Предложить новость

Истории с фронта: краснодарец Лев Никогда дошел до столицы Австрии

Судьба кубанского солдата

Истории с фронта: краснодарец Лев Никогда дошел до столицы Австрии

Судьба кубанского солдата.

Лев Федорович родился в 1924 году. Жил в Краснодаре на “Дубинке”. Учился в 10-летке - в школе № 43, что была на Таманской, напротив роддома. Потом в этом здании разместился госпиталь, и всех школьников из родной школы перевели учиться в школу № 35 - в третью смену.

Первый раз его призвали в декабре 1941 года, еще 17-летним школьником. Потом наши войска 10 декабря освободили Ростов, непосредственная угроза Краснодару миновала, и мальчишек распустили по домам. И уже закончив 10 классов, Лева Никогда был призван в армию в июле 1942-го - из Сталинского военкомата на “Дубинке”. Был направлен в 714-й полк 395-й дивизии. Дивизия именовалась “Шахтерская”, может быть, потому что формировалась в Шахтах. После формирования дивизия сразу же оказалась на туапсинском направлении.

- Мы держали оборону по горам, в районе Фанагорийки, на речках Пшиш и Шахе, в деревне Три Дуба, - рассказывает фронтовик. - Первый бой помню смутно. Я был простым солдатом, сидел в окопе с винтовкой. Немцы шли в наступление, и мы наступали. Дело было в лесу, были раненые... Потом сменили позицию... Потом были еще бои… В 43-ем под Туапсе меня зацепило, но несильно: в ногу сквозное...
Лев был ранен, но с поля боя не ушел, за что и получил первую медаль - “За отвагу”. Лечился он в Новомихайловке, в госпитале, который разместился в бывшем санатории им.Менделеева. Хороший госпиталь: было там и хорошее питание, и внимательный медперсонал. А еще госпиталь запомнился ему тем, что там получил он шинель, бывшую в употреблении. Видимо, прежний ее хозяин был ранен в ней или убит. Шинель прошла санобработку, пропарилась в так называемой “душегубке”, но новый ее владелец постоянно чувствовал еле заметный запах крови. И только позже, в десантном училище, он получил новую шинель.
После госпиталя был в Хосте, где его и отыскали “покупатели” из ВДВ. В десант из запасного полка отобрали немногих: порядка пятидесяти человек. В те времена (как, впрочем, и сейчас) десантники считались армейской элитой, “сталинскими соколами”. Шел январь 1943 года, в разгаре битва за Сталинград. Поэтому будущую десантуру окольным, кружным путем - через Закавказье и Каспийское море - отправили из Хосты в Подмосковье, в Нохабино: там располагались окружные курсы усовершенствования командного состава ВДВ. И если раньше это было училище, где готовили офицеров-десантников, то к 43-ему году учили и рядовой состав.

Через полгода учебы Никогда вышел сержантом-минометчиком с 26 учебными прыжками. Несколько - с самолета, но большинство - с аэростата. У каждого десантника по два парашюта: основной и запасной. Но у минометчиков вместо запасного парашюта - десятикилограммовый 50-миллиметровый (такой калибр был на вооружении только в ВДВ) миномет за спиной, да еще отдельно прицел в кармане. Служить его направили во Внуково, в 7-ую Гвардейскую воздушно-десантную бригаду. Вскоре отправились на фронт, но так получилось, что в боевых условиях с парашютом прыгать ему не пришлось.

Был момент войны в октябре или ноябре (сейчас ему трудно точно вспомнить) 1943 года, когда три бригады ВДВ должны были высадиться за Днепром и захватить плацдарм.

- Дали команду: «По самолетам!», - вспоминает ветеран, - но после скомандовали отбой. Оказалось, две бригады (3-я и 5-я), которые прыгнули перед нами, разлетелись почти на сто километров, потому что вместо высоты в две тысячи метров их выбросили с четырех. Ребята попали в «котел», многие были уничтожены, а остатки выходили к своим кто как мог.

Спустя время бригаду ВДВ переформировали в 351-й Гвардейский полк 6-й дивизии 37 армейского корпуса 9-й армии 3-го Украинского фронта, которым командовал Толбухин. Войну гвардии сержант, командир стрелкового отделения Лев Никогда прошел пешком по земле: Яссы, озеро Балатон, обошли Будапешт стороной (его взяли 13 февраля 1945-го), потом - Тата, Шопрон... А спустя месяц - 13 апреля 1945 года - взяли Вену. В боях за столицу Австрии Лев Федорович был тяжело ранен в правое бедро с повреждением бедренной артерии. Могли отнять ногу, да хирург попался рисковый: мол, отрезать всегда успею. Ногу сохранил, но больше полугода Никогда валялся в ...церкви: на первом этаже шли службы, а на втором располагался госпиталь.

Инвалидом войны 2-й группы из госпиталя вернулся домой, в разрушенный Краснодар, в декабре 1945-го. Никто его не встречал. Судьбу отца он не знал с 1937-го... А мама умерла в 1943-ем...
После войны работал строителем, с годами стал замом управляющего «Краснодаркурортстроя».

На парадном пиджаке нашего героя - медали “За Кавказ”, “За отвагу”, “За Вену”, “За боевые заслуги” и орден Отечественной войны I степени. Сегодня Льву Федоровичу Никогда 95 лет. Он бодр, в ясном уме и обязательно в честь День Победы выпьет бокал-другой шампанского.

В 1942-м, на фронте, Лев Никогда написал: “Если убьют, считайте меня коммунистом”. Но коммунистом - с членским билетом - стал только спустя 20 лет после того заявления.