бы по России, если бы было время. Сейчас просматриваю Африку. Я всегда ухожу надолго: не настолько богат, чтобы на короткое время ходить. Два раза ездить в одно и то же время - это большие затраты. По России хотел бы еще раз пройти в районе Северо-востока. У нас есть такие места - сумасшедшие по своей красоте.

Валентина ПОПОВА, ИА Живая Кубань








Яндекс.Метрика