Меню сайта

Судьи из народа

Судьи из народа



При формировании скамьи присяжных заседателей я всегда их спрашиваю, смотрели кто-нибудь фильм Н. Михалкова 12. Многие полагают, что именно так и выглядит заседание присяжных. Подобных людей желательно исключать из числа кандидатов, так как эта, безусловно, талантливая художественная картина создает превратное представление о суде присяжных в России.


А.П. Майоров, судья Краснодарского краевого суда: – Я и мои коллеги, участвующие в сегодняшнем диалоге, рассматривали дела с судом присяжных.

Андрей Павлович, как давно в Краснодарском крае рассматриваются дела с участием суда присяжных, все ли российские регионы одновременно приступили к рассмотрению дел с участием судов присяжных?

А.П. Майоров: – В 1993 году был принят Закон Об основах судебной реформы, согласно которому в Российской Федерации появились суды присяжных. С 1 сентября этого же года они вводились сначала в тестовом режиме в 4 – 5 регионах Российской Федерации. В самый первый список Кубань не попала. Задержка была вызвана чисто организационными моментами. Нужно было дооборудовать залы и т. д. Однако уже через 3 месяца Краснодарский край попал в пилотный проект. Кстати, суды юга России оказались в авангарде, в список регионов, начавших рассматривать дела с участие судов присяжных, попали и Ставрополье, и Ростовская область. А вот республик Северного Кавказа среди них не было. И только в 2002 году, когда был принят в России новый Уголовный кодекс, опыт суда присяжных был распространен на всю страну. Последним из российских регионов, где появился суд присяжных заседателей, стала Чечня. Замечу, что внедрение института присяжных в некоторых регионах проходило не без трудностей. Особенно в Дагестане, в Кабардино-Балкарии. Часто возникали проблемы с формированием коллегии присяжных. Приходилось постоянно соблюдать паритет, например, между балкарцами и кабардинцами.


Есть судьи, которые специализируются именно на работе с присяжными заседателями?


А.П. Майоров: – Теоретически любой судья завтра может рассматривать дело с судом присяжных, если стороны этого захотят. Поэтому специальной группы судей, работающих с судами присяжных, нет. Хотя было бы неплохо, если бы специальные судьи занимались с судами присяжных. Дело это относительно новое, существует множество нюансов, которые необходимо знать судье, да и не у каждого судьи характер позволяет передоверить принятие решений непрофессиональным судьям.


Какие категории дел могут быть рассмотрены судом присяжных заседателей?


А.П. Майоров: – Во-первых, судами присяжных у нас в России рассматриваются лишь уголовные дела. В отличие от британской системы правосудия, где некоторые дела, например бракоразводные, дела о диффамации в печати, о корпоративном причинении вреда неопределенному кругу лиц, рассматриваются судом присяжных. У нас речь идет лишь о рассмотрении дел, подведомственных верховным судам республик, краевым судам, судам субъектов федерации. Это, например, квалифицированное убийство, ст. 105, похищение человека, повлекшее тяжкие последствия, изнасилование несовершеннолетних и т. д.

А коррупционные дела?

А.П. Майоров: – Да, подпадают. Ст. 290, ч 3, ч. 4 Получение взятки, еще Преступное сообщество, Бандитизм. Раньше присяжные могли рассматривать  преступления террористической направленности, но потом они были исключены из списка дел, которые может рассматривать суд присяжных.

С чем было связано исключение дел о терроризме из компетенции суда присяжных?

А.П. Майоров: – Представьте себе ситуацию, если теракт совершен в Москве. Где вы найдете в Москве присяжных, способных адекватно и беспристрастно рассмотреть это дело? Очевидно, существуют веские обстоятельства, которые способствовали сокращению списка дел, подведомственных суду присяжных. При этом речь не идет о том, что таким образом изживается сам институт присяжных заседателей. Скорее идет процесс совершенствования инструмента. Причем тенденция эта мировая. В той же Европе все чаще говорят о том, что дела гражданского характера следует все же оставить для профессионалов, оставив присяжным  только сложные уголовные дела.

Можете ли вы в процентном отношении сравнить, сколько дел рассматривается судами присяжных у нас в России и за рубежом?

