Меню сайта

В Краснодаре не привыкли платить за дизайн серьезные деньги

В Краснодаре не привыкли платить за дизайн серьезные деньги




С краснодарским дизайнером Николаем Петровым Живая Кубань побеседовала в период между двумя полюсами майского арт-календаря города: после скандала вокруг выставки ICONS и накануне приезда в краевой центр мировых звезд на Неделю дизайна.

В Краснодаре взлетела популярность темы современного искусства, вы же в курсе ситуации вокруг открытия выставки ICONS?

Даже был свидетелем. Пришел на выставку, увидел весь этот цирк и ушел. А потом уже не было времени прийти второй раз.

Ваша оценка события?

Поймите правильно: мне интересно, чтобы в городе Краснодаре был музей современного искусства, каким бы он ни был, лишь бы хоть какой-то был. Но в то же время для меня персонаж Марат Гельман - неоднозначный. Сказать, чтоб у меня к нему было какое-то ярко выраженное отрицательное или, наоборот, благоговейное чувство, - не скажу. То, что он, конечно же, рассчитывал, в первую очередь, на получение прибылей и всяких бонусов от государственных бюджетов - ну это ж понятно. Но, с другой стороны, пусть лучше культурные бюджеты тратят на что-то хотя бы интересное - это скорее хорошо, чем плохо.

Как думаете, что сильнее влияет на вкус и визуальное мышление обывателя - выставки современного искусства или разные повседневные вещи, машины, реклама, интерьеры?

У нас и раньше разные выставки были. Формировали ли они что-либо? Мне кажется, вряд ли. Они устраивались специальными людьми для специальных людей. Ну, может быть, для сегодняшней молодежи это все важнее, более модно. Но на молодежь гораздо больше влияет Facebook и поездки за границу: вот, что формирует мир, культуру и круг интересов. А выставки - просто нормальное продолжение тех перемен, которые создает Интернет и глобализация.

В Краснодар на первую Неделю дизайна приедут культовые авторы Фабио Новембре и Карим Рашид. После знакомства с такими звездами краснодарский заказчик захочет обратиться к иностранному дизайнеру?

В Краснодаре никто не привык платить за дизайн серьезные деньги. Люди в своей массе уже хотят красиво, но еще не понимают, насколько трудоемка работа дизайнера. Какие там иностранцы, если местные считаются дорогими? Я вот знаю, Сергею Галицкому (владелец ФК Краснодар и гендиректор сети Магнит. - Прим. ред.) один парень из Питера придумал дом: да, для него Италия - это источник идей и вещей. Но нужно же быть Сергеем Галицким и понимать, за что платишь, понимать, что эти деньги тоже возвращаются: в виде красоты. А галицких единицы, если не единица. Большинство людей хотят покупать китайские светильники. Нет, сегодня люди у нас не будут заказывать дизайн Кариму Рашиду, Филиппу Старку, Марку Ньюсону и Фабио Новембре. И в Москве-то редко заказывают.

То есть дело в менталитете или платежеспособности?

И в том, и в другом.

Насколько дороже стоит работа европейских, американских дизайнеров?

Понятия не имею. Не уверен, что и налоговый инспектор Нью-Йорка знает, сколько зарабатывает Карим Рашид.

А вам не предлагали работать за границей?

У моих друзей есть кафе в Берлине, и они мечтают открыть ресторан. Если позовут, поеду его делать. Но я, конечно, не мировая известность.

Хотели бы уехать за рубеж?

Если бы мне было лет на десять меньше, попытался бы. Потому как то, что происходит в нашей стране, перестало меня устраивать. Но эмиграция - это дело молодых, нужно получать западное образование или проходить там практику, нужно понимать, как работает этот бизнес в других странах (а он работает там по совершенно другим законам). Пробовать я буду при возможности, но заявлять, что могу себе позволить работать за границей, не хочу. Я работаю по Краснодарскому краю.

Что на Кубани будет вероятнее всего приживаться в дизайне: минимализм и простота или эксцентричный, яркий дизайн в духе того же Новембре? Как вы ощущаете местного заказчика?

Вы смешная. Не хочу я ощущать кубанского заказчика. Когда-то я в шутку сказал, что здесь присутствует казачий кубанский минимализм. Galich Hall на улице Красных Партизан - яркое подтверждение. Вот что у нас востребовано, ценно и нравится людям с достатком. Но, как сказал однажды мой товарищ Тахир Холикбердиев: Скажи мне, что хочет кубаноид, и я сделаю наоборот.

Так чего же он хочет?

Да мне все равно, не хочу я описывать. Я делаю то, что близко мне, и делаю для людей, чье внутреннее ощущение красоты или уюта совпадает с моим.

А вы сами у кого-нибудь заимствуете?

Есть технологические приемы и художественные тенденции, которые мне симпатичны, я могу к ним обращаться. Но я никого не копирую.

Можете описать ваш стиль?

