Меню сайта

Композитор Владимир Никитин: Современные ритмы меня совсем не увлекают

Композитор Владимир Никитин: Современные ритмы меня совсем не увлекают



Все мои песни связаны с историей. Одна из них – Дом на песке – посвящена погибшим ребятам с подводной лодки Курск. Другая – подвигу казаков Георгиевского поста, в честь которого проходят Липкинские поминовения. Она называется Про казачку казака.

Творчество автора-исполнителя Владимира Никитина во многом покажется необычным для тех, кто услышит его впервые. Будь то песня под гитару, хоровое произведение или поэтические строки автора.                  

Творчество автора-исполнителя Владимира Никитина во многом покажется необычным для тех, кто услышит его впервые. Будь то песня под гитару, хоровое произведение или поэтические строки автора. С недавнего времени в Новороссийске Владимир Борисович возглавил при Молодежном центре работу по духовно-нравственному воспитанию, и лучшую кандидатуру для этого вряд ли можно было найти.

Владимир Борисович, когда почувствовали себя творческой личностью?

Первые произведения появились у меня во время обучения в музыкальном училище. Из них самым первым стало сочинение для хора На родину тянется тучка, которое было написано на стихи Афанасия Фета. Меня всегда в творчестве подпитывала классика. Это относится как к музыке, так и к стихам. В музыкальном творчестве я равняюсь на двух композиторов – Чайковского и Рахманинова. Это в конечном счете и привело меня на дирижерско-хоровое отделение Ленинградской консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова.

В Союз композиторов не вступили?

Нет, как-то обошелся в жизни без этого. Хотя предлагали вступить. Особенно настойчиво звали в эту организацию во время моей работы в Астрахани. Там была такая продвинутая группа музыкантов, сторонников современных направлений в классической музыке. Они хотели, чтобы и я создавал авангардную музыку. Это стиль таких композиторов, как Альфред Шнитке, Софья Губайдулина.

Какие свои произведения считаете самыми значимыми?

В основном это серьезные вещи, созданные для хора. Например, поэма для хора, баса-солиста, камерного оркестра и колоколов Харши-Тархан на стихи Велимира Хлебникова. На стихи этого же поэта у меня написана кантата Хлебниково поле. Есть циклы на произведения Сергея Есенина и Александра Пушкина. Ряд моих духовных сочинений исполняется в Троицком соборе города Краснодара.

Что отнесли бы к понятию удачи в творчестве?

У нас в стране один раз в пять лет проходит Всероссийский конкурс исполнителей есенинской поэзии. На втором таком конкурсе в 2005 году мне удалось стать дипломантом и получить награду из рук председателя жюри Валерия Золотухина. Гала-концерт фестиваля был в деревне Константиново, на родине Есенина. Мне там доверили не только открыть концерт, но и исполнить три песни, аккомпанируя при этом себе на гармошке, на рояле и на гитаре.

Ваш любимый поэт?

На первое место я бы поставил Есенина. Его стихи лучше всего ложатся на музыку. У меня даже есть такое программное произведение на его стихи, которое я назвал Божья дудка.

Откуда родилось такое название?

Божья дудка – так себя называл сам поэт. У него есть такая строка: Я, как божья дудка, все отдаю людям. В Новороссийске это произведение еще не слышали, я думаю, что в будущем году оно прозвучит с одной из городских сцен.

Что в ваших произведениях первично – музыка или текст?


Я музыку сочиняю уже на готовые стихи. Это как некое озарение, которое должно родиться внутри тебя.

А если такого озарения нет?

Тогда создание песни откладывается или же стихи так и останутся стихами.

Известно, что несколько лет вы проработали в Кубанском казачьем хоре. Как вы там оказались?


Пригласил меня Виктор Захарченко, и на четыре с лишним года я свою судьбу связал с этим удивительным коллективом. Все время был хормейстером. Вместе с Кубанским хором я впервые посетил Новороссийск. Как-то, улучив момент, отправился побродить по городу, прошелся по набережной. И четко помню, что тогда у меня запала мысль – вот город, куда бы я хотел переехать жить. Спустя 10 лет это воплотилось в жизнь. Правда, к этому времени я из хора давно уже ушел. Дело в том, что в 2006 году в Краснодаре впервые в истории Кубани открыли семинарию. И там я создал хор, стал его регентом.

Что касается гастрольной жизни, которая спустя какое-то время изрядно надоедает, то наш Кубанский хор имеет просто фантастический успех и в стране, и за рубежом. Я не видел ни одного выступления, чтобы не было аншлага. А за границей, например, в Германии, там вообще паломничество на концерты хора.

Ваш любимый инструмент?

Фортепиано. Для создания произведения оно подходит лучше всего.

А Кубанский казачий хор исполнял ваши сочинения?


Да, их было несколько. Самое значительное – Гимн Кириллу и Мефодию на стихи поэта послепушкинской поры Михаила Розенгейма:

Слава вам, братья, славян просветители,
Церкви словенской святые отцы.
Слава вам, грамоты нашей учители,
Слава вам, грамоты нашей творцы.

Владимир Борисович, вы в Ленинград поехали учиться сравнительно молодым человеком, вам было чуть больше 20 лет. Как удалось в Питере, столице русского рока, не увлечься модными ритмами?

Я не ощущал в этой музыке потребности для себя. В ней не было того, что могло всколыхнуть мою душу. Современная музыка, ее ритмы меня совсем не увлекали. И я никогда не жалел, что удержал себя от такого влияния.

С чем связано создание ваших песен?

Источником для их создания становятся не обязательно классические поэтические тексты. Это могут быть и события, которые по-настоящему встревожили. Так, одна из песен – Храмы России – родилась прямо во время одной автобусной поездки. Представьте себе – на дворе ночь, поселок, который мы проезжаем, погрузился в темноту, ни одного огонька. И вдруг из-за поворота показывается православный храм, весь в лучах света. Это было похоже на маленькое чудо. И песня была мною написана там же, в автобусе.

Все мои песни связаны с историей. Одна из них – Дом на песке – посвящена погибшим ребятам с подводной лодки Курск. Другая – подвигу казаков Георгиевского поста, в честь которого проходят Липкинские поминовения. Она называется Про казачку казака.

Однажды я был в паломнической поездке и оказался в районе знаменитого Бутовского полигона, ныне это район Москвы, где в 1937 году ежедневно уничтожали от двухсот до шестисот человек. Для меня это место стало Голгофой России, и родилась песня Бутовский крест.

Как вы предполагаете оживить духовную жизнь в Новороссийске?

В первую очередь необходимо создать городской совет по духовно-нравственному воспитанию, куда войдут представители духовенства, интеллигенции, казачества, педагоги. В городе должны проводиться фестивали, конкурсы, праздники, которые затрагивали бы духовную сторону нашей жизни. Первый шаг уже сделан – организованы Покровские вечера, и они должны стать ежегодными.

Владимир Борисович, зачем вам как автору-исполнителю борода?


Она у меня уже долгие годы. На Руси всегда мужчины носили бороды, а женщины – косы. Я считаю, что женская коса – это некая связь с космосом. Может, из-за этого именно русский человек первым полетел в космос?!

Ваши концерты вас самого чем-то удивляют?


Однажды у меня было выступление перед аудиторией в 400 человек. И во время исполнения песни Дом на песке все, не сговариваясь, встали. Получилась своеобразная минута молчания. Это очень трогательно.

Насколько я знаю, у вас вышло несколько сборников стихов – К небесной горней высоте, Духовная поэзия. Сейчас что сочиняете?

Недавно издана еще одна моя книжка – Сказание о святом благоверном князе Дмитрии Донском и Куликовской битве. Подготовлено к печати Сказание о Петре и Февронии Муромских. В ближайших планах еще два сказания – о священной земле Новороссийской и о Бородинской битве и князе Михаиле Илларионовиче Кутузове.


Евгений ЛАПИН, газета http://novorab.ru/ArticleSection/Details/4258/1>Новороссийский рабочий.








Яндекс.Метрика