Меню сайта

Дело врачей по-кубански

По данным депутатов ЗСК в крае не хватает восемь тысяч врачей и 15 тысяч медсестер. Ситуация напоминает анекдот про построение социализма в пустыне Сахара, когда через три месяца после начала начались перебои с песком.

А ведь у  нас действует очень неплохая медакадемия. Кроме того, наши природные красоты и климат в прежние времена привлекали к нам врачей, они стояли в очереди на трудоустройство. Красоты и климат никуда не делись. Более того, дополнились современной цивилизацией. Вроде бы поток медиков должен только увеличиваться, а он скудеет, врачи уходят из края.  

Теряем светил

Приведем наиболее громкие фамилии.
Владимир Оноприев – экс-директор Российского Центра функциональной хирургической гастроэнтерологии, профессор, академик Российской Академии Естествознания, разработавший собственную школу, человек, имя которого известно далеко за пределами страны, сегодня вынужден применять свои знания и талант в должности заведующего кафедрой в медицинской академии.

Фигура хирурга Янкина без преувеличения имела союзное значение. Андрей Владимирович выполнял сложные и успешные операции. В краевом онкодиспансере А.Янкин был заведующим хирургическим отделением,  сегодня продолжает свою деятельность, но уже не в Краснодарском крае, а в Адыгее.

Валерий Мавроди осуществлял свою деятельность в должности заведующего маммологическим отделением краевого онкодиспансера, доцент курса онкологии КГМА. Теперь профессиональная деятельность Валерия Михайловича сужена до работы в частной клинике Краснодара.

Бывший ректор медакадемии Борис Ермошенко сегодня довольствуется местом заведующей кафедрой онкологии при медицинской академии.

Главный врач краевого онкологического диспансера Юрий Дудик, успешно руководивший этим медучреждением в течение 9 лет, с 1997 по 2006 год, вообще ушел из медицины.

Игоря Ханкоева и вовсе выдворили с руководящей должности за 6 месяцев до пенсии.

Кадровая чехарда приобрела жуткие масштабы в онкодиспансере. Это видно уже по упомянутым фамилиям. В конце 2006 года произошло объединение городского и краевого диспансера. За эти три года здесь сменили трех главврачей (сегодня работает четвертый), четырех заместителей главного врача по хирургии, столько же замов по медицинской части, 16 заведующих отделениями. Среди них упомянутые Янкин и Мавроди, а также Рожнов, Арзуманян, Хлевная, Овсяницкий, Горбунова, Миташок.

Такая текучка кадров наводит на мысль. Личное ли это решение докторов или давление сверху? Многие после ухода соглашаются на должности гораздо менее привлекательные. Другие и вовсе уезжают из края из-за невозможности устроиться здесь.

- Вообще, устроиться на работу после таких увольнений бывает очень затруднительно, - говорят сами врачи, - как будто действует негласная договоренность не брать.

Но самое страшное, что эти уходы влекут за собой смену идеологии, лечебного курса и методов лечения. За эту чехарду мы заплатили жизнями пациентов, и будем платить в будущем. В таком режиме эффективно работать не может ни одно учреждение, тем более медицинский центр.

Похоже, что основная мысль, которую пропагандирует власть -  главный врач должен быть хорошим менеджером, и совершенно необязательно, чтобы он был специалистом. В результате из четырех последних главврачей онкологического диспансера один по образованию рентгенолог, а нынешний,  нет, не основоположник научного направления в онкологии, а врач УЗИ Маргарита Казанцева. Да, да, та самая, о которой вы сразу подумали.

О том, что во главу угла ставят вовсе не специализированные знания, а нечто иное, говорит и то, что бывшая начальница управления здравоохранением Краснодара Татьяна Охтина, кардиолог по образованию, вдруг стала главврачом не кардиоцентра, а городской психиатрической больницы.

Почему теряем?

