Меню сайта

Взрослые выводы из детского конфликта

Взрослые выводы из детского конфликта



Как нам обустроить Чечню? Агентство политических новостей задало вопрос о ситуации, сложившейся в последнюю неделю вокруг выходцев из Чечни российским и зарубежным экспертам. Ниже приводятся их ответы.

Юрий Шевцов, политолог (Минск):

Ситуация пока видится примерно так:

Если все сказанное в СМИ примерно верно, тогда всем в России надо сильно задуматься о положении, так сказать, в кавказском вопросе:

1. Русские не отступили. Вступились за явно очень простую девочку и устроили на много часов погром и осаду чеченцев, чеченскую сборную по борьбе включая, столкновение было со вполне серьезно подготовленным противником. Это даже не Кондопога. Это - реально серьезнее. В Кондопоге чеченцев была капля в море. Здесь - сотни вполне боеспособных молодых парней.

2. Милиция и другие местные органы власти не стали мешать местным жителям громить чеченцев. Привычные коррупционные схемы, как минимум в этом случае, не сработали. Возможно, в этой части Северного Кавказа накопилась критическая масса русских, отслуживших в Чечне, для которых эти схемы по отношению к чеченцам уже невозможны. Отторжение чеченцев проходит через все социальные слои нечеченского населения в этом регионе и сплачивает людей воедино в ходе чисто кавказской, азиатской реакции по отношению к чужеродному этносу.

3. Не является ли столь высокая солидарность местных жителей против чеченцев следствием массового переселения в Краснодарский край армян и других кавказских народов? Если да, тогда Краснодарский край - это сейчас реально Кавказ, а не южная Россия и взорваться по обычному кавказскому варианту теперь может еще и он, не только северокавказские горные республики.

4. Власть в РФ слаба даже в прифронтовой зоне, даже в зоне будущей Олимпиады.

5. Если дойдет до третьей Чеченской войны, она будет для чеченцев более кровавой, чем обе предыдущие. Русские уже не те, что в 90-х. Но и Москве удержать контроль над Кавказом и Прикавказьем в случае новой войны будет гораздо сложнее, чем в 90-х - начале нулевых. Этот социум в случае новой войны, разгромив Чечню, не факт, что будет терпеть многие исходящие долгие годы из Москвы реалии.

На Кавказе - полномасштабно зреет новый кризис. Это не просто обычная кавказская летняя напряженность. В Дагестане официально создается ополчение, т.е. ситуация перешла в стадию гражданской войны. В Ингушетии-КБР и т.д. - на грани того же.

Александр Коган, политолог (Израиль):

Ситуация, сложившаяся в России с поведением представителей определенной группы населения, с моей точки зрения, не имеет ничего общего с проблемой пребывания жителей Чечни на территории Российской Федерации и статуса самой Чечни в составе России. Речь идет о сфере деятельности правоохранительных органов, не более. Может мое видение, как израильтянина, немного неверно, но если населению какого-либо неблагополучного района какого-то города позволить пару поколений беспредельничать, то результат будет очень похожим вне зависимости от того, кто в этом районе проживает с этнической точки зрения.

Да, естественно нельзя оставлять в стороне вопрос ментальности и религиозной принадлежности публики, но и белокожие представители христианских конфессий радостно резали друг друга пару сот лет назад в Нью-Йорке, идя стенкой на стенку, как это отображено в известном фильме с незабвенным Леонардо Ди Каприо.

Излишне выпячиваемая и не сдерживаемая ментальность и религиозная принадлежность группы населения не лечатся отделением регионов и изменением статуса определенных территорий. Она лечится в самых ее тяжелых и массовых проявлениях, простите за негуманность, резинко-дубинками – демократизаторами, слезоточивым газом и пластиковыми пулями.

Так это изредка делается в Израиле, опасающемся перенимать опыт Старшего брата – США. Да, я имею ввиду периодические разгоны определенной группы населения в Лос-Анжелесе и других городах страны победившей демократии.

Но я не возьмусь комментировать американскую ситуацию. Приведу пример израильской. В 2000 году с началом второй интифады в палестинской автономии арабское население Израиля, обладающее всеми гражданскими правами, но минимально (если вообще) выполняющее обязанности, решило поддержать братьев по вере, организовано начав погромы, перекрыв ряд шоссе на севере страны, пытаясь взять заложников, круша и сжигая любые символы госвласти – от телефонных и электростолбов до филиалов почты и госучреждений в собственных (sic!) населенных пунктах.

Когда ситуация начала окончательно выходить из под контроля, и толпы начали нападать на полицию, были вызваны снайперы. Дело кончилось 13-ю трупами наиболее резвых погромщиков и следственно комиссией. Вот уже 10 лет, в ходе трех войн и пары военных операций, все проявления солидарности арабов Израиля были гораздо более тихими.

Дмитрий Крылов, этнопсихолог:

Есть два ответа этот вопрос. Один, теоретический, из разряда как должно быть. Если бы русские не были бы в РФ дискриминированным народом, можно было бы говорить о восстановлении законности по отношению ко всем гражданам. Но требование остановить убийства, избиения, изнасилования и ограбления русских никаких шансов, на мой взгляд, не имеет. Власть глуха к этим требованиями именно потому, что положение русских в РФ узаконено как колониальное. Русские живут в стране, где им отведено место индусов в колониальной Индии, негров в колониальном Алжире, китайцев при манчжурской династии. Жизнь, здоровье и собственность колониальных народов ничем не защищена, они могут быть изъяты в любой момент теми, кто пользуется в колонии привилегиями. Все сделано для того, чтобы само понятие достоинство было колониальным народом забыто. Поэтому говорить о соблюдении закона, в том числе относительно Чечни, в этой колониальной системе смысла не имеет.

На вопрос о статусе Чечни и чеченцах, живущих в РФ есть и другой ответ. Механизмы гражданского общества это изначально механизмы самообороны групп людей. Русские как этническая группа сегодня остро нуждаются в таких механизмах. Чем их больше и чем они разнообразнее, тем ближе русские подвинутся к постановке вопроса о своем колониальном статусе. Неверно считать, что этнические общины, действующие по принципу абсолютной этнической солидарности это антитеза гражданскому обществу. Это одни и те же механизмы, на самом деле, и сводятся они к тому, что группа людей осознает себя и действуют, исходя из своих интересов. Всем становится понятно, что единственный путь отстоять свое место под солнцем - действовать абсолютно сплоченно. Изучение процессов деколонизации показывает, что именно этот путь с успехом прошли другие колониальные народы, перехватив у колонизаторов навыки действий в защиту своих групповых интересов, и в первую очередь навык мгновенной общей мобилизации. Путь этот небыстрый и непростой, потому что он подразумевает изменения гетерономного мировоззрения у миллионов людей, но другого пути выжить и разрешить обостряющиеся этнические конфликты не существует.

Виктор Милитарев, политолог, философ:

Чеченская проблема стала видна российскому обществу в 1992 году. Неожиданно выяснилось, что среди появившихся в нашей стране благодаря реформам бандитов есть наиболее дерзкие и отмороженные - чеченские бандиты. Одна из причин проигрыша Белого дома в 1993 году - уверенность значительной части нашего народа в том, что Руслан Хасбулатов этих бандитов крышует.

Вторая волна внимания к чеченской тематике возникла в 1994 году благодаря войне. Здесь очень показательна динамика настроений общества. Первые несколько лет наш народ верил демпропаганде и выступал против войны. Однако, по мере знакомства общества со зверствами боевиков общественное мнение круто переломилось.

В 2000 году Владимир Путин триумфально вступил в Кремль именно как человек, способный победить и разгромить боевиков и террористов. Однако, буквально через пару лет выяснилось, что победа одержана не в борьбе с боевиками и террористами, а в междоусобной борьбе чеченских кланов, к одном из которых примкнул Кремль во главе с Владимиром Путиным.

Тандем Путина с Кадыровым качественно изменил чеченскую проблему в России. Ощущая за собой постоянную поддержку Грозного, некоторая часть чеченской диаспоры в России, обнаглела и озверела. Что с этим делать, непонятно.

В рамках действующих конституции и законодательства просматривается только одно решение этой проблемы. Если суды и правоохранительные органы перестанут рассматривать чеченцев, как привилегированную группу лиц и будут судить по закону, игнорируя взятки, телефонные звонки и угрозы правозащитников из Грозного, ситуация быстро нормализуется. Чеченцы, в своей основной массе люди вполне разумные и, в хорошем смысле, даже, я бы сказал, разумно трусливые.

А уж парочка показательных процессов против бандитов и насильников, дополненная парочкой показательных процессов о коррупции и преступной приватизации, способны вернуть в русско-чеченские отношения дружбу народов брежневских времен.

Тарас Бурмистров, философ:

Проблема, на мой взгляд, прежде всего в нашем собственном начальстве, которое самоустранилось от всех проблем и движется по линии наименьшего сопротивления. Хотя и объективно здесь проблема очень трудна и остра, и даже если реально пытаться ее решать, всерьез и с нацеленностью на конкретный результат - все равно это огромная работа. Но она не ставится даже в виде желаемой задачи.

Очень сложно прежде всего технически разделить одних граждан РФ и других, формализовать различное отношение к ним (увы, в данном случае без этого не обойтись, потому что радикальные варианты с полным отрезанием Чечни вряд ли возможны из политических - и многих других - соображений).

К сожалению, я не вижу, как тут может что-то поменяться без вмешательства государства. Государственная машина работает против нас, против русских - ей так удобно и привычно. Видимо, это воспринимается как баланс сил. Точно так же, как саму Чечню в свое время удалось умиротворить за счет поддержки одних чеченских сил (тогда менее сильных и влиятельных) против других (реально обладающих властью) - так и сейчас, поддерживая чеченское меньшинство, власть у нас добивается большего спокойствия в русской среде - с ее точки зрения, это никогда не лишне. Эта картина сейчас, возможно, отчасти будет меняться, потому что в связи с экономическими трудностями общий протестный потенциал будет расти, а межэтническое разделение, с выделением привилегированной прослойки, имеет свои пределы. Чеченского губернатора в русской области вряд ли когда-нибудь поставят.

Что же касается статуса Чечни в составе России, то вряд ли тут есть смысл что-то менять - как говорится, не сделать бы хуже. Чеченизация конфликта, а затем и управления, в целом оправдала себя. В Чечне, конечно, должна быть чеченская местная власть, главное, чтобы она не распространялась на всю страну, которая все-таки называется Россия.

http://www.apn.ru/publications/article23032.htm>Агентство Политических Новостей.








Яндекс.Метрика