Предложить новость

Николай Басков предложил кубанскому хирургу обратиться к Михаилу Мурашко

Федор Коваль, 97-летний врач из городской поликлиники №2 Славянска-на-Кубани, на ответ и не надеется

Николай Басков предложил кубанскому хирургу обратиться к Михаилу Мурашко

Федор Данилович Коваль, ветеран войны и труда,  в конце июня стал лауреатом 20-й юбилейной главной медицинской премии страны «Призвание» в номинации «За верность профессии». А до того, прежде всего благодаря феноменальному профессиональному долголетию, он участвовал в телевизионных шоу «Старше всех», «Лучше всех», «Доктор Мясников», «Жить здорово» Малышевой… Надо признать, после телевизионной «раскрутки» Федор Данилович оказался обласкан журналистами. А потому еще до очного знакомства «Живая Кубань» многое узнала об этом удивительном человеке.

Что мы знали, отправляясь в командировку в Славянск? То, что после семилетки Федя пошел в фельдшерскую школу, закончил ее и работал в хирургическом отделении больницы крохотного украинского городка Нежин. Оттуда в 1941-м ушел на фронт, служил в полевых госпиталях. В 1943 году, уже при наступлении наших войск, был ранен разрывной пулей. С тех пор хромает, имеет вторую группу инвалидности. Победу встретил в госпитале под Читой, где и остался - уже не пациентом, а фельдшером. Потом - мединститут в Иркутске, ординатура. Долгая практика в городах Сибири и Заполярья. На Кубань Фёдор Данилович перебрался в 1980 году. Четверть века руководил отделением хирургии в больнице, в общей сложности провел около 35 тысяч операций! 

 Признаться, были у нас сомнения: действительно ли Коваль работает хирургом? Может, только числится, может, стал Федор Данилович своего рода «свадебным генералом», звездой районного масштаба? На эту тему мы осторожненько полюбопытствовали у Нины Мацедонской, заведующей поликлиникой №2.
- Да что вы! - искренне изумилась Нина Михайловна. - У нас был молодой хирург, но не выдержал крохотной зарплаты и уехал в Подмосковье. Ставка была вакантной. Спасибо Федору Даниловичу: снял проблему. Какие-то сложные случае мы действительно направляем в Центральную районную. Но опыта Федора Даниловича с лихвой хватает справляться с вывихами, ушибами, гнойниками…   

 Но вот и кабинет №4, где принимает доктор Коваль. Рукопожатие у ветерана на редкость крепкое, а в разговоре выяснилось, что и ум ясный, без скидок на возраст.
- Вся жизнь - в медицине, премия «Призвание». Что, действительно, призвание? В молодости не было мыслей пойти другой стезей? 
- У нас была простая крестьянская семья. Двое детей: я и младший брат, он погиб под Варшавой 5 мая 1945 года. У матери был ревматический порок сердца. И как следствие - сердечная недостаточность. Она часто, сколько себя помню, обращалась к врачу. В общем, в семье нужен был «свой» врач. Призвание - не точное слово, но и выбора у меня и не было.
- А что делал фельдшер на фронте?
- По-разному складывалось. Я до ранения работал с хирургическими бригадами, давал наркоз - работал наркозиатором (сейчас это анестезизиолог). Долго был в хирургической группе под руководством профессора Алексея Александровича Федоровского из Киевского мединститута. С 1941 по 1943 год (до ранения) я давал больным эфир или хлороформ. Бутылочка хлороформа была на 50 миллилитров, бутылочка эфира - на 100. Через марлевый «фитилек» капаешь эфир на маску больному. Понятно, что какую-то часть эфира вдыхаешь сам. После десяти операций сам оказываешься под наркозом. 
Отступали, а потом шли вперед - все как в сводках сообщалось. В 43-м в городе Васильков подстрелили. Разрывная пуля - если не смерть, то 100-процентная инвалидность.  
- У вас есть боевые награды?
- Два ордена: Красной звезды и Отечественной войны 2 степени. Медали «За победу над Германией», «За победу над Японией» и много разных юбилейных.
- Во времена вашей молодости хирургия была полосная, все резали. Сейчас широко распространены эндоскопическая, торакальная. Вы владеете этими направлениям? 
- Да, и скажу более, - когда «сто лет назад» работал хирургом в Иркутске, к нам привозили пациентов с заболеваниями брюшной полости. Не всегда удавалось поставить предварительный диагноз, приходилось резать брюшную полость. Я предложил осматривать брюшную полость ректоскопом! Знаете, что это?
- Догадываюсь…
- Это прибор для осмотра прямой кишки. Я через небольшой надрез в брюшине вводил трубку ректоскопа в брюшную полость и смотрел - что там?! В любом случае этот способ был более гуманный, чем лапаротомия (полосой разрез брюшной полости). 
Когда приехал в Славянск, здесь операций на легких не делали - я их начал делать. Но лапароскопию здесь внедрил не я, а Рахманов. 
- Вы ничего не рассказываете о семье. Скрываете что?
- Да как сказать… Люди иронично или не очень доброжелательно воспринимают, что у мужчины третья жена. Первый раз я женился в Чите в 1944 году, она была лейтенантом медицинской службы, и с ней мы прожили до 1968 года. Разошлись, потому что детей не было, а я встретил и полюбил другую женщину - Марию Трофимовну Фоменко, с которой мы прожили сорок лет, до ее смерти. У нас с ней тоже детей не было, но у нее был сын от первого брака, которого я воспитывал как пасынка. Он летчик, сейчас в Краснодаре на пенсии, и через него меня есть внук и внучка. Уже в 70 лет сошелся с своей нынешней женой Людмила Николаевны Удаловой. Живем с ней с 2006 года, но решили не регистрироваться брак.  
- Раз уж вы так откровенны, спрошу о здоровье.
- Чувствую себя хорошо, давление 120 на 80. Конечно, есть возрастные изменения, например, сердце надо поддерживать регулярно, в глазах искусственные хрусталики. Но в принципе, все в порядке со здоровьем.
- А пенсия большая?
- 24 тысячи. Плюс, в поликлинике на полставки получаю 8,5 тысяч рублей. Про деньги вам расскажу… Статуэтку «Призвание» мне министр здравоохранения вручал. На церемонии подошел Николай Басков, разговорились. Я ему: «Николай, с таким голосом ты почему пошел на эстраду? Тебе же место в театре, в опере!» А он мне в ответ: «Федор Данилыч, на что бы я жил в таком случае?..»  Я ему: «А я на что живу? У меня зарплата 7 тысяч!» А Басков рукой указывает на рядом стоящего министра Михаила Мурашко: «Это вы к нему обращайтесь!» А министр говорит: «Ладно, мы подумаем. Может быть, в пределах ставки главврача поликлиники...»  До сих пор думает!.. 

Вот такой врач-ветеран: совсем не «свадебный генерал», а умный и ироничный человек, ценящий и смакующий жизнь по полной - вопреки возрасту. А может, благодаря ему... 

Ранее "Живая Кубань" рассказывала, что новыми государственными наградами не удостоили ни одного кубанского медика.