А.П. Майоров: – В абсолютных цифрах бессмысленно сравнивать количество дел, рассмотренных в РФ и, скажем, в Новой Зеландии, где в год совершается два-три убийства на всю страну. Поэтому, если исходить из процентных соотношений, в России вообще получилось, что, когда ввели суд присяжных, кривая оправдательных приговоров резко пошла вверх. Был всплеск оправдательных приговоров, причем невзирая на очевидные доказательства виновности.


С чем связано столь значительное увеличение оправдательных приговоров?


А.П. Майоров: – Резкий рост увеличения оправдательных приговоров с введением суда присяжных заседателей происходил потому, что следствие плохо работало и прокуроры не были готовы и не умели доказывать обвинение в условиях состязательности. Это ведь не так, как обычно. Просто встал, зачитал обвинительное заключение, и больше ничего от представителя прокуратуры не требуется. Нужно сказать, что и сами судьи не были готовы работать в новых условиях. Дело доходило до того, что на начальной стадии  из дел, которые поступали в Краевой суд, около 90% поступали уже с ходатайством о рассмотрении их судом присяжных заседателей. Потом, конечно, ситуация стабилизировалась. Многие оправдательные приговоры были отменены, и маятник качнулся в обратную сторону.

Сильное влияние оказала и обстановка в стране на тот момент. Естественно, присяжные – такие же граждане страны, в которой мы все живем. Точно так же читают прессу, смотрят телевизор, и, естественно, настроение в обществе, которое было на тот момент вообще вокруг процесса правосудия, не могло не сказываться на них. Изначально мнение многих присяжных было негативным по отношению к следствию. Люди находились под властью стереотипа о том, что чуть ли не все показания милиция обязательно выбивает, сажает в клетку, бьет, выкручивает руки и т. д.

Сегодня настроения присяжных изменились?

А.П. Майоров: – На сегодняшний момент маятник пришел в равновесие, и практика, которая наработана за эти годы, говорит о том, что приговоры, которые выносят суды присяжных, достаточно стабильны, правосудны и разумны. Статистика отмены дел с участием суда присяжных  примерно такая же, как и у обычных дел.


Георгий Сергеевич, каков механизм отмены оправдательных приговоров, выносимых судом присяжных?

Г.С. Поддубный, судья Краснодарского краевого суда: – Отмена оправдательных приговоров, выносимых судом присяжных заседателей, происходит в кассационном порядке. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда рассматривает эти дела. Причем здесь существуют определенные рамки обжалования. Дело в том, что присяжные, вынося вердикт, разрешают три основных и, как правило, один дополнительный вопрос. Судья выносит приговор на основании вердикта присяжных. Суждение, которое принимают присяжные о доказанности события, доказанности участия подсудимого в совершении этого преступления и о виновности этого лица, фактически обжалованию не подлежат. Обжалуется лишь наказание, назначенное с учетом ответа на следующий, четвертый вопрос, который непосредственно влияет на назначение наказания: Заслуживает подсудимый снисхождения или нет? Вот насколько судья правильно учел мнение присяжных по этому вопросу – это и подлежит обжалованию. Также может быть обжалована процедура формирования коллегии присяжных заседателей, ее работа, если в ходе неё были нарушены требования уголовно-процессуального закона.

Игорь Николаевич, по каким вопросам чаще обжалуют вердикты присяжных, по процедуре или по назначению наказания?

И.Н. Галкин, судья Краснодарского краевого суда: – Именно процедурные вопросы оказались главной причиной многочисленных отмен решений присяжных заседателей на начальном этапе становления этого института. Наиболее часто ошибки допускались при отборе присяжных заседателей. При предоставлении доказательств, исключении доказательств и т. д.


Как выглядит процедура отбора присяжных заседателей?

А.П. Майоров: – Необходимо выбрать 12 человек присяжных заседателей и не менее двух запасных. Если мы видим, что на скамье подсудимых, например, преступное сообщество из 30 человек, то понимаем, что дело это может затянуться на год и более. Поэтому очевидно, что двух запасных присяжных мало. Закон не ограничивает максимальное их количество. Обычно по делам, которые не сильно затягиваются, 14 человек вполне достаточно. Если есть опасение, что процесс может затянуться, то уже нужно как минимум 4 человека запасных. Практика отбора присяжных заседателей говорит о том, что имеет значение сезонность. Летом начинаются дачи, огороды, отпуска, а зимой болезни. Согласно закону, начинать отбор заседателей необходимо, если явилось не менее 20 человек. На практике, если явилось менее 30, то даже и начинать не стоит, потому что в процессе формирования от них останется 5-6 человек. Простой пример: для того чтобы на отбор пришло не менее 30 человек, нужно направить не менее 300 повесток.

