Предложить новость

«Жемчужина» Апшеронского района задыхается под отходами человеческой жизнедеятельности

Мезмай утопает в мусоре и нечистотах

«Жемчужина» Апшеронского района задыхается под отходами человеческой жизнедеятельности

Мезмай утопает в мусоре и нечистотах.

Спроси любого, знакомого с этим местом – чем привлекателен Мезмай? – и, скорей всего, поставишь человека в тупик. Потому что каких-то особых достопримечательностей – кроме остатков узкоколейной железной дороги и музея кузнечного дела - в самом поселке нет. Пещеры, ущелья и водопады – это все в окрестностях, близких или отдаленных, но требуется время, чтобы добраться туда.

Слава и ценность самого Мезмая – в его оторванности от цивилизации, в «киношной» красоте окрестных гор, в чистоте вод и воздуха. Девственная нетронутость природы было главным, что манило сюда туристов и переселенцев. Но все эти достоинства мы упоминаем в прошедшем времени.

Репутация экологического рая сыграла злую шутку с этим местом. Мезмай оказался совершенно не готов к туристическому обожанию. Гостиницы и гостевые дома в последние пятнадцать лет возникали в поселке, как грибы после дождя. А парковок для автотранспорта, приличных общепитовских заведений, контейнеров для сбора мусора и отдельно стоящих строений с двумя нолями на дверях как не было, так и нет.  

- Приезжает неимоверное количество гостей, которые …везде сорят. В окрестностях есть ряд удивительных по красоте мест. Например, «Орлиная полка». Но местные (жители) туда не ходят: место «освоено» приезжими, там просто воняет испражнениями, - рассказала нам местная жительница Елена Синельникова. - На весь поселок – три мусорные площадки. Они не огорожены, контейнеры не закрываются крышками. Коровы там пасутся и дохнут, потому что жрут полиэтиленовые пакеты. Хорошее молоко уже невозможно купить. Сейчас в поселке 35 градусов жары, мусор воняет. Мы просто «утопаем» в грязи и в мусоре!

85c21631-e156-4750-be62-c2f816b9bef6.jpg

Фото: Живая Кубань

По оценкам нашей собеседницы, каждые выходные на дороге, ведущей к «Орлиной полке» паркуется порядка восьмидесяти машин. У «Шестиметровки» (место, где у мелкой реки есть «бассейн» с глубиной 6 метров: там удобно купаться) - в среднем машин тридцать! Две-три туристических группы приходят из Гуамки и столько же спускаются из Гузерипля. Отели Мезмая одновременно могут принять порядка тысячи гостей. И вся эта людская масса «облегчается» от съеденного и выпитого в ближайшем лесу, а иногда – прямо на улице. Потому что, по словам Синельниковой, общественных туалетов в поселке нет совсем. Точнее их два брошенных: около клуба и около «Костиного» (по имени владельца) магазина. Но за ними никто не следит, не чистит, а потому этими заведениями брезгуют даже те, кто чувствует нужду нестерпимую.  

- И в довершение картины: наш поселок без уличного освещения. Фонари есть, но без ламп. Вечерами ходим с фонариками. Свет есть только на одной улице в поселке, где живет какой-то начальник из «Энергосбыта», - завершает рассказ Елена Синельникова.

Картина получилась столь мрачной, что мы, было, усомнились – да так ли оно все на самом деле?

- Врать не буду: мусор вывозится. Но редко: раньше это случалось раз в неделю. Сейчас – наверное, раз в две-три недели. Площадки под мусорные контейнеры лишены ограждений, не забетонированы. Это значит, что жидкие фракции уходят в почву, а потом в речки – Мезмай и Курджипс. Мусорные баки лишены крышек, поэтому мусор растаскивают коровы и собаки по всему поселку, - подтвердила картинку еще одна жительница поселка Лилия М. - Уличное освещение есть только рядом с домами, где живут обеспеченные люди.

Спрашиваю у Лилии, а в лесу чисто, убирает ли его кто-нибудь? Оказалось да, убирают - местные жители, но не старожилы, а те, кто переселился в Мезмай в последние годы: люди через социальные сети списываются и порой выходят наводить чистоту – с мешками и перчатками.