Сотнями и тысячами теряем мы врачей, пусть и не столь знаменитых и известных, как вышеназванные, но опытных, уважаемых пациентами. Уходят в массажисты, косметологи, предприниматели. Куда угодно. И дело не только в том, что доходы врача не велики - они никогда не были гигантскими. Людей гонит отношение. Вместо улучшений условий труда, повышения его оплаты, идет открытая травля в профессии, сродни той, которая шла в начале 50-х годов под названием «Дело врачей». Вместо систематического контроля и помощи медучреждениям в организации лечебного процесса, проводятся рейды. Собирают врачей по тревоге и, не говоря, куда везут, требуют: «накопайте побольше недостатков». Привозят в лечебное заведение, и проверяющие, и проверяемые не могут смотреть в глаза друг другу. Но что поделать, есть команда.

- Мы что урки какие-нибудь, у которых в камере администрация тюрьмы проводит внезапный шмон? - возмущаются медики.

Создайте сначала нормальные условия труда и зарплату подтяните хотя бы до чиновничьей. Врачей клеймят в прессе, как самых главных взяточников. И, конечно же, со слов кристально чистых милиционеров и чиновников. Винят в халатности и безразличии к людям. Вспомним хотя бы так называемое дело Сони Куливец. Не выдержавший травли в камере покончил с собой опытный и уважаемый врач. Кстати, многие медики до сих пор, не смотря на решение суда и экспертизы, уверены, что коллеги в данном случае не виноваты. Мы не вправе быть здесь арбитрами. Но ведь преступниками их назвали с  самых высоких трибун и еще до всяких разбирательств и экспертиз. И это стойкая тенденция.

Элита и рабы

Разгоняя собственных специалистов, либо создавая им условия, при которых они сами работать не могут и не хотят, власть с помпой приглашает варягов, не стесняясь раздавать им квартиры и баснословные зарплаты. Это тоже создает мощное напряжение во врачебном сообществе. Да и сама стратегия развития здравоохранения вызывает у него серьезные возражения, которые впрочем, никто не удосуживается выслушать. Вбухиваются миллиарды рублей в показушные объекты «медицины мирового уровня» с вертолетной площадкой. Но почему-то, когда прижмет, не только чиновники, но и главврачи этих всемирно известных медицинских центров ездят лечиться за границу. То есть на счет мирового уровня есть серьезные вопросы. Ведь за границей все лечебные учреждения находятся на приблизительно одинаковом уровне, а у нас-то общее состояние медицины все еще на уровне 70-х годов. И вот кого-то (можно догадаться, кого именно) привезут на вертолете и спасут жизнь, но ценой сотен и тысяч других жизней. Жизней тех, кому нет возможности поставить правильный диагноз.

Нас не первый год кормят обещаниями построить современный онкоцентр. Но кто там будет работать на суперсовременной технике после устроенного погрома?   Опять начнем закупать легионеров? Однако не исключено, что в новый центр так и будут поступать пациенты по поздно установленным диагнозам, которым уже никакая суперсовременная техника и никакие суперпрофессионалы помочь не смогут ни у нас в стране, ни за рубежом. Так не лучше ли начать с этого?

Кто виноват?

Кризис сильно обострил застарелые болезни. В районных поликлиниках у врачей снимают надбавки. Все надбавки к далеко нежирным зарплатам. Не хватает самых необходимых лекарств, даже анальгина. При этом разглагольствования о новых центрах «мирового уровня» звучат все громче и громче. Конечно же, заглушая жалобы и врачей, и пациентов. При этом ни в чем нельзя упрекнуть краевой департамент здравоохранения - и прежние, и нынешние его руководители большие умницы и профессионалы. Ценой их усилий удается как-то балансировать ситуацию. Но музыку заказывают не они. Не они определяют кадровую политику, да и всю стратегию здравоохранения на Кубани. Здесь царят волюнтаризм, вкусовщина, ущемленные амбиции типа «а почему ты меня не уважаешь?». Многие медики прямо говорили нам, что бал правит какой-то сексуально-криминальный дуэт, не считаясь ни с кем и ни с чем. Так ли это? Мы постараемся разобраться с вашей помощью, дорогие читатели!


Андрей ШАРОВ, газета Труд-7 Кубань
Печатается по согласованию с редакцией издания








Яндекс.Метрика