Предложить новость

На Кубани отмечают День реабилитации казачества

"Живая Кубань" публикует актуальные фрагменты интервью уважаемого казаками атамана Владимира Громова, опубликованного в "Реальном времени". Итак, слово Владимиру Прокофьевичу

На Кубани отмечают День реабилитации казачества

"Живая Кубань" публикует актуальные фрагменты интервью уважаемого казаками атамана Владимира Громова, опубликованного в "Реальном времени". Итак, слово Владимиру Прокофьевичу.

О количестве и качестве

- Да, говорят, что казаков то семь, то девять, то двенадцать миллионов, но откуда этим миллионам взяться после тех репрессий, которые пережило казачество? Нет, казаков сейчас вообще не очень много. Их не может быть много, если люди только «работают» казаками, а те казачьи общества, которые есть, порой собрать невозможно.

О подмене целей и задач

- Понимаете, возрождение казачества мыслилось на несколько поколений, эту общность надо возрождать, прежде всего, через семью, через школу, через казачье общество. Но вскоре произошла подмена целей и задач. На первый план вышла форма, а не культура казака. Культура, содержание казачества уже никого не интересует.

О службе "казаками"

- Но чтобы создавать казачьи части или пограничные заставы, мы должны иметь контингент, соответствующий тем требованиям, которые нужны для того или иного рода войск. А нынешнее поколение казаков не готово к тому, чтобы сформировать такие казачьи отряды, полки или соединения. Да, можно назвать их казачьими, но там не будут служить казаки, потому что где-то они казаки, а где-то нет. Люди будут просто служить казаками, но не более. Поэтому выделение казачьих частей в системе той же погранслужбы — это уже очень сложно.

О казачьих чиновниках

- Я вам скажу так: сейчас чиновников, которые в России занимаются казачеством, больше, чем самих казаков! И каждый старается показать свою важность и незаменимость, а если это дает «эффект», то число казачьих чиновников и казачьих обществ растет еще больше.

Об обществах

- Разрастание обществ идет от того, что кто-то хочет занять какие-то государственные должности, показав, что за ним стоит много людей, на которых государству следует обратить внимание.

Об идее казачества

- Нет сейчас у казаков никакой идеи. У меня казаки часто спрашивают: «Батька, куда мы идем?», на что я им отвечаю: «Я никуда не иду, а вот куда вы идете, спросите у тех, кто вас ведет».

О разгоне митингов и стыде

- Большинство из нынешних казаков просто не нужны государству, а те, кто дружат с государством, в основе своей не казаки, а просто набранные люди. Я тут уже умолчу про созданную казачью партию — законы вообще запрещают создавать партии по национальному признаку.
Конечно, плохо, что какие-то люди в форме то тут, то там ходят по разным политическим акциям, плохо, когда казаков привлекают к разгону митингов нагайками. Я нагайку казакам носить запретил — с ними никто раньше не ходил, их брали, только когда садились на лошадей. А те, кто ходят с нагайками, это не казаки. Если же нагайки еще и применять к людям, то со временем на улицу будет стыдно выйти в той же казачьей форме. А ведь многие люди жили годами идеями казачества, а потом тратили силы и здоровье, чтобы возродить его.

О настоящих казаках

- На самом деле настоящих казаков, которые могут собраться, спеть, станцевать и при этом порассуждать — их очень мало. Сейчас это две стороны одной улицы.

О будущем казачества

- Да, сейчас мы имеем дискредитацию казачества, разочарование в нем. Но настоящее казачество все равно прорастет. Каким образом? Все силы казачьим семьям нужно бросить на детей и внуков — нужно, чтобы именно они знали культуру и традиции казаков, понимали, что они не в казачью школу ходят, а, прежде всего, что они сами казаки. И тогда все прорастет. Тут мне очень нравится китайская поговорка — «Нас кинули в землю и думали, что хоронят, а мы оказались семенами».

Прав атаман. Изменилось казачество. Кажется иногда, что и не казачество это. Кто бы, когда поверил, что наступят времена, когда казаки старухам дорогу в церкви преграждать будут? Переселяясь два с четвертью столетия назад на землю, дарованную Екатериной, они, прежде всего, начинали со строительства  храмов. И всегда не на жизнь, а на смерть стояли за веру Православную. Она давала им стойкость и мужество. Бог и молитва сопровождала казака всю жизнь: от рождения до смерти. В поле выйти – крестился, воды испить – крестился, басурманам отпор дать – крестился. И самым большим наказанием для казаков было отлучение от Церкви. 

Теперь казаков на службу другого рода поставили - людей в храмы не пускать. Эх…..

Ранее «Живая Кубань» писала о том, что в крае власть формирует новое сословие – господ казаков. 

Самые важные новости теперь в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь, чтобы не пропустить: https://ttttt.me/live_kuban