Меню сайта

В Кухне я сыграл непризнанного гения

В Кухне я сыграл непризнанного гения



На презентации фильма Кухня в Париже в Краснодаре актер Никита Тарасов признался, что играл непризнанного гения.

Краснодарцам показали премьеру комедии Кухня в Париже, которая является продолжением сериала Кухня. По сюжету фильма, столичный ресторан Клод Моне процветает. Но когда президенты России и Франции посетили заведение, команда терпит фиаско. И герои вынуждены отправиться в изгнание - в Париж, где сталкиваются с опасными конкурентами.

Кинопоказ состоялся в киноцентре Европа.

/

По приглашению сети кинотеатров Монитор фильм представил актер Никита Тарасов - исполнитель роли повара-француза Луи.

Извините, что я в шляпе. Это мой новый талисман. Кепку я купил несколько дней назад в Провансе, откуда только что приехал. У меня появилась традиция, которую я придумал себе сам. В перерывах между съемками я езжу на родину своего героя. И вот в городе Грасс я нашел маленький шляпный магазинчик, в котором сидела пожилая женщина и иголкой делала хэнд мэйд на головных уборах. Там на прилавке я нашел настоящую кепку Гаврош. Она очень французская и красивая, и без нее я не очень был похож на кондитера, - поприветствовал зрителей и журналистов Никита Тарасов и попросил задать ему вопросы.

/

Вы не испытывали внутренние противоречия, когда соглашались на роль Луи, который по сценарию - человек нетрадиционной ориентации?

На самом деле это банально и просто. Актеру, который снялся в фильме Интимные места, ничего в жизни больше не страшно. С этой картиной я проехал десять европейских фестивалей, международных. Это была очень смелая картина, в России мы точно произвели резонанс. Так что за Кухню мне не стыдно.

А что общего у кондитера Луи и актера Никиты Тарасова?

Этот вопрос третий по категории встречаемости. Ничего! Ничего общего. Я смотрел смонтированную картину со своими друзьями, и они пихали меня в бока. Говорили: Ну ты даешь!.  Да, мне досталась роль смелая. Но мне не было страшно. Это хороший фильм, который рассчитан на всех. У Луи есть судьбоносные поступки, точнее, сюжетоносные. По сценарию, он помогает раскрутить новый русский ресторан в Париже, когда приглашает туда своих нетрадиционных друзей. Но у нас с ним ничего общего. Он какое-то безе, ходит в колпаке, ну какая реальная девушка согласится создавать с ним семью. Нет, он очень ранимый, это несовместимо с жизнью. Все герои, которых мы видим на экране, я имею в виду поваров, - это счастливые люди, персонажи. Они живут беззаботной жизнью: жарят, парят, варят, шутят и не думают ни о чем: ни о кредитах, ни об ипотеке.

/

Вы умеете так же красиво готовить, как в сериале и в фильме?

Это тоже часто задаваемый вопрос. Так же, как и про коронное блюдо Луи. Отвечу сразу: любимое блюдо Луи - крокенбуш, это даже говорится за кадром. Я готовить не умею, а Луи - непревзойденный мастер. Когда мы, актеры, получили на руки сценарии первого сезона сериала Кухня, там был просто сюжет. И у нас была задача - придумать себе персонажей, реальных людей, которым верят. С нашим режиссером у меня был такой разговор: я спросил, кого играю, чтобы зарядиться на длительный период, и он мне ответил: Играй непризнанного гения. Человека, которого не признали во Франции, и он приехал в Москву по каким-то своим обстоятельствам. Так что Луи получился такой, об этом не раз говорится в сериале и подтверждается в фильме. По сюжету, единственный, кого похвалил ресторанный критик, - это кондитер (за десерт). Когда я читал этот сценарий, у меня прям бальзам по душе был. Я же актер, а дело актера - делать вид, что ты хорошо умеешь делать то, чего ты делать на самом деле не умеешь. Но дома я готовлю, пытаюсь. Конечно, до профессионала мне далеко, но также и профессиональному повару далеко до профессионального актера. Это закономерно.

Когда к вам в руки попал ваш непризнанный гений, какие личности и персонажи вы брали за основу и пример, создавая образ?

У нас прекрасные авторы, которые не перестают удивлять. Перед съемками я копался в Интернете, чисто интуитивно, и нашел французского кондитера с именем Людовик, а затем и вовсе потрясающую вещь. Оказывается, что в царской России жил французский кондитер, выписанный специально из Парижа. Его звали Людовик Бенуа. Он был официальным и эксклюзивным поставщиком кондитерских изделий при царском дворе. Конечно же, это не случайно. Наши авторы хорошо подготовились. Есть еще подтверждения. Людовик Бенуа из нашей Кухни родом из Прованса, а конкретно из города Сен-Поль-де-Ванса. Там он работал в ресторане Золотая Голубка. И оказалось, что такой ресторан действительно существует, и я в нем был. Это гениальный ресторан, который известен во всей Франции. Это гостиница, в которой на верхних этажах можно останавливаться. В ней жили известные импрессионисты, актеры, певцы и музыканты. Когда я пришел туда, заметил, что интерьер представляет собой практически музей. Я пришел и говорю: Я актер из Москвы, свалился к вам, как с луны, я играю французского повара, который родом из вашего ресторана. Мне нужно с вами поговорить, осмотреть кухню и познакомиться с кондитером. И официантка мне отвечает: Все, что вы ели, - все выращено и сделано здесь, в нашем регионе: и мясо, и фрукты, и вино и овощи. Кондитерские изделия - это единственное, что мы закупаем со стороны, потому что у нас нет своего кондитера. На что я говорю: Боже мой, да, конечно, потому что он сбежал в Москву. Затем в путеводителе я прочитал, что в 2009 году ресторан Золотая Голубка был жестоко ограблен. Все достояния исчезли безвозвратно. И по нашему сценарию все сходится. Год в год - дата в дату. Вот это и есть подготовка к роли.