Г.С. Поддубный: – Когда начинается процесс, мы на предварительном слушании указываем, сколько необходимо вызвать человек, и компьютер их выбирает самостоятельно по спискам избирателей. Было и такое, что трижды назначали формирование группы присяжных. Начинали с приглашения повестками 200 человек, а закончили тем, что пригласили 600 человек. То есть, было отправлено 600 повесток, а реально пришло около 60 человек. Причем около 100 человек позвонили и как-то объяснили свое нежелание участвовать в суде присяжных, остальные даже не удосужились объяснить, почему они не хотят быть присяжными.

И.Н. Галкин: – Мы определяем количество людей, из которых будем определять скамью присяжных. Идут самоотводы. Какое-то количество отсеивается. Остается, например, человек 20. Затем вправе и сторона обвинения, и сторона защиты заявить оставшимся мотивированные и немотивированные отводы, по два человека каждая сторона. Таким образом, 8 человек они вправе отвести. При этом, если количество людей позволяет, мотивированных отводов может быть сколько угодно.

Помимо этого есть и законные критерии отбора, которые не позволяют стать присяжным заседателем определенной категории граждан. Например, тем, кто имеет малолетних детей, престарелых родителей, ранее судим, бывшим или настоящим работникам правоохранительных органов, судьям, руководящим работникам. К тому же мы сами смотрим по обстоятельствам. Как, например, можно делать присяжным заседателем врача детской больницы? Понятно, что он нужен на своем рабочем месте, потому что в больницах и так огромные очереди.

Что такое мотивированный отвод?

А.П. Майоров: – Например, когда среди кандидатов в присяжные имеется человек, родственник которого в настоящий момент отбывает наказание. Этот факт может стать поводом для мотивированного отвода кандидата в присяжные. И хотя закон прямо не запрещает такому человеку быть присяжным заседателем, всем понятно, что его позиция едва ли будет беспристрастной. Поэтому сторона обвинения, ссылаясь на данный факт, может потребовать исключить из числа присяжных заседателей этого человека.

Какими причинами кубанцы чаще всего мотивируют свое нежелание быть присяжным заседателями?

Г.С. Поддубный: – Мотивации разные. Например, верующие, которые считают, что только господь бог может судить, понимая не судите – да не судимы будете буквально. Хотя, насколько мне известно, ни одна религия не запрещает своим последователям принимать участие в светских мероприятиях подобного рода. Есть люди, которые говорят: Я не могу, потому что у меня состояние души не такое. В общем, ситуации разные.


Были ли случаи, когда приговор был отменен в связи с тем, что среди присяжных заседателей оказался человек, чье присутствие на скамье присяжных запрещено законом?


И.Н. Галкин: – Формируя скамью присяжных, мы не проводим спецпроверку присяжных заседателей на административные или на уголовные нарушения. И вот когда присяжные выносят вердикт, который не устраивает прокуратуру, то неожиданно выясняется, что кто-то из присяжных когда-то подвергался наказанию, например, за административное нарушение. Дорогу не там перешел. Формально это является нарушением, скрытым нарушением, и поэтому у нас были такие дела, которые именно по этим основаниям были отменены.

А.П. Майоров:
– На мой взгляд, в этой части  закон необходимо доработать. После того как опросили кандидата в присяжные заседатели нужно объявлять перерыв, для того чтобы стороны могли проверить информацию о предоставленных кандидатах. После проверки заявить мотивированный отвод, понимая, что в дальнейшем стороны теряют такое право. Представьте себе ситуацию, когда дело рассматривается год, после чего всплывает эта информация, приговор отменяют, и приходится начинать все сначала. Поправка в закон позволила бы заменить заседателя прямо по ходу процесса.


После того как скамья присяжных сформирована, начинаются выборы так называемого старшины. Как это происходит?


