Меню сайта

Как применить краевой закон о защите нравственности?

Как применить краевой закон о защите нравственности?



Итак, свершилось. В Краснодарском крае скоро введут ответственность за пропаганду гомосексуализма и педофилии. В первом чтении соответствующий закон единогласно приняло региональное Законодательное собрание.

Аналогичная норма уже действует в Санкт-Петербурге. Но если в северной столице принятие акта осенью прошлого года и весной нынешнего сопровождалось достаточно длительной общественной дискуссией, то в Краснодаре публичного обсуждения не было: 19 июня губернатор Александр Ткачев на форуме общественного движения За веру, Кубань и Отечество сообщил, что вынесет на рассмотрение ЗСК Закон о защите нравственности несовершеннолетних, на следующий день депутаты единогласно инициативу главы администрации поддержали.

К слову, в Санкт-Петербурге единогласного за формально не было: в первом чтении один депутат высказался против, а один воздержался. Во время окончательного голосования большая часть оппозиционных депутатов отказалась нажимать на кнопки. Хотя, к примеру, лидер фракции КПРФ инициативу горячо поддержал.

Заявления отдельных политиков там были не менее громогласными, чем у нас. Так, депутат от ЛДПР высказала мнение о том, что закон является слишком мягким, и предложила ввести за пропаганду гомосексуализма пожизненное заключение. А в качестве примеров пропаганды она привела, в частности, размещение фразы Гей, славяне на первых полосах газет, наличие в городе учреждений с названием Радуга и изображение Петра I на фоне радуги - символа ЛГБТ-сообщества.

В Краснодаре тоже не скупились на эпитеты.

Эти мерзкие явления совершенно не принимаются населением края, поэтому данный закон необходимо принимать, - приводит слова спикера ЗСК Владимира Бекетова пресс-служба кубанского парламента.

Но мы все же поговорим не об этической оценке законопроекта. Обратимся к, возможно, более скучным вещам - к тому, как оно все будет работать.  

Технически закон, что в южной столице, что в северной, представляет собой поправки в административное законодательство: их субъекты Российской Федерации могут принимать на свое усмотрение. Конечно, если это не противоречит законодательству федеральному.

Итак, краевой законопроект пока (не будем забывать, что он может еще измениться) устанавливает ответственность за действия по целенаправленному распространению общедоступным способом информации, способной нанести вред здоровью, нравственному и духовному развитию несовершеннолетних, в том числе, способствующей формированию у них искаженных представлений о соответствии социальным нормам нетрадиционных половых (интимных) отношений (гомосексуализма), а также о возможности и соответствии социальным нормам половых отношений между совершеннолетними и несовершеннолетними (педофилии).

Первая часть этого предложения - прямая калька с закона петербургского. Санкции за правонарушение - от 5 тыс. до 1 млн рублей – тоже. Вторая часть, где, собственно, описываются запретные деяния, - местное изобретение.

И она гораздо стыдливее, чем в первоисточнике. Питерские депутаты не скрывают того, что они запрещают: их закон вводит две статьи - Публичные действия, направленные на пропаганду мужеложства, лесбиянства, бисексуализма, трансгендерности среди несовершеннолетних и Публичные действия, направленные на пропаганду педофилии.

Наши же законодатели как будто стесняются таких откровений. В итоге простор для трактовок оставляет пассаж в том числе: получается, что упомянутая пропаганда гомосексуализма и педофилии - лишь малая толика потенциально незаконных деяний.

Вообще, эта тяга к расширительности - давняя и весьма печальная особенность российского законодательства. Несмотря на декларируемый принцип Что не запрещено, то разрешено, российские законотворцы упорно идут по пути отсутствия в документах конкретики. И это даже не потому, что они хотят запретить вообще все. Скорее, это проявление бюрократической неряшливости и небрежности, низкой технической культуры законодательной деятельности. Когда речь идет о резонансных законах, подобные вещи только усиливаются: ведь акты нужно принимать быстро, на оттачивание формулировок времени нет.

Таким образом недавно поступили и депутаты Госдумы, установившие штрафы за нарушения на митингах. Закон получился настолько всеобъемлющим, что формально под его действие попадают все, волей судьбы оказавшиеся в местах массового скопления граждан – на свадьбе или похоронах, к примеру.

То же самое происходит и в нашем случае. Законопроект не берется определять, какое из деяний приносит вред развитию несовершеннолетних, он отдает это на откуп судье. А представление о правильном нравственном и духовном воспитании у каждого из нас в той или иной степени разное (хотя из текста исходит, что есть некие общие раз и навсегда установленные нормы). Стало быть, никакой объективности от процессов ждать не стоит. Судьи становятся не слугами закона, а проводниками собственной субъективной морали. Понятно, что законодатели думают, что все - в том числе и судьи - понимают, о чем идет речь. Но противники такого подхода могут запросто продемонстрировать его ущербность - например, завалив полицию заявлениями о том, что та или иная (любая!) информация нанесла вред здоровью и духовному развитию неких абстрактных несовершеннолетних.

В том же Петербурге (при несравнимо более отточенных формулировках) уже были подобные прецеденты. Первое наказание по статье было назначено судом в мае 2012 года за одиночный пикет. Пикетчик был оштрафован на 5 тыс. рублей за плакат с цитатой Фаины Раневской: Гомосексуализм - это не извращение. Извращение - это хоккей на траве и балет на льду.

Еще отметим пассаж о возможности половых отношений между совершеннолетними и несовершеннолетними. Вообще-то, физически такие отношения все же возможны, и никакой закон этой физической возможности, увы, не отменит. Во-вторых, вступать в интимные отношения у нас можно и до достижения совершеннолетия. Не будем, опять же, касаться вопросов морали, но законодательство устанавливает ответственность за половые сношения с не достигшими 16-летнего возраста, а совершеннолетие наступает в 18. Советское законодательство, которое депутаты ЗСК вряд ли обвинят в распущенности, вообще не указывало возраста вступления в половую жизнь, пользуясь формулировкой лицо, не достигшее половой зрелости.

Заметим, сексуальная связь с 16-17-летними педофилией не является, что бы ни гласил текст проекта. По всем академичным определениям педофилия - это страсть к детям допубертатного и раннепубертатного возраста. Депутаты то ли для большей эффектности, то ли из спешки воспользовались бытовым и, опять же, расширительным толкованием термина.  

Вообще же, даже гомосексуализм и иные сексуальные отклонения в России не запрещены. Стало быть, закон в его нынешнем виде криминализирует распространение сведений о заведомо некриминальных явлениях, что тоже создает поле для оспаривания в Конституционном суде.

Непонятно, как чисто технически применять закон по отношению, допустим, к телеканалам. Можно сходу назвать пару десятков фильмов, где геи не выставлены в критическом свете. И эти картины, порой, являются классикой кинематографа и достаточно часто транслируются. Местные власти будут предъявлять иски к федеральным каналам? При этом правонарушение в таком случае произойдет не на территории края, и, стало быть, не будет правонарушением? Или в крае будут вклиниваться в передачи и прерывать трансляции?

Да и не стрельба ли это из пушки по воробьям? Кто-нибудь может вспомнить хоть один гей-парад в Краснодаре? Бороться же с педофилами можно и нужно с помощью действующего уголовного закона. Если он не работает – это повод задуматься о качестве работы правоохранительной системы, а не причина для загромождения законодательства двусмысленными формулировками.

Иван БЕЛЕЦКИЙ, ИА Живая Кубань








Яндекс.Метрика