У вас было такое, чтобы от какого-то блюда отказались сразу?

В судьбе каждого актера есть такая субстанция под названием кинокорм. Однажды я нашел в своем кинокорме гвоздь. А там такое бывает, потому что это какая-то пластиковая еда, которую привозят на съемочную площадку. Полевая кухня, так сказать. Да, я отказался от нее, зачем мне есть гвозди. Мне зубы нужны еще.

/


Расскажете смешную историю со съемок?

Кухня в Париже - прекрасная картина. Нам было весело ее делать. Конечно, были нервы и форс-мажоры. Мы должны были снимать лето в Париже, но пока готовились - наступил сентябрь. Приезжаем, а там дождь. День... два... и так далее. Так что это был геройский поступок. Некоторые сцены приходилось снимать целый день, потому что шел ливень. А еще нас узнавали, мы этого не ожидали, думали, что просто приехали работать в Париж. А превратилось все это очень быстро в праздник, потому что там было огромное количество людей со всей Земли. Однажды мы стояли на набережной, в это время съемочная бригада ставила свет и настраивала камеры. И вот мы стоим в белоснежных поварских нарядах, смотрим на надоевший вид французского Нотр-Дам де Пари. В это время по реке плывет теплоход, и с верхней палубы раздается: Горько! Горько! Смотри, смотри это что, Кухня? И крик сменился на: Кухня! Кухня!. А затем они уплыли, продолжая нам махать. Это было так здорово и трогательно. Оказалось, что география, которая смотрит Кухню, - на самом деле просто огромная. Для нас это было сюрпризом. Как-то к нам в метро подошла француженка и на ломаном русском языке начала объяснять, какие мы молодцы, что она всех нас знает и смотрит Кухню. Когда такое слышишь, сначала не веришь, а потом понимаешь, насколько высока степень ответственности, с которой ты должен все делать.

/

Где успели побывать за время съемок?

В Париже мы провели три недели. За это время я, как человек понимающий, что я во Франции и играю француза, решил, что мне нужно как можно больше всего успеть. И я успел. Я увидел лучший в своей жизни джазовый концерт, несмотря на то, что мне в 6.00 нужно было вставать на смену. Я успевал гулять, был в Комеди Франсэз, удалось побывать на спектакле, постоять рядом с креслом Мольера, посетить все рестораны. И в крайний вечер я пошел гулять по Парижу и случайно забрел в ресторан, где была открыта кухня. Есть такое понятие - запара на кухне, о которой мы, актеры, не знали. Это так интересно. В очень тесном пространстве повара успевали ругаться, влюбляться, обниматься. По пять блюд ежесекундно проносились над головами. Там кипела жизнь и кипели страсти. И я перенес это на экран.

Вы говорите по-французски?

Наш главный режиссер Дмитрий Дьяченко отличается тем, что все его актеры существуют предельно органично. Как бы ничего не играя. Но если написано в сценарии слон, то это должен быть слон. Для него не возникает вопросов, что это может быть какой-то русский клоун, переодетый в слона. То же самое и с Луи. Если там написано француз из Прованса - это должен быть повар из Прованса. И все равно, что его в итоге играет Никита Тарасов. Я переживал, когда мне это доверили. Тогда у меня за плечами были только два года изучения французского в рамках школы студии МХАТ. И тогда я поехал в Прованс и начал пытать себя Францией. Затем нашел человека в Москве - француза, который учил русский язык. Я пытался с него обезьянничать первое время. Делал видеозаписи: как он говорит на русском, и таким образом входил в роль. Я владею французским зыком в совершенстве - в рамках написанного сценария.

Валентина ПОПОВА, ИА Живая Кубань. Фото Евгения РЕЗНИКА
  • 0
    Фото Евгения Резника, ИА Живая Кубань
  • 0
    Фото Евгения Резника, ИА Живая Кубань
  • 0
    Фото Евгения Резника, ИА Живая Кубань
  • 0
    Фото Евгения Резника, ИА Живая Кубань
  • 0
    Фото Евгения Резника, ИА Живая Кубань
  • 0
    Фото Евгения Резника, ИА Живая Кубань
  • 0
    Фото Евгения Резника, ИА Живая Кубань
  • 0
    Фото Евгения Резника, ИА Живая Кубань
  • 0
    Фото Евгения Резника, ИА Живая Кубань
  • 0
    Фото Евгения Резника, ИА Живая Кубань
  • 0
    Фото Евгения Резника, ИА Живая Кубань
  • 0
    Фото Евгения Резника, ИА Живая Кубань
  • 0
    Фото Евгения Резника, ИА Живая Кубань








Яндекс.Метрика