Г.С. Поддубный: – Присяжные сами выбирают его в совещательной комнате. Мы не знаем, как это происходит. Однако, по моим наблюдениям, чаще всего выбирают мужчин, активных и достаточно грамотных.


Присяжные должны быть обязательно жителями Краснодара?


И.Н. Галкин: – Не обязательно. Присяжные набираются по месту совершения преступления. Судьи краевого суда выезжают, например, в Новороссийск и там проводят заседания. Хотя есть случаи, когда мы смотрим, где удобнее провести слушания. Под словом удобнее я подразумеваю объективность и беспристрастность. Простой пример. Преступление произошло в Сочи. Это небольшой город, и там все друг друга знают. Если дело получило широкий общественный резонанс, то мнение относительно этого преступления у сочинцев уже сформировалось. Поэтому мы стараемся увести оттуда дело и слушать его в Краснодаре, добившись тем самым беспристрастности при вынесении вердикта. Хотя, конечно, это палка о двух концах, ведь зачастую свидетели, потерпевшие, другие участники процесса находятся там.

Как долго может длиться процесс с участием присяжных заседателей?

А.П. Майоров: – Самый длинный процесс в Краевом суде с участием присяжных заседателей длился год и девять месяцев.

Контактируют ли работники суда с присяжными заседателями вне процесса и вообще общаются ли судьи с присяжными заседателями?

А.П. Майоров: – Ну, конечно, мы говорим друг другу здравствуйте, если пересечемся, например, в столовой. Однако какое-либо общение присяжных заседателей вне рамок процесса, а уж тем более обсуждение деталей процесса исключены. Также и во время процесса: присяжные заседатели общаются между собой в специально отведенной для них совещательной комнате. Перед тем как присяжные заседатели идут в совещательную комнату для обсуждения, судья произносит напутственное слово. Он напоминает, в чем человек обвиняется, какие доказательства были представлены сторонами, и дальше мы разъясняем порядок исследования этих доказательств. Это напутственное слово ни в коем случае не должно проводить каких-то аналогий относительно дела, не должно возбуждать какие-то пристрастия к какой-либо из сторон или склонять их к определенному ответу. Главная задача судьи – разбудить людей, вызвать у них чувство ответственности за свое решение, сфокусировать присяжных на объективном и непредвзятом рассмотрении дела.

Закон как-то защищает присяжного заседателя?

А.П. Майоров: – Да, защищает. На период, когда человек становится присяжным заседателем, его статус приравнивается к статусу судьи.

Были ли попытки сторон как-то повлиять на решение присяжных заседателей, для того чтобы они вынесли нужный вердикт?

Г.С. Поддубный: – Последний раз у меня была такая ситуация. После того как  присяжные заседатели  вынесли вердикт, они обратились в милицию и прокуратуру с заявлением о том, что накануне вынесения вердикта, ночью к ним приезжали люди, которые представлялись работниками милиции и просили их. По этим заявлениям приводилась спецпроверка, уже после вынесения вердикта. К слову, все 12 присяжных заседателей единогласно вынесли вердикт виновен и не заслуживает снисхождения, несмотря на визиты ночных гостей.

В случае если кассационная инстанция находит какие-то нарушения и отменяет приговор, необходимо заново повторять процедуру, начиная с отбора присяжных?

Г.С. Поддубный: – Обычно кассационная инстанция указывает стадии, на которых допущено нарушение. Например, кассация находит ошибку в части назначения наказания. Тогда  дело рассматривается со стадии обсуждения вердикта. Если же кассационной     инстанцией установлено, что вердикт вынесен с нарушениями процессуальными, то тогда конечно дело начинается вновь со стадии формирования скамьи присяжных в ином составе. Иной председательствующий будет и другие присяжные. Все полностью заново.

Сколько получает за один день своей работы присяжный заседатель?

Г.С. Поддубный: – В среднем около 600 рублей. В целом, если дело длится долго, получается довольно большая сумма.

Бывали ли случаи, когда составы присяжных не могли определиться с вердиктом в силу каких-либо причин? Взрывались ли коллегии присяжных изнутри и по каким причинам это происходило?