Причем обе женщины охотно прислали по WhatsApp в редакцию «Живой Кубани» фотографии, иллюстрирующие антропогенное влияние на Мезмай.

Тут – по внутренней логике статьи – стоило бы воскликнуть: «А подать сюда Ляпкина-Тяпкина!». Но критиковать главу администрации Мезмайского сельского поселения Алексея Николаева, как оказалось, не за что: по отзывам наших собеседниц, «крутится» Алексей Сергеевич не покладая рук. То тротуарчик новый появится недалеко от школы, то дорожку заасфальтируют к медпункту. А недавно, буквально неделю тому назад, починили мосты – и через Мезмай, и через Курджипс. А мост через Мезмай – он большой, «серьезный»: в свое время по нему ходили железнодорожные составы и вывозили лес. И починка моста, скорей всего, обошлась не в "копеечку". Вся эта не слишком заметная деятельность происходит при том, что денег на благоустройство поселка у главы сельского поселения скорей всего негусто. Среди владельцев отелей и гостевых домов Мезмая местных жителей практически нет - эти люди прописаны в Москве и Питере, в Ростове и в Краснодаре… Там, по месту прописки и налоги платят (если платят). Получается, что главная отрасль Мезмая в его бюджет ничего не приносит.

- Подтверждаю, для нашего поселка проблема туалетов и мусорных площадок, пожалуй, самая актуальная, - рассказала Ольга Скворцова, вместе с мужем организующая традиционный ежегодный фестиваль «Кузнечное дело Кубани», методист расположенной в Мезмае детской школы традиционных ремесел Кубани. - Наша школа традиционных ремесел находится в центре поселка, у туалета на ее территории три секции: для детей, для педагогов и для обслуживающего персонала. Все секции - на замках, поскольку нам не нужно, чтобы туда ходили непрошеные «гости». Но зачастую бывает так: люди видят наше «заведение», бегут к нему, видят замки и… не меняют планы. Начинаешь урезонивать, а в ответ: «Я – женщина, с детьми. Куда я пойду?!» И про мусорные площадки - правда. Одна из них расположена недалеко от нашей школы. Баки не огорожены и без крышек, площадка не забетонирована. Сильный ветер разметает мусор по поселку, по нашей территории, поэтому часто приходится убирать этот мусор самим. 

Фестиваль «Кузнечное дело Кубани» стал очень популярен, и в последние годы в Мезмай на него приезжают по тысяче и более гостей. Было любопытно, как организаторы фестиваля решают пресловутые проблемы общественного туалета и утилизации мусора. По словам Ольги Юрьевны, эти проблемы решаемы. Участники конкурсов кузнецов и мастер-классов – это обычно 150-200 человек, которые квартируют на подворье Скворцовых. Там шесть туалетов и огромная кухня, позволяющая готовить на несколько десятков человек, где есть все необходимое: баки, контейнеры, кастрюли. А гости открытой части фестиваля заселяют палаточный городок - на поляне невдалеке. Для них открыт временный доступ в туалеты детской школы традиционных ремесел. Плюс – два-три временных туалета, которые волонтеры заранее оборудуют невдалеке от палаточного городка, и которые по окончании фестиваля дезинфицируются, засыпаются грунтом и укрываются дерном. 

В общем, как говорилось в фильме «Пятый элемент»: хочешь сделать хорошо – сделай сам!    

А еще Скворцова поделилась любопытным наблюдением. Сейчас, после двухмесячного «ковидовского» карантина, природа вокруг Мезмая заметно очистилась, мусора в лесу меньше: все потому, что приезжих в эти два месяца не было.  

Что же касается мусорных и туалетных проблем Мезмая, то поселку явно нужна помощь …Апшеронска. Не столь финансовая, сколько организационная. Те, кто бывал по соседству - в Нижегородской и Гуамском ущелье - подтвердят: как здорово, как удобно для туристов все там сделано. В том числе "удобства". Так почему бы этот опыт не перенести на 9 километров - в Мезмай?!

Ранее «Живая Кубань» писала о том, что свалки Краснодара продолжают расти, а в Прикубанском округе города расплодились грызуны.

Самые важные новости теперь в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь, чтобы не пропустить: https://ttttt.me/live_kuban