Предложить новость

Трагедия в детском саду: родители погибшей в Краснодаре девочки боятся, что дело сведут на нет

Девять месяцев назад на малышку упало дерево

Трагедия в детском саду: родители погибшей в Краснодаре девочки боятся, что дело сведут на нет

Девять месяцев назад на малышку упало дерево.

Этот страшный день

Утром 9 сентября прошлого года Виктор отвел дочку Вику в детский сад № 48, который расположен на пересечении Красной и Гаврилова. Буквально через пару часов ему в истерике позвонила жена Юлия с сообщением, что с Викой случилась трагедия: на девочку упало дерево. Виктор приехал в садик, но ни жены, ни дочери там уже не было. Заведующая объяснила, что Вику в тяжелом состоянии увезла скорая помощь.
Отец примчался в больницу. Там была жена и мать. А дочки… уже не было: умерла.

23086cf6-e82e-4114-8e72-0ed2594a2eba.jpg
Фото: социальные сети.

Надо заметить, что злополучное дерево упало на двух маленьких девочек и воспитательницу. Вика погибла.
- У другой девочки множественные ушибы и разбит череп; у воспитательницы переломаны ноги, ребра и серьезные проблемы с позвоночником, - рассказывает Виктор.

Винят друг друга

После этого было возбуждено уголовное дело. В нем двое подозреваемых в преступлении: заведующая детским садом Татьяна Бурлакова и главный специалист по озеленению департамента городского хозяйства администрации Краснодара Сергей Кравцов. Разумеется, эти двое после случившегося были отстранены от работы. Забегая вперед скажем, что Кравцов и Бурлакова винят в произошедшем друг друга. Озеленитель заявил в прессе, что сообщить об ухудшении состояния дерева должно было руководство детсада. Ну, а бывшая заведующая, в свою очередь, не считает себя специалистом по деревьям.

8f496763ef748e1f1290036094b509b1.jpg 
Сергей Кравцов. Фото: социальные сети.

Да, это был несчастный случай. Но погиб человек: маленькая жизнерадостная чудесная девочка - единственная и долгожданная у своих родителей. Вике было чуть больше двух лет. Ясно, что кто-то должен ответить за случившееся. Логика следствия понятна: отвечать должен тот, кому родители доверили своих детей, и тот, кто в городе отвечал за состояние озеленения, за безопасность деревьев для жителей города.

Виктор, вспоминая события того страшного дня, рассказал “Живой Кубани”, каким ему запомнилось это дерево.

- Оно действительно было больным, сгнившим внутри до пустот, и старым. Мой двоюродный брат, которому сейчас под пятьдесят, в свое время ходил в этот детский сад и помнит этот каштан молодым, - рассказывает Виктор. - То, что дерево было старым и больным, позже подтвердила экспертиза, которую инициировало следствие. И повторная экспертиза, поскольку Сергей Кравцов поставил под сомнение результаты первой экспертизы.

19eb038b-a4f2-4e57-8550-d7ea251d90f8.jpg
Фото: социальные сети.

Собственно, эта деталь оказалась характерной тому, как повел себя бывший главный специалист по озеленению. “Я, оказывается, виноват в смерти ребенка…” - написал он 8 октября в своем Facebook. А в комментариях к посту кто-то даже предложил запустить сбор подписей в его защиту. И, кстати, в его фейсбуковских “друзьях” довольно много известных журналистов и медийных личностей Краснодара. Что ж, допускаем, что Кравцов - хороший человек, но как профессионал он допустил ошибку, которая в прямом смысле стоила жизни. В такой ситуации невозможно просто развести руками и извиниться.

Похороны по бюджетному варианту?

Итак, трагедия случилась 9 сентября прошлого года. Следствие, которое взял на контроль председатель следственного комитета России Александр Бастрыкин, тянется до сих пор. Не слишком ли долго? Как пояснил адвокат родителей погибшей девочки Алехан Дадаев, по закону разумным сроком следствия является год и восемь месяцев. Если меньше - это успех следственных органов или дело было не слишком сложным. Если больше - у прокуратуры могут возникнуть подозрения в предумышленном затягивании сроков следствия.