Можно было бы назвать то, что я делаю, эклектикой. Но, как и понятие фьюжн в музыке, это слово потеряло сейчас всякое значение, оно может значить все и ничего. Поэтому есть просто общая картинка, которую можно проследить, глядя на фотографии моих работ: всем становится понятно, чего ожидать от Коли Петрова. Но стилем я это назвать не могу.

В чем обаяние созданных вами пространств: Mr.Drunke Bar, Жан-Поль, Холостяк, Набоков, Кружка-подружка?

Я люблю железо, дерево. Людей привлекает, наверное, необычность, броскость, ирония в использовании каких-то мелочей и вещей не в прямом их назначении.

Вы отмечаете в Краснодаре других ярких дизайнеров интерьера?

Конечно, я ценю интересную работу. В Краснодаре есть студия дизайна Бон-тон, Надя Полякова, Нино Кванталиани, уважаю ростовчанина Александра Дорохова. Из заведений: по-честному сделан паб Маккей, ну, назову, пожалуй, сеть Мадьяр (не то чтобы мне нравилась сама концепция ресторана-аттракциона, лубка и цирка, но их заведения вызывают уважение из-за объемов проведенной работы).

Это для вас конкуренты или приятное профессиональное окружение?

Конкурентов у меня нет. Так, как я, никто не сделает. У каждого из нас есть своя ниша. Я, например, неоднократно говорил, что не возьмусь за дом в классическом стиле. Это совершенно другой багаж знаний. И к тому же делать лепнину, мрамор, деревянную резьбу - мне это глубоко неинтересно.

К вашим услугам обращалось государство?

Да нет, конечно. Но школы и детские сады мне очень интересны. Будучи во всяких там Берлинах, я видел удивительные детские площадки и заведения. Там этим занимается государство.

А кому вам проще было бы сделать скидку - государству или частнику?

Нашему государству мне совершенно не хочется делать никаких скидок. Я не верю в его человечность. Строим Олимпиаду - и непонятно, на чьи дачи, яхты, машины и обучение детей за границей уходят бюджетные деньги. Почему же я должен делать бесплатно людям, которые воруют. И потом, благотворительность - это дело тех, кто может ее себе позволить. Мы живем в капиталистическом мире, мне бесплатно зубы никто не лечит, и в старости я буду получать минимальную пенсию.

У вас ведь не только художественное, но и архитектурное образование. Что-нибудь создавали как архитектор?

Чтобы быть архитектором, нужно закончить МАРХИ, а я его не заканчивал. Нужно иметь другой подход, мыслить не мелочами, а объемами и формами. Я, конечно, смогу придумать здание, но не сделаю его инженерного решения. Другое дело, что моего вкуса и знаний все равно хватает, может быть, на большее, чем у некоторых наших кубанских архитекторов. Но это уже другой вопрос.

Вы живете в частном доме?

Пока нет. Буду строить.

Уже держите в голове картинку своего идеального дома?

У человека с моим складом нет идеальной картинки чего-либо, у него каша, которая в конце концов приобретает форму, пазлы складываются в целое. Свой дом я себе представляю, конечно, но готового решения не имею. Стиля тоже назвать не могу. Это не минимализм, не какой-нибудь Баухаус, это сборная солянка.

Вы чувствуете себя художником?

Художником, который руками рисует, - нет, который создает предметы искусства - нет, художником в смысле того, что у меня творческая профессия и что своими способностями я зарабатываю себе на жизнь, - ну, да. Дизайнер - это художник в техническом смысле слова. Не считаю, что делаю искусство. Я работяга, функционер. Но при этом мои заказы - мое творчество. На чистое искусство - полотна, инсталляции - у меня нет времени, хотя есть много друзей-художников, и когда-то сам картинки красил, участвовал во всяких молодежных выставках.

Планируете возврат к чистому искусству?

Нет. Я вполне доволен тем, чем занимаюсь.

Вы часто используете книги в интерьерах кафе. А сами много читаете?

Да - Facebook (смеется). Нет, я читаю гораздо меньше, чем хотел бы. Много смотрю специальной литературы. Но на художественную времени не хватает, честно. Это не есть хорошо. Я скучаю по временам, когда был меломаном, жалею, что не успеваю смотреть кучу классных фильмов, и мне не хватает книг.

Как будет меняться, развиваться Николай Петров?

Хотел бы попробовать себя в архитектуре, а еще делать более лаконичные пространства, уйти от любимой Кубанью насыщенности мелочами, аляповатости в цветах, хочется больше пустоты. Сейчас я в процессе создания своего бюро: мы с декоратором Натальей Четвериковой сняли особняк, в котором будут находиться две наши студии и плюс ее шоу-рум по продаже мебели и аксессуаров для дома.

Анна ЧЕРВЯКОВА, ИА Живая Кубань

Справка:

Николай Петров родился в 1971 году. Коренной краснодарец. Окончил Краснодарский архитектурно-строительный  техникум по специальности архитектор, учился на художественно-графическом факультете КубГУ, разработал дизайн  более десяти известных заведений в Краснодаре и крае, также проектировал квартиры и частные домовладения.








Яндекс.Метрика