А.П. Майоров: – Это выглядит несколько иначе. Присяжный заседатель, который почувствовал какой-то дискомфорт, просто не придет на следующее заседание, найдя уважительную причину, и эта группа просто рассыпается.

Г.С. Поддубный:
– Часто, когда дело доходит до того, что завтра утром присяжный заседатель должен будет зайти в совещательную комнату и принять решение, могут возникнуть проблемы. Поутру может оказаться, что половина под благовидным предлогом не явилась. Скамья распустилась сама собой.

Почему это происходит?

И.Н. Галкин: – Люди не боятся кого-то со стороны. Они боятся брать ответственность на себя.

Влияет ли на поведение людей в суде публикации по рассматриваемому делу в СМИ?


А.П.  Майоров: – При формировании скамьи присяжных заседателей я всегда их спрашиваю, смотрели кто-нибудь фильм Н. Михалкова 12. Многие полагают, что именно так и выглядит заседание присяжных. Подобных людей желательно исключать из числа кандидатов, так как эта, безусловно, талантливая художественная картина создает превратное представление о суде присяжных в России.

Нарисуйте портрет идеального присяжного заседателя.

А.П. Майоров: – Закон определяет, что каждый присяжный должен обладать здравым смыслом и жизненным опытом. Именно с этим связаны ограничения по возрасту. Таким образом, присяжным может стать гражданин в возрасте от 25 лет и до 70 лет. Здравый смысл нужен для того, чтобы человек мог делать выводы из определенных вещей, понимал логические связи и т. д. Необходима нравственность. Без совести присяжного быть не может. Именно поэтому и существует процедура формирования коллегии присяжных, когда не только судья, но и стороны задают кандидатам в присяжные разные вопросы, которые, на первый взгляд, отношения к делу не имеют. Например, муж убил жену особо жестоким способом. Помимо обязательных вопросов о судимости и т. д. стороны будут расспрашивать присяжных о том, кто женат, кто не женат, как они относятся к фразе муж в семье голова и т. д. То есть они задают массу вопросов, которые позволяют выяснить вообще отношение людей к жизни. И это очень важно, потому что стороны могут заявить не только мотивированный отвод. У них есть право и на немотивированный отвод. То есть они могут сказать, что им не нравится номер 12-й и номер 8-й. Закон обязывает нас вывести этого человека из коллегии присяжных. Поэтому все эти вещи выясняются и учитываются при формировании коллегии присяжных сторонами.

Насколько отличается работа адвоката в суде присяжных от работы в обычном суде?

А.П. Майоров: – Отличается, и очень сильно. Я вообще считаю, что в суде присяжных могут работать только профессионалы с большой буквы. Здесь нужно уметь убедить.

И.Н. Галкин: – Если судью убеждать ни в чем не надо, потому что у него на руках документы дела и, возможно, какое-то мнение сформировано, то присяжных нужно суметь убедить и разложить доказательства по полочкам. Попытаться систематизировать их, объяснить присяжным, где более емкое доказательство, где нет с точки зрения защиты. То же самое касается и представителей стороны обвинения. Ведь это надо уметь преподнести доказательство, заронить сомнение, а где-то и просто эмоционально выступить.

У нас в крае сформировался такой пул адвокатов, которые специализируются именно на работе с судами присяжных?

Г.С: Поддубный: – Да, безусловно, такие люди есть среди как адвокатов, так и прокурорских работников. Прежде всего это люди, которые умеют разговаривать. Это особенно важная черта, потому что у нас есть масса людей умных, грамотных, но… пишущих. А здесь нужно уметь убедить.

Готовы ли работники прокуратуры к ведению дел в подобных процессах?

Г.С. Поддубный: – В отличие от адвокатов, работники прокуратуры привыкли говорить профессиональным, сухим языком. Он понятен их коллегам, судье, адвокату, но непонятен присяжным. Поэтому им непросто перестроиться и начать говорить на обычном языке.

На ваш взгляд, оправдывают ли себя суды присяжных и стоит ли развивать дальше этот институт в России?

Г.С. Поддубный: – Безусловно. Мое личное мнение, что необходимо еще больше расширить перечень дел, которые могут рассматриваться судами присяжных.


Записал Егор ТАШМАТОВ, http://ngkub.ru/index.php?a=article&id=1471>Новая газета Кубани.








Яндекс.Метрика