- И не стоит забывать, у нас двое подозреваемых по этому делу, и они со своей стороны ведут какую-то работу самосохранения, - объяснил Дадаев. - Если сотрудников администрации признают виновными в “убийстве по неосторожности”, то у потерпевшего возникает вопрос к администрации: как у них работал сотрудник, который допустил халатность и непрофессионализм?

Многим интересно узнать, как после гибели ребенка повела себя администрация города. Да, она не стала покрывать виновников трагедии, прикрываясь умозрительной “чистотой мундира”. “Город” взял на себя расходы по траурному мероприятию. Однако вначале представители администрации пытались организовать похороны через муниципальное учреждение ритуальных услуг - по самому бюджетному варианту.

- Пришлось сказать им, что Викулю будем хоронить в том гробике и с теми венками, что мы с женой уже выбрали. И, если “город” не готов оплачивать наш выбор, то обойдемся без бюджетных денег, - рассказывает Виктор.

В конце концов, чиновники согласились на ритуальный выбор родителей. Но позже выяснилось, что частная фирма, которая занималась похоронами девочки, получила денежную компенсацию из городского бюджета спустя три с лишним месяца. Это случилось лишь после того, как родители погибшего ребенка побывали на встрече с главой города и среди прочих вопросов рассказали Евгению Первышову про “должок”. Мэр удивился: он же давал распоряжение оплатить похороны и поминальный обед. В общем, ситуация выглядит так, как будто кто-то из клерков, мелких исполнителей попытался на гибели ребенка разжиться деньжатами.

О возмещении морального вреда

Ну и последнее. Об этом как-то неловко упоминать, потому что ребенка ничем не вернешь. И все же в юриспруденции есть понятие компенсации морального вреда.

- Есть статья № 151 Гражданского кодекса РФ, согласно которой пострадавшей стороне положено возмещение морального вреда, - говорит адвокат семьи Алехан Дадаев. - Причинителями этого вреда являются двое подозреваемых (далее, на суде они возможно станут обвиняемыми). Конкретная денежная стоимость морального вреда остается на усмотрение суда. Сохраняется право предъявить возмещение морального вреда в отношении администрации муниципального образования город Краснодар, потому что подозреваемые/обвиняемые являются сотрудниками администрации или ее подразделений. Но это уже после решения суда. В свою очередь у администрации есть право, не дожидаясь решения суда, выйти на потерпевших и добровольно предложить им возмещение морального вреда. Если мэрия этого не сделает добровольно, то суд обяжет ее сделать это.

Забыли или “забили”?

Как мы помним, в этой истории пострадала еще одна маленькая девочка - Катя (имя изменено). “Живая Кубань” связалась с Даниилом, ее отцом, и вот что он рассказал:
- У дочери был проломлен череп, ушиб головного мозга. На пол-лица - четыре диагноза. Неделю лечились в детской краевой больнице, потом дома. Сегодня, спустя девять месяцев, эмоционально с ней непонятно что творится: боится всего на свете. Не тревожится, а именно боится. И администрация города на нас “забила”: предложила бесплатного психолога. Позанимались три раза и на этом все. После того, как Следственный Комитет закончит разбирательство этого случая, я, конечно же, в гражданском порядке буду подавать ходатайство.

Вот такие дела. Пока, как мы видим, администрация Краснодара не спешит проявить порядочность и сострадание горю родителей.

В сентябре прошлого года эта история взбудоражила всю общественность, практически все краевые и городские СМИ рассказывали ее в деталях. Сейчас, спустя девять месяцев, она потихоньку покрывается тиной забвения. Но редакция ИА “Живая Кубань” продолжает держать руку на пульсе и следить за событиями этой трагической истории.

Ранее  «Живая Кубань» писала, что 9 сентября в детском саду №48 дерево упало на девочку во время прогулки.

Самые важные новости теперь в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь, чтобы не пропустить: https://ttttt.me/live_kuban