Меню сайта

Приходится не сладко

Приходится не сладко



Сахарную отрасль Краснодарского края уже лет десять откровенно лихорадит. Сладкий кубанский пирог - а в регионе производят почти четверть российского сахара - стал предметом жестких разборок. Его передел сопровождается многомиллиардным воровством, уголовными делами и суровыми приговорами.

Как сообщали СМИ, директор Краснодарского филиала Россельхозбанка Николай Дьяченко был обвинен в том, что в соучастии с первым заместителем директора банка Ириной Елисеевой, а также учредителем и председателем совета директоров ООО АПК Маяк Андреем Богдановым с июня 2008 года по август 2010-го незаконно выдал предприятиям и фирмам-однодневкам, не осуществлявшим реальную коммерческую деятельность, денежные кредиты на сумму 2 214 600 198 рублей. А газета Коммерсант привела такой факт: займы, выданные формально не связанным с Маяком фирмам, шли на погашение ранее выданных долгов агрохолдинга. Для получения кредитов использовались подставные лица и компании. Например, фирме-однодневке, которой руководил человек, работавший в Маяке сантехником, был выдан кредит на сумму около 300 млн рублей. При этом, по данным обвинения, часть заемных средств обналичивалась руководством Маяка, а затем расходовалась Андреем Богдановым и Николаем Дьяченко на собственные нужды. В 2011 году директор Краснодарского филиала Россельхозбанка Николай Дьяченко и Андрей Богданов были осуждены.

Вообще говоря, сахарные заводы края не обновлялись около 40 лет, с начала 80-х годов прошлого столетия. Дряхлеющая отрасль год за годом сдает свои позиции и становится лишь предметом разборок конкурирующих холдингов.

Вот об одном таком обострившемся экономическом противоречии между компаниями расскажем в этой статье. Но предварительно дадим некую справку о рейдерстве, получившем столь широкое распространение в современной России.

Рейдерство (от англ. raid - набег или raider - налетчик) - недружественное (в России обычно силовое) поглощение предприятия против воли его собственников, имеющих преимущественное положение на данном предприятии, или его руководителя. Захват бизнеса в таком случае называют рейдерским захватом.

Сейчас существуют сайты и даже отдельные фирмы, специализирующиеся на рейдерстве, безбоязненно описывающие не только схемы отъема бизнеса, но и предоставляющие прейскурант.

В нашей истории действуют две противоборствующие бизнес-структуры, бьющиеся за сахарные заводы Кубани: концерн Покровский из Ростова-на-Дону и Кубанский сахар, возглавляемый Олегом Санзяповым. Вдаваться в историю, кто и как организовал свой бизнес, не станем, заметим лишь, что у истоков Покровского стояли бывшие чиновники аппарата ЮФО. Как это часто у нас случается, высокопоставленный чиновник вдруг становится успешным и очень состоятельным дельцом. А навыки административной работы ему отлично помогают продвигать свой бизнес и вести (и заводить) дела против конкурентов.

Так вот, после нашумевших уголовных дел с миллиардными хищениями и громкими приговорами практически все сахарные заводы края оказались на грани банкротства, а коллективы - без работы и зарплаты. Свекловоды - без сбыта выращенных корнеплодов. А главы некоторых районов перестали спать по ночам: народ выходил на митинги, требуя работы и социальных гарантий, местечковые оппозиционеры упоенно подогревали страсти, преследуя свои цели - дорваться до власти. Из опустевших цехов исчезало оборудование и материалы. В ситуацию пришлось вмешаться губернатору Кубани и лично заняться подбором инвестора.

Таким и оказался Олег Санзяпов, решивший вложить в отрасль более миллиарда рублей. В обмен на поддержку властей. Инвестиции Санзяпова сделали свое дело: заводы стали оживать, зарплата выплачивалась регулярно, объемы переработки выросли, фермеры возобновили договоры поставки свеклы.

В 2013 году планировалось увеличить переработку сахарной свеклы: на динском заводе - до 240 тыс. т, гулькевичском - до 340 тыс. т, лабинском - до 220 тыс. т. Ни на одном из этих подконтрольных Кубанскому сахару заводов не было задолженности ни по зарплате, ни перед хозяйствами-поставщиками сырья. Это крупные сельхозпредприятия в районах - в каждом от 500 до 700 работников. Посчитайте, сколько семей были обеспечены!

Захват чужого бизнеса в большинстве случаев несет беды владельцам предприятий. Но зачастую его жертвами или даже заложниками становятся простые работники.

Все рухнуло в результате конкурентной борьбы двух бизнес-структур. Обвал произошел такой, что сейчас каждое предприятие на грани остановки, и они вот-вот будут объявлены банкротами.

Как это делается? Обратимся опять-таки к рейдерской инструкции. Рейдерами могут быть отраслевые холдинги, стремящиеся к устранению конкурентов в своей сфере путем их поглощения. Типичные действия рейдеров по захвату предприятия связаны с уязвимыми в правовом отношении элементами функционирования, в том числе имевшими место налоговыми и экономическими правонарушениями в процессе хозяйственной деятельности.

Завидев успешно развивающийся бизнес, Покровские покупают часть акций подконтрольного Кубанскому сахару Каневсксахара. Став акционерами, они получают доступ к документам, усматривают нарушения и... Во все инстанции пошли заявления о возбуждении уголовных дел.

В конце 2012 года снимают директора Каневсксахара Павла Игнатенко, и против него возбуждается уголовное дело. Справедливости ради следует сказать, что Ленинский районный суд города Краснодара признал возбуждение дела незаконным и отменил его: У следователя отсутствовали доказательства наличия существенного вреда от действий Игнатенко П. Н., что свидетельствует об отсутствии законного основания для возбуждения уголовного дела.

И хотя с декабря 2012 года Игнатенко уже лишился должности руководителя Каневсксахара, и ничего нового следствием в его отношении добыто не было, все же в августе 2013-го бывший директор оказался за решеткой. Как? Да очень просто! Компетентные органы извлекли урок, преподнесенный им Ленинским райсудом, и тот же самый следователь был откомандирован из Западного округа Краснодара в краевое следственное управление. Статья осталась прежней, а вот подсудность изменилась на Октябрьский райсуд. Как писали в одной федеральной газете: другой суд - другое решение.

Как правило, во время захватов парализуется всякая коммерческая и производственная деятельность объекта атаки. Существует юридическая практика, когда при возбуждении дел или судебных разбирательств на счета и иную хозяйственную деятельность предприятия накладывается арест. Что и было сделано в отношении Кубанского сахара в ходе следствия.

Деятельность всех сахзаводов была парализована. Наглухо! Сухогруз, прибывший с сахаром-сырцом в Новороссийск, остался неразгруженным. Пришлось платить неустойки за простой, штрафы за просрочку, остановились цеха, опустели склады и замер транспорт. А в это время шли баталии в арбитражных судах. Даже если Кубанский сахар выигрывал дело в краевом суде, противники подавали апелляцию в вышестоящий, и снова месяц-другой шли простои до даты нового рассмотрения.

Обыски в офисах и на дому, допросы и предупреждения родным и близким сотрудников Кубанского сахара, брожения и слухи в коллективах. Нередко захваты кончаются банкротством компаний.

От бизнесменов отвернулись кредиторы - даже крупные банки не стали рисковать и финансировать производство, пока идут уголовные дела. Бизнес стремительно разорялся и неумолимо скатывался в долговую яму. Банкротство стало неотвратимым. Как результат - посевные площади свеклы на Кубани в 2013 году с 193 тыс. га, по некоторым экспертным оценкам, снизились на треть - до 110 тыс.

Покровские оказались явно сильнее Кубанского сахара. Может быть, не в умении организовать предпринимательское дело, не в подъеме сахарной отрасли с колен, но уж точно в умении поставить конкурента на колени. Как тут не вспомнить народную пословицу: Паны дерутся, а у холопов чубы трещат. Такие славные коллективы пострадали, остались без работы и средств к существованию.

Руководство Кубанского сахара не бросило попавшего в беду Павла Игнатенко, в суды направлялись сильные адвокаты, некоторых выписывали из Москвы. Бесполезно, мера пресечения оставалась прежней - содержание под стражей. И только после активных выступлений в печати суд внимательнее присмотрелся к расследуемому делу - 13 февраля 2014 года апелляционная инстанция Краснодарского краевого суда изменила меру пресечения Игнатенко на домашний арест.

Стоит привести цитату из письма на волю Павла Игнатенко (орфография сохранена): Возбужденное уголовное дело против меня и последующий мой арест считаю изощренным давлением на меня и мою семью с целью выбивания необходимых следствию признательных показаний для дальнейшего давления на конкурентов агроконцерна Покровский.

В делах, подобных этому, финал предсказать трудно, и далеко не всегда он бывает закономерным. Но один результат налицо уже сейчас: пострадала целая отрасль, сотни людей потеряли стабильный заработок и уверенность в завтрашнем дне. Почему же их интересы не учитываются при рассмотрении вот таких споров хозяйствующих субъектов?

Владимир Щербаков, http://www.rg.ru/>Российская газета









Яндекс.Метрика