Меню сайта

Подводник Николай Мрыхин: Я - счастливый командир атомной подлодки

Подводник Николай Мрыхин: Я - счастливый командир атомной подлодки



Я не очень верю тому, что Курск затонул от столкновения. Вода – это особая среда. Вы возьмите попробуйте разбить два сырых яйца в емкости с водой.

Около десяти лет в Новороссийске существует краевая общественная организации ветеранов подводного флота, которую бессменно возглавляет капитан первого ранга Николай Мрыхин. В его офицерском багаже более 20 боевых походов.

- Свыше половины из них я провел в должности командира сначала дизельной подводной лодки, затем командира реактивного подводного катера стратегического назначения, а потом еще 8 лет возглавлял атомную подводную лодку проекта 623, - говорит Николай Иванович. - На подлодках прошел все офицерские стадии: командир боевой части, старший помощник и лишь затем командир.

Что сподвигло подводников города-героя объединиться?


В жизни у нас было много общего, часто собирались просто так повспоминать, излить душу, поднять настроение. В конце концов, когда общее число ветеранов достигло сотни, решили объединиться. Средний возраст ветеранов-подводников – свыше 60 лет. Последние годы пополнения практически нет. Самому молодому – 50 лет. Самому старшему – Аркадию Калинину - уже за 85 лет.

Вы командовали и дизельной ПЛ, и атомной ПЛ. Большая разница?

Огромная. Ведь каждый новый проект, каждое новое десятилетие означали качественный скачок в оборудовании подлодки, в ее вооружении. Если касаться чисто бытовых условий плавания, то дизельная подводная лодка мало приспособлена для комфортной жизни. Запас пресной воды – 5 тонн на 53 человека. На все про все (приготовление еды, стирка и прочее) выделялось по три литра в сутки. В личное распоряжение - 1-2 стакана воды.

А жилищные условия?

Условия были такие: на всех матросов имелось не более 10 коек, на которых спали по очереди, в зависимости от вахтенного расписания. Кроме того, торпедисты спали на торпедах, дизелисты – у дизелей. У офицеров, кроме одной командирской каюты, больше похожей на шкаф, было еще три офицерских, в которых офицеры спали тоже по очереди.

Жалобы были?


Практически нет, ведь на эту службу мужчины шли не из-под палки. Трудности в море воспринимали как должное. Кругом были люди, которые любили свою службу. Про себя говорили, что подводник – это не профессия. А состояние души.

Но это лодки 60-х годов. Сейчас ситуация, может, поменялась?


В прошлом году я был на дизельной подлодке Алроса, которая ремонтировалась у нас в бухте, и скажу, что жизненного пространства стало еще меньше. Ведь в прежний объем пришлось вместить новую технику, поступившую на вооружение. К тому же дизельную ПЛ можно было назвать еще и ныряющей, приходилось постоянно всплывать для подзарядки.

Вы сами как попали на подлодку?

Во-первых, я очень хотел служить именно на подлодке. На надводных кораблях чувствовал себя не совсем комфортно, как говорится, не в своей тарелке. Поэтому прибыв к месту службы на Северном флоте, я очень долго ждал своей очереди на берегу. Мне предлагали разные типы надводных кораблей – тральщик, противолодочный корабль, но я ни на что другое не соглашался. Ждал своей подлодки, даже когда уже закончились все деньги.

Были ли критические ситуации во время походов?


В этом плане я счастливый командир. Ни в одном из походов у меня на подводном корабле никаких чрезвычайных ситуаций не было.

Главная задача, которую вам ставило руководство?

Следить за подлодками вероятного противника. Как правило, это были американцы. У них, кстати, была сходная задача, поэтому в своих учениях мы многое разрабатывали друг на друге.

Кто в таких обнаружениях чаще выходил победителем?

К сожалению, нам американскую лодку обнаружить и следить за ней было гораздо труднее, чем им нашу. Шумность советских подлодок была на порядок выше, чем у противника. Шумы американской подлодки были слышны на расстоянии 15 кабельтовых, а они нас слышали на удалении до 100 и более кабельтовых.

Впрочем, столкновения лодок под водой были не так уж и редки. Бдительность на вахте порой терял не только наш Иван, но и их Джон. Но столкновение еще не означало гибель лодки. Как правило, лодка получала серьезную вмятину, которая не приводила к ее затоплению. Поэтому я не очень верю тому, что Курск затонул от столкновения. Вода – это особая среда. Вы возьмите попробуйте разбить два сырых яйца в емкости с водой. Не так-то это будет и легко.

Что считаете самым опасным для находящегося под водой экипажа?


Самое страшное – это пожар. Больше всего лодок и людей погибло как раз от пожаров. На второе место я бы поставил радиационную опасность. Больным местом на атомных подводных лодках являлась течь парогенераторов.

Что касается пожара, то на подводной лодке он развивается совсем по другому сценарию, чем на земле. В воздухе подводной лодки, кроме обычных составляющих – азота, кислорода - очень много примесей. Порой в проводившихся специальных исследованиях находили примеси еще 60 компонентов. Очевидцы рассказывали, что находясь в таком загрязненном воздухе, человек мог просто вспыхнуть, как факел. Увы, даже при эффективной борьбе с пожаром огонь перекидывался в соседние отсеки. К тому же высокое давление способствовало еще большему возгоранию. Самая большая неприятность была в том, что лодка заполнялась забортной водой из-за выгорания сальников. Так погибли, затонув, лодка К-8, Комсомолец, К-219.

Николай Иванович, художественные фильмы о подводных лодках смотрите?

Да, и если их покажут в День моряка-подводника, то посмотрю еще раз. Кстати, в одной из таких лент мне удалось сняться. Это довольно известный фильм Командир счастливой Щуки. В этой картине 1972 года рассказывали о подводных лодках Северного флота во время Великой Отечественной войны. В роли подводной лодки Щ-721 снялась подводная лодка типа С, где я тогда служил. Для правдивости лодка подверглась внешним изменениям – ей придали обводы времен войны. В фильме снимались многие известные актеры – Петр Вельяминов, Донатас Банионис, Евгений Евстигнеев, молодой Костя Райкин, для которого этот фильм стал кинодебютом. В основном съемки велись у причала. Лишь один раз лодка по сюжету вышла в Баренцево море. Сюжет фильма построен довольно прямолинейно, немного наивно, но смотрится до сих пор.

Сами в кадр попали?


Знаю, что меня снимали в нескольких сюжетах, но, увы, в окончательном варианте я себя не нашел, все вырезали.

Еще один фильм, который часто вспоминают, - это американская лента К-19. С технической точки зрения в ней изображено все, как было на самом деле. А вот с идеологической - имеются некоторые проколы. Например, эпизод, где замполит приковывает командира наручниками к трапу, далек от правды. Случись такое на действующей подлодке, то команда бы просто разорвала этого замполита. Авторитет командира непререкаем.

Бывали ли в период суровой службы забавные случаи?


Я вспоминаю рассказ одного бывшего командира о случае, произошедшем уже после войны.

Во время учений на Черном море подводная лодка ведет скрытый поиск цели. В один из моментов лодка всплывает, и на воздух разрешают подняться нескольким матросам. В это время происходит смена вахты и, как потом оказалось, один из матросов пробрался незамеченным. В это время наблюдатель видит самолет-разведчик и звучит команда Срочное погружение. Это значит, что за 30 секунд лодка должна уйти на 30-метровую глубину. После этого к командиру поступает доклад, что матроса Динмухамедова на лодке нет. Лодка всплывает на перископную глубину и начинается поиск матроса. Оказывается, он засиделся в палубном гальюне. А на выговор командира о том, что он нарушил скрытность, ответил: Никак нет. Когда надо мной пролетал самолет, то я нырял в воду.
Похоже на анекдот, но чего на службе не бывает.


Евгений ЛАПИН, газета http://novorab.ru/ArticleSection/Details/2411>Новоросийский рабочий.








Яндекс